Коротко



 

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

Худруку не хватило общения

Андрей Огиевский покинул Воронежскую оперу

Скрипач и дирижер Андрей Огиевский ушел с должности художественного руководителя Воронежского театра оперы и балета с публичной критикой местных властей и своих подчиненных. Господин Огиевский возглавлял единственную в Черноземье оперу более двух лет и весь последний год, как он заявил „Ъ“, безуспешно пытался поговорить о проблемах театра с главой областного департамента культуры Эмилией Сухочевой, «блокировавшей» идеи худрука. Госпожа Сухочева об этом публично не отзывалась. Воронежские критики ставят в заслугу Андрю Огиевскому несколько масштабных проектов в театре, но отмечают, что он так и не смог сработаться с его труппой.


Москвич Андрей Огиевский с 12 марта «официально сложил с себя полномочия», сообщил сам худрук Воронежского театра оперы и балета. Свой уход он сопроводил подробным объяснением в Facebook, где посетовал на отсутствие на воронежской оперной сцене профессионального вокала и слаженного оркестра, а главное — на «категорическое несовпадение взглядов» с региональным департаментом культуры.

«Все спектакли, а не только новые постановки последних двух лет (именно столько работает в Воронеже господин Огиевский. — „Ъ“) должны соответствовать высоким стандартам профессионального мастерства. Зритель имеет право услышать оркестр, который играет чисто и слаженно, увидеть тщательно срежиссированное действие на сцене и получить удовольствие от профессионального, качественного вокала. Отсутствие этих составляющих привело к тому, что к моменту моего прихода в театр на некоторые оперные спектакли продавалось по два билета, — написал бывший худрук. —Мои попытки привести в порядок давно идущие и потерявшие качество спектакли встретили яростное сопротивление ведущих их дирижеров, административного руководства театра и культуры области. Мои идеи, направленные на популяризацию оперной музыки, были фактически блокированы. На оперный спектакль в среднем продается 70 билетов при вместимости зала 1070 мест, но при этом мне не удалось убедить областной департамент культуры в необходимости заполнить вакантную должность заместителя директора по работе со зрителем».

«В течение последнего года я ни разу не мог попасть на прием к руководителю департамента (Эмилии Сухочевой. — „Ъ“), она так и не нашла времени поговорить со мной, — сказал “Ъ” господин Огиевский. — Сейчас я возвращаюсь в Москву, но каких-либо детальных планов у меня нет. До последнего не планировал уходить и соломку себе не подстелил. Но сложившаяся ситуация вынуждает меня уйти с поста худрука. Это притом что я категорический противник каких-либо скандалов и считаю, что спокойным разговором можно добиться куда большего, чем какими-либо эпатажными выходками и выносом сора из избы». Контакты господина Огиевского пока по-прежнему указаны на сайте театра. Телефон Эмилии Сухочевой не отвечал. На недавней пресс-конференции она описывала театр как «хорошо себя зарекомендовавший в последние годы, заявивший о себе в России как в балетном, так и в оперном жанре».

Андрей Огиевский возглавил Воронежский театр оперы и балета в сентябре 2015 года, перед началом нового сезона. В 2017 году он инициировал проект «На оперу — в Воронеж!», тур выходного дня с посещением закулисья театра и одного из оперных спектаклей. За два с половиной года работы худрука в театре прошли три крупные премьеры — оперы «Дон Жуан» и «Родина электричества» (открытие Платоновфеста-2017) в режиссуре Михаила Бычкова, балет «Корсар».

Планы реконструкции требующего ремонта здания воронежской оперы пока остались на уровне эскизов. Первоначально к работам оценочной стоимостью 2 млрд руб. планировалось приступить в 2018 году, теперь власти рассчитывают получить федеральное финансирование на проект в 2019-2021 годах. В 2016 году в театре дважды разгорался конфликт труппы и руководства, гасить который приходилось известным деятелям культуры. Певцы заявляли о забастовке из-за увольнения коллеги и низкой зарплаты.

Воронежская опера финансируется преимущественно за счет областной казны, продажи билетов приносят меньше четверти доходов. По данным отчета юрлица театра за 2016 год (наиболее актуальные данные), его доходы составляют 176,5 млн руб. Из этой суммы субсидии из областной казны — 129,2 млн руб. Собственные доходы оперы, преимущественно от билетов, — 38,9 млн руб.

Возглавляющий общественный совет при департаменте культуры Воронежской области искусствовед и театральный критик Бронислав Табачников считает, что Андрей Огиевский «сделал много полезного для театра». «Он поднял уровень оркестровой игры, при нем музыканты оркестра стали играть чище и слаженнее. На его счету есть успешные постановки — «Дон Жуан» и «Корсар». Но за все время руководства Огиевскому не удалось найти контакта ни с одним подразделением театра, а любой спектакль — это коллективное творчество, — сказал господин Табачников. — Работа в театре, который находится в кризисном положении, требует от руководителя большего умения находить общий язык с разными гранями коллектива, как раз этих качеств господину Огиевскому и не хватило. Поэтому его перспективы на этой должности уже не просматривались».

Господин Табачников считает, что театру «нужен человек со стороны». Он рекомендует предложить освободившуюся должность Александру Анисимову, в 2017 году покинувшему пост главного дирижера Самарского академического театра оперы и балета. Господину Анисимову 70 лет, сейчас он продолжает работать главным дирижером Государственного академического симфонического оркестра Беларуси. «Серьезный профессионал, который не раз дирижировал в Воронеже», — сказал искусствовед. Связаться с господином Анисимовым не удалось.

Сергей Калашников, Александр Прытков


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

в регионе

черноземье онлайн

спецпроект

обсуждение