Коротко


Подробно

Фото: Игорь Чижов / Коммерсантъ   |  купить фото

Главе «Астэка» дали пять

Алексея Ерусланова приговорили к отбыванию срока в колонии общего режима

Энгельсский районный суд назначил президенту саратовской группы компаний «Астэк-С» Алексею Ерусланову, обвиненному в нападении на полицейских, наказание в виде пяти лет колонии общего режима. Суд счел доказанным, что в мае прошлого года господин Ерусланов ударил двоих вмешавшихся в его семейный конфликт сотрудников ДПС. Защита считает приговор незаконным и намерена обжаловать его.


Судья Елена Кулишова вынесла приговор президенту ГК «Астэк-С» Алексею Ерусланову. Председательствующая полностью согласилась с позицией гособвинения и назначила предпринимателю наказание в виде пяти лет лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима. Господину Ерусланову изменили меру пресечения с домашнего ареста на заключение под стражу, дожидаться вступления приговора в силу он будет в следственном изоляторе.

„Ъ“ писал, что Алексея Ерусланова обвиняли в применении насилия в отношении представителей власти. Согласно тексту обвинения, в мае прошлого года он ехал на своем автомобиле из Энгельса в сторону Саратова. Проезжая мимо села Шумейка, он остановил машину неподалеку от поста ДПС и принялся выяснять отношения с супругой. Подошедшие к ссорящейся паре полицейские Антон Баженов и Дмитрий Широков заметили, что водитель пьян. Они потребовали предъявить документы. Вместо этого, как считает следствие, господин Ерусланов нецензурно выругался в адрес полицейских, затем ударил одного сотрудника полиции головой в лицо, а второго — ногой по ноге. Бизнесмена задержали, ему предъявили обвинение по ч. 2 ст. 318 УК РФ и поместили его под стражу. В октябре прошлого года в связи с наличием у господина Ерусланова онкологического заболевания меру пресечения смягчили на домашний арест.

На суде господин Ерусланов говорил, что не согласен с позицией обвинения. Он утверждал, что сотрудники ДПС первыми ударили его, надели наручники и отказывались снимать их несколько часов, несмотря на заявления предпринимателя о том, что он болен и не может находиться без движения, скованный спецсредствами.

Прения по уголовному делу завершились чуть менее месяца назад. Гособвинитель Вячеслав Беляков просил отнести к отягчающим обстоятельствам факт нахождения Алексея Ерусланова в момент конфликта с полицией в состоянии алкогольного опьянения. Господин Беляков заметил, что считает, что исправление господина Ерусланова невозможно без изоляции от общества, так как бизнесмен не признал вину и отказался от дачи показаний. Однако в день, когда должен был быть вынесен приговор, судья возобновила судебное следствие в связи с тем, что ряд показаний подсудимого не были выслушаны.

На суде Ерусланов утверждал, что потерпевшие Дмитрий Широков и Антон Баженов несколько раз меняли свои показания. Он обращал внимание на то, что кровь Дмитрия Широкова обнаружили только на ботинке Алексея Ерусланова, тогда как кровь предпринимателя — на одежде обоих потерпевших, что должно было доказывать то, что именно полицейские превысили полномочия. Кроме того, по его словам, в суд были предоставлены записи лишь с трех из двенадцати имевшихся в распоряжении полиции камер видеонаблюдения, а запись, как утверждает защита, была смонтирована. Агрессию в отношении сотрудников полиции подсудимый объяснил эмоциональным состоянием.

Вчера, выступая с «последним словом», подсудимый отметил, что считает отношение суда и правоохранительных органов к своей персоне предвзятым в связи с его прошлым. «Я дружил с Игорем Чикуновым (лидер саратовской преступной группы „Чикуновские”, убит в числе 11 человек при налете неизвестных на офис фирмы „Гроза“ в ноябре 1995 года, преступление не раскрыто. — „Ъ“) и никогда этого не скрывал. Я имел кличку Профессор, которую дали за умение думать. Тогда было такое время. Судить меня сейчас за ту дружбу — выше понимания… Когда меня задержали, написали, что взят „последний из чикуновских“», — сказал подсудимый.

Адвокат господина Ерусланова Александр Курохтин говорит, что защита намерена обжаловать вынесенный вчера приговор. «Приговор не соответствует установленным на судебном заседании обстоятельствам. Очень много доказательств, которые мы представляли, не были приняты, потому что тогда Алексея Ерусланова нужно было бы оправдать», — сказал „Ъ“ господин Курохтин. Он также назвал «беспрецедентным случаем» факт назначения наказания, связанного с отбыванием в колонии, при наличии заболевания (онкология), исключающего отбывание. «В деле есть два медицинских заключения, свидетельствующих о наличии тяжелого заболевания, но суд о них в приговоре ни слова не сказал», — отметил адвокат.

Гособвинитель Вячеслав Беляков отказался от комментариев.

Сергей Петунин


Коммерсантъ (Саратов) от 13.03.2018
Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение