Коротко


Подробно

«Идет необоснованная травля квалифицированных врачей»

Сергей Измалков о дисбалансе медицинских кадров и давлении на врачей

Президент общественной организации «Самарская областная ассоциация врачей», доктор медицинских наук, профессор Сергей Измалков рассказал, почему при действующих медицинских вузах в регионе сохраняется дефицит медицинских кадров, как оказывается давление на квалифицированных врачей и чего стоил рост зарплат медработников.


– Как вы считаете, есть ли у нас в регионе дефицит квалифицированных кадров? Если да, почему он складывается?

- У нас есть определенный дисбаланс. Врачей хватает, по количеству выпускаемых врачей в регионе, в стране в целом дефицита нет. Но есть серьезные перекосы, дисбаланс между, например, стационаром и поликлиникой, между городом и селом. Все хотят идти работать в крупный стационар, крупными специалистами. А первичное звено остается без кадров. Эту проблему должен был решить процесс аккредитации, когда закрыли интернатуру и всех выпускников отправили на три первичных года в поликлинике.

При этом молодой врач после вузовской скамьи - еще не квалифицированный специалист, чтобы сделать его квалифицированным, должно пройти определенное время, он должен наработать опыт, клиническое мышление, научиться врачевать. А что касается квалифицированных кадров, я бы сказал, что сейчас идет необоснованная травля квалифицированных врачей.

- Что вы имеете в виду?

– Я только что вернулся из Уфы, где был Координационный совет подразделений Национальной медицинской палаты по Приволжскому федеральному округу. Там было озвучено, что на сегодняшний день в стране ведется 2,5 тыс. уголовных дел на врачей. Это цифра, сопоставимая с количеством врачей, работающих в системе здравоохранения Астраханской или Пензенской областей. Сегодня врач, приходя на работу, не уверен, что в случае осложнения его не отдадут под суд. В итоге мы теряем кадры, потому что не создаются условия, чтобы квалифицированный врач работал в спокойной обстановке. Нам нужно вернуть чистоту белого халата, потому что среди врачей не больше злодеев, чем в других отраслях. Работать в медицине и не совершать ошибки невозможно, это такая специальность. И нельзя осуждать врача за возникшее осложнение, потому что он спас до этого тысячу больных и после этого тысячи жизней спасет.

– Бытует мнение, что значительная часть нагрузки на врачей – бумажная работа, которая отнимает врача у пациента. Что это, требование времени или требование бюрократической системы?

– Это действительно так, и это не требование времени. Врач сегодня весь в бумагах, в поликлинике на приеме он не видит больного, не поднимет глаза от бумаг, потому что нужно заполнить очень много учетных форм. И это, конечно, неправильно. Нужно увеличивать объем цифровой документации в здравоохранении, шире внедрять электронный документооборот. У нас есть примеры: электронные истории болезни, электронная запись на прием, и за этим будущее. Но пока мы заполняем электронную форму истории болезни и тут же пишем бумажную форму, дублируем ее, что не совсем правильно. Время заставит бумажную форму уйти в прошлое. Тогда у врача будет больше времени заниматься непосредственной работой.

- Декларируемые цифры говорят о том, что регион соблюдает дорожную карту по росту зарплат. Насколько эти цифры соответствуют реальному положению вещей?

- Майские указы Владимира Владимировича Путина были направлены во благо, чтобы врач получал большую зарплату. Ожидалось, что следующим шагом будут выделены деньги на финансирование этой программы. Но министерство финансов ушло в сторону от этой проблемы, и решать ее заставили регионы. Главным врачам пришлось оптимизировать расходы, доплачивать врачам за счет внутренних ресурсов больницы, а эти ресурсы весьма ограничены, больница должна работать, покупать расходные материалы. И главные врачи находятся в очень тяжелом положении, они выполняют дорожную карту, но выполняют кошмарной ценой, в ужасном напряжении. Это уменьшает резервные возможности лечебного учреждения, потому что деньги, которые могли пойти на развитие лечебного процесса, идут на зарплаты сотрудникам.

Леонид Рошаль (президент Национальной медицинской палаты. — „Ъ-Волга“), комментируя эту ситуацию, высказался, что в ближайшее время ситуация улучшится, потому что у него был разговор на эту тему с президентом, и было обещано, что в ближайшее время в бюджет будет заложена эта строка расходов. Дотации будут производиться не за счет внутренних резервов больницы, а за счет отдельной строки бюджета.

– Как вы оцениваете новую систему – закрытие интернатуры? А также систему аккредитации, пришедшую на смену сертификации?

– Интернатуры нет первый год. Я думаю, что это зря, в будущем станет понятно, что это было неправильно. Это форма работы, которая позволяла врачу с дипломом получить клинический опыт. Он вроде бы врач, но пока ни за что не отвечает. И при хорошем наставнике он мог получить должный опыт. Теперь выпускники вузов сразу приходят в поликлиники. Думали, что это решит проблему первичного звена, но проблема не решилась. Сейчас выпускники делают все, чтобы пойти на небольшое количество мест, дающих на обучение ординатуру сразу. Вплоть до того, что выпускники уходят из специальности.

Процесс аккредитации пришел на смену сертификации. Сейчас у врачей действуют сертификаты, с 2016 года поэтапно вводится аккредитация, пока для выпускников вузов. В первый год – стоматологи и провизоры, в том году уже все выпускники. Ответственность за процесс аккредитации возложена на профессиональные медицинские некоммерческие организации. У нас в регионе этим занимается Самарская областная ассоциация врачей. Мы собирали комиссию из 180 человек, и комиссия, поработав очень напряженно, аккредитовала более 1300 выпускников. Поэтапно будут аккредитовываться выпускники ординатуры, а потом и практикующие врачи, у которых заканчивается действие сертификата. Но тогда, придя на работу после аккредитации, врач останется один на один с пациентом. Сейчас за действия врача отвечает главный врач, медучреждение. А после аккредитации врач будет сам отвечать за свои ошибки, и работать в этой системе станет невозможно, не будучи членом профессиональной организации, чтобы иметь правовую защиту.

Беседовала Елена Вавина


Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение