Коротко


Подробно

Фото: ТАСС

Узбекистан и Таджикистан подписались дружить

Визит Шавката Мирзиёева в Душанбе поставил точку в самых болезненных вопросах

Две соседние страны в Средней Азии сегодня подошли к финальной черте в налаживании до этого очень непростых двухсторонних отношений. Президенты Узбекистана и Таджикистана — Шавкат Мирзиёев и Эмомали Рахмон сегодня подписали 27 документов, разрешающих практически все спорные вопросы. Теперь граждане двух стран смогут ездить к другу без виз, силовые ведомства — вместе бороться с преступностью, пограничники откроют все существующие автомобильные пункты пропуска и завершат процесс делимитации отдельных участков. Отдельно стоит отметить договоренность, пока не закрепленную на бумаге — относительно Рогунской ГЭС.


Сегодня президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, наконец, отправился с двухдневным визитом в Душанбе, подготовка к которому велась еще с прошлого года. Повестка, которую собирались обсуждать главы соседних стран, заранее стала известна таджикским журналистам, поэтому большой интриги не получилось. Как и анонсировали СМИ со ссылкой на источники в правительстве Таджикистана, стороны договорились о снятии визового режима для поездок в соседнюю страну менее чем на месяц, об открытии новых пунктов пограничного пропуска, о сотрудничестве вокруг Фархадской ГЭС. Всего же президенты поставили подписи на 27 документах, регламентирующих, кроме всего прочего, сотрудничество в военной сфере и сфере борьбы с преступностью, а также касающихся торговли и туризма.

«Достигнутые сегодня исторические договоренности имеют огромное значение не только для наших народов, но и для всего региона»,— заявил Шавкат Мирзиёев.



Оба президента также отметили, что «нерешенных вопросов не осталось»,— сообщила пресс-служба господина Мирзиёева.

Такие слова можно было бы счесть преувеличением, если бы не упоминание о Рогунской ГЭС, появившееся в обращении Эмомали Рахмона к своему гостю. Напомним, что до этого Душанбе и Ташкент, несмотря на планомерное налаживание отношений, старались не касаться этого вопроса как наиболее болезненного. Рогунская ГЭС на протяжении многих лет вызывала протест Ташкента из-за того, что ее запуск значительно сократит объем воды в реке Амударья, которая течет из Таджикистана в Узбекистан. При этом орошение полей — очень важный вопрос для Узбекистана, который строит свою экономику на экспорте хлопка — очень влаголюбивой сельскохозяйственной культуры. Впрочем, в настоящее время посевы хлопка планомерно сокращаются в пользу плодоовощных культур.

«Мы искренне приветствуем поддержку Узбекистана в вопросе развития гидроэнергетических сооружений в Таджикистане, в том числе Рогунской ГЭС,— сказал на этот раз господин Рахмон.— Пользуясь возможностью, хотел бы отметить, что я неоднократно с самых высоких трибун, в том числе ООН, а также в своих посланиях парламенту страны заявлял о том, что Таджикистан не создавал проблем для соседей в части водопользования и не собирается делать этого в будущем. Мы никогда и никоим образом не оставим своих соседей без воды». О стремлении Узбекистана к сотрудничеству в этом вопросе говорится и в совместном обращении президентов, опубликованном на сайте таджикского МИДа. «Узбекская сторона выразила готовность всесторонне рассмотреть возможность участия в строительстве гидроэнергетических сооружений в Республике Таджикистан, в том числе Рогунской ГЭС»,— говорится в документе.

Впрочем, в узбекских СМИ о договоренностях относительно Рогунской ГЭС не говорится ничего. На сайте МИД Узбекистана информации о визите президента Мирзиёева в Душанбе нет вовсе.

Последняя опубликованная речь главы государства — это поздравление жительниц республики с Международным женским днем. В названиях подписанных документов Рогунская ГЭС также не упоминается.

Директор узбекского негосударственного центра «Билим карвони» Фарход Толипов в беседе с “Ъ” обратил внимание, что позиция «несопротивления» была выражена Ташкентом еще осенью 2016 года, когда Душанбе после долгой заморозки продолжил строительство Рогунской плотины. «Мне известно, что узбекские специалисты тогда тоже были приглашены на стройплощадку, чтобы оценить реальные риски,— сказал господин Толипов.— Однако конкретных договоренностей в этом вопросе стоит еще подождать — за время первого визита президента нельзя объять необъятное».

Российский эксперт, руководитель отдела Средней Азии Института стран СНГ Андрей Грозин однако считает, что словесная договоренность насчет Рогунской ГЭС есть между Шавкатом Мирзиёевым и Эмомали Рахмоном уже сейчас. «Сомнительно, чтобы МИД Таджикистана публиковал такого рода текст (с упоминанием готовности Ташкента сотрудничать в строительстве электростанции.— “Ъ”), не имея отмашки от Мирзиёева. Это похоронило бы весь процесс налаживания отношений». Кроме того господин Грозин напомнил, что «около двух недель назад центральноазиатские эксперты стали говорить, что Узбекистан может войти в проект (Рогунской ГЭС.— “Ъ”) капиталами», хотя еще месяц назад такие предположения не озвучивались. Однако говорить в таком случае можно не столько об изменении позиции Ташкента, сколько об изменении позиции Душанбе, отметил Андрей Грозин. «Таджикистан не собирался пускать узбеков в проект, который стал для страны практически национальной идеей, и делиться с ними дивидендами,— сказал он.— Но в ходе сегодняшних переговоров стороны могли прийти к согласию, что теперь Узбекистан сам станет выгодополучателем от строительства электростанции».

При этом негативных последствий строительства Рогунской ГЭС для Узбекистана, по мнению господина Грозина, полностью избежать не получится. Узбекские фермеры действительно будут вынуждены обходиться меньшим количеством воды, что потребует в значительной мере перестроить производство сельскохозяйственной продукции.

Кирилл Кривошеев


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение