Коротко


Подробно

Новые книги

Выбор Игоря Гулина

 



Джейсон На пути в Компостелу


Норвежец, живущий во Франции и выпускающий книги под псевдонимом Джейсон (на самом деле его зовут Йон Арне Сетерей),— один из самых обаятельных авторов современных европейских комиксов. В России он не слишком известен, хотя пару лет назад уже выходил графический роман "Я убил Адольфа Гитлера". Почти два десятка книг Джейсона объединяют несколько вещей. Во-первых, их персонажи — антропоморфные собаки, коты и птички, молчаливые, немного анорексичные, нарочито условные и одновременно жалостливые: как если бы диснеевских зверушек рисовал Джакометти. Во-вторых, его истории представляют собой коллаж из поп-культурных штампов, в них действуют гангстеры, оборотни, вампиры, мушкетеры, призраки, путешественники во времени. В-третьих, этот парад клише служит странной цели: вопреки приключенческому антуражу Джейсон всегда рассказывает про сокрушительное одиночество, невозможность перемены и едва заметные проблески надежды, утекающее сквозь пальцы тепло встречи.

Все это стоит знать, прежде чем браться за его последнюю книгу. В ней Джейсон резко меняет жанр и рассчитывает на удивление от этой перемены. Хотя герои тут по-прежнему выглядят как говорящие собаки, "На пути в Компостелу" — автобиографическое повествование без каких-либо фантастических происшествий. Более того — вообще без происшествий. Автору исполняется 50 лет. Чтобы отметить это событие, он решает отправиться в месячное паломничество в Сантьяго-де-Компостела. Каждый год этот маршрут в Северной Испании проходят тысячи людей со всего мира. Среди них не только католики — основную массу составляют люди разных конфессий и взглядов, которых объединяет желание найти духовный путь вместе с другими. У Джейсона это, разумеется, получается плохо. Он невротик и меланхолик, атеист, социофоб. Ему легче разговаривать с воображаемыми собеседниками, чем с живыми попутчиками, представлять себя киногероем, чем восхищаться окружающей красотой, посмеиваться над нелепостью положения, чем радоваться новому опыту. Он пытается преодолеть себя, но выходит не крутой поворот, а скорее легкое трение.

Несмотря на жанр книги-паломничества, "На пути в Компостелу" не история обращения, встречи с Богом или с другими людьми, обретения истинного себя. Все это слишком большие и оттого малоубедительные вещи. Они работают так же плохо, как машины времени или инопланетные корабли из прошлых его комиксов. Единственный действительно доступный опыт — пара слов от человека, идущего навстречу, слабый ненадежный просвет в облаках. Именно в этой малости награды паломничество Джейсона похоже на приключения его старых героев.

Издательство Бумкнига Перевод Максим Трудов


Борис Колоницкий #1917: Семнадцать очерков по истории российской революции


Небольшая книга петербургского историка Бориса Колоницкого оказалась немного в тени других изданий, отмечающих столетие событий 1917 года. В отличие от большинства своих коллег, Колоницкий не предлагает новую версию истории русской революции. Он ставит возможность такого большого нарратива под вопрос, отказывается от "истории как романа" в пользу небольших очерков. Для авторов, описывающих 17-й год как освободительный триумф или народную трагедию — как движение к уже известной нам цели, сюжеты, интересующие Колоницкого, обычно остаются в тени. Его очерки посвящены разного рода двусмысленностям, подвисаниям, неочевидным причинам известных событий. Он размораживает застывшие образы и понятия, возвращает их к неопределенности, присущей любому сегодняшнему моменту (оттого в его книге — почти газетный тон). Колоницкий рассказывает, как адмирал Колчак создавал себе репутацию революционного командующего и представлялся наследником лейтенанта Шмидта. Как правые консервативные политики поддерживали большевиков, видя в них оппозицию антинародному правительству Керенского. Какую роль в подготовке революционной ситуации играла шпиономания, владевшая умами большой части российской публики. Как Советы формировали из самых разных слоев новый класс политических активистов, для которых революционное брожение превращалось в огромную карьерную возможность. Как воспринимался разгон Учредительного собрания: если в дальнейшие годы его представляли то как решительный момент установления диктатуры пролетариата, то как конец русской демократии, для большинства современников он был малозначимым эпизодом борьбы внутри социалистического лагеря. Если пытаться все же найти в этой книге сквозную идею, она такова: за историческими событиями, в которых впоследствии видят фатальный поворот, результат воли личности, коллектива, класса или народа, стоит хаотическое движение самых разных сил, не поддающийся стройному пересказу хаос современности.

Издательство Европейского университета


Бьерн Берге Исчезнувшие страны. 1840-1970


Еще один норвежец, Бьерн Берге — не профессиональный историк, он архитектор, а также филателист. Его книга устроена сама как путеводитель по коллекции марок. Главный объект интереса Берге — марки исчезнувших, недолго существовавших стран, своего рода эксцессов всемирной истории — государств, появлявшихся в результате военных и дипломатических авантюр, приключений неудачливых завоевателей, распада мировых держав, столкновения разных систем и обычаев. Каждой из 50 стран-героинь посвящен маленький экскурс. В центре его — марка. Вокруг — воспоминания современников, мнения историков, цитаты из художественной литературы (в ход идет вся приключенческая классика), а также рецепты (кулинария — еще одно из увлечений Берга). Начинается книга Королевством обеих Сицилий, нищенской страной под управлением монархов-сибаритов, павшей в ходе восстания Гарибальди, заканчивается — рядом постколониальных микрогосударств Азии и Африки. Посредине — пиратский форт Либерталия рядом с Мадагаскаром, колония британских каторжников на Земле Ван-Димена на юге от Австралии, деникинский Юг России и так далее. Берге пишет не историю, а истории — курьезные, трагические, поучительные. Удовольствие от его книги — как перебирание забавных артефактов, собственно, как и с марками.

Издательство Текст Перевод Евгения Воробьева


Тор Хэнсон Триумф семян


Тор Хэнсон — известный американский биолог и научный журналист, автор пяти книг, из которых "Триумф семян" — самая успешная. О чем она — легко догадаться: семена — основа нашего существования. Без них не было бы ни известной нам планеты, ни всей нашей цивилизации — еды, одежды, кофе, наркотиков, топлива. Земля — мир семян, но так было не всегда. Хэнсон рассказывает, как семенное размножение растений оказалось настолько эффективным, что вытеснило на глубокую периферию хвощи с плаунами, и одновременно — как вместе с семенами росло и менялось человечество. Его книга написана по всем канонам американского научпопа. Повествование переключается с природы на культуру и обратно. Изложение научных теорий перемежается шутками и умеренно интимными деталями из биографии автора. Теория эволюции соседствует с голливудскими фильмами и политикой из новостей, экскурсы из древней истории — с повседневными привычками среднего жителя современности. При действительно увлекательном материале книга эта может немного раздражать своим слишком уж нарочитым заигрыванием с читателем. Но если любить сам жанр, "Триумф семян" — отличный его образец.

Издательство Альпина нон-фикшн Перевод Николай Майсурян и Анна Олефир


Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение