Коротко


Подробно

Фото: Игорь Черников / Коммерсантъ   |  купить фото

180 миллионов уплыли с «Волготанкера»

Кредиторы пароходства не утвердили отчет управляющего из-за расхождений

Кредиторы банкротящегося «Волготанкера» не досчитались 179 млн руб. в последнем отчете конкурсного управляющего Виталия Шемигона о расходовании средств. И хотя сам господин Шемигон называет это «технической ошибкой», эксперты считают, что она может подорвать доверие кредиторов к управляющему и затормозить анонсированную процедуру замещения активов компании.


21 февраля на собрании кредиторов банкротящегося ОАО «Волжское нефтеналивное пароходство „Волготанкер“» конкурсный управляющий представил отчет о своей деятельности, который был отклонен кредиторами в связи с расхождениями на сумму более 179 млн руб. «Отложить рассмотрение первого вопроса повестки дня для представления конкурсным управляющим письменных пояснений по расхождению расходования денежных средств ООО „Волжское нефтеналивное пароходство Волготанкер“ на сумму 179 120, 79 тыс. руб.», — решили кредиторы.

• ОАО «Волжское нефтеналивное пароходство „Волготанкер“» зарегистрировано в Самаре в 1992 году. По данным «СПАРК-Интерфакс», 73,85% акций предприятия принадлежат ЗАО «Тринфико», еще 20% контролирует Росимущество. Выручка компании в 2016 году составила 209,5 млн руб., чистая прибыль — 97,6 млн руб. Баланс активов предприятия по результатам 2016 года — 1,032 млрд руб. К началу 2000‑х годов «Волготанкер» был крупнейшим нефтеналивным пароходством в центральной части России с флотом из 353 судов общей грузоподъемностью более 1,2 млн тонн. До 2000 года пароходство принадлежало структурам ЮКОСа, однако впоследствии неоднократно меняло собственников.

Банкротство «Волготанкера» инициировала в 2007 году Федеральная налоговая служба, в марте 2008‑го начато конкурсное производство. При введении процедуры наблюдения задолженность перед ФНС составляла 3,3 млрд руб. К 2011 году, по данным «СПАРК-Интерфакс», кредиторская задолженность выросла до 6,02 млрд руб. По информации из протокола собрания кредиторов в апреле 2015 года, долг снизился до 1,3 млрд руб.

Изначально руководил банкротством Александр Волжанин, в феврале 2014 года его сменил член московского НП «СРО НАУ „Дело“» Виталий Шемигон. Новый управляющий начал погашать долги компании, так что в 2014–2017 годах «Волготанкер» выплатил кредиторам 1,563 млрд руб., в том числе основному кредитору ФНС России — 1,540 млрд руб. Окончательно рассчитаться с кредиторами в компании планируют до 30 сентября 2019 года.

В январе этого года кредиторы «Волготанкера» проголосовали за введение на предприятии процедуры замещения активов. Как прогнозировал „Ъ“, компании-преемнику, которая должна быть создана в рамках процедуры, перейдут не только недвижимость и флот пароходства, но и длинные нефтяные контракты с «Роснефтью», которые в 2017 году заключила «дочка» самарской компании из Уфы — ЗАО «СК „БашВолготанкер“».

Как сообщила пресс-служба ВТ, в оплату уставного капитала создаваемого юрлица должно быть внесено имущество пароходства: 40 единиц флота различного типа и назначения и 99,9% акций дочернего предприятия из Уфы ЗАО «СК „БашВолготанкер“ (БашВТ). Оценить стоимость имущества в компании планируют до 1 мая 2018 года. В этот же срок будут подготовлены учредительные документы организации, процедуру регистрации планируют запустить в июне.

По последним данным, в реестре кредиторов компании значатся ФНС России, самарское ЗАО «Нефте­флот» и ООО «ПКП „Танкер-Сервис“» из Астрахани. Узнать их мнение о расхождении не удалось — никто из кредиторов не ответил на вопросы редакции. В «Волготанкере» также не стали обсуждать эту тему.

Виталий Шемигон уверяет, что «потерянные» в отчете 179 млн руб. — «техническая ошибка», которая будет исправлена и не повлияет на начало процедуры замещения активов. Подробности, как возникло расхождение, управляющий не раскрывает.

О том, что расхождение носит формальный порядок, говорит и источник „Ъ“, близкий к кредиторам. «Судя по всему, это техническая ошибка в отчете конкурсного управляющего, который был отправлен в Федеральную налоговую службу», — сказал собеседник издания.

Однако эксперты потерю почти 180 млн руб. называют «странной» и прогнозируют, что она может сказаться на дальнейшей судьбе пароходства. Адвокат Дмитрий Натариус считает, что обнаруженное расхождение может оказаться казусом вроде арифметической ошибки, но может и открывать какие-то скрытые процессы. «Реакция будет соответствующей. Либо это будет заявление в правоохранительные органы по подозрению в хищении или каких-то неправомерных действий, либо это арифметическая ошибка и она будет просто исправлена. Это знак, что кредиторы на этом основании могут обжаловать действия управляющего и подать жалобу в арбитражный суд либо в следственные органы», — сказал Дмитрий Натариус.

Директор трастовой компании «Технология управления» Алексей Ульянин отмечает масштаб «технической ошибки», 179 млн руб. — это почти 18% баланса компании. «Очевидно, что это очень серьезная цифра. Это должно быть наплевательское отношение управляющего к своей работе и процедуре, если он может допустить такую ошибку, а потом спокойно признать ее технической. Либо это какой-то умышленный маневр, злоупотребление. Но слишком явный, грубый, прослеживаемый по документам», — рассказал господин Ульянин.

Он также отметил, что проверка работы управляющего, устранение расхождения могут повлиять на процедуру замещения, которая, вероятно, будет отодвинута до устранения расхождения. «Очевидно, что сумма в 180 млн руб. влияет на любые финансовые показатели компании-банкрота и на ход процедуры замещения активов. Понятно, что пока ситуация не разрешится, процедура не будет начата», — считает эксперт.

Елена Вавина


Коммерсантъ (Самара) от 02.03.2018
Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение