Коротко


Подробно

Рынок требует роста

«Алексеевский» намерен сохранять позиции, развиваться и расширяться дальше

ГУСП Совхоз «Алексеевский» (Башкортостан) по итогам минувшего года вошел в топ 11 ведущих тепличных хозяйств России по мощности производства — 15 тыс.т (по данным исследовательской компании «Технологии Роста»). За два последних года здесь построили 5 га высоких теплиц. Директор совхоза Рамзил Низаметдинов рассказывает о намерении хозяйства сохранить долю в рынке овощей закрытого грунта и развиваться, расширяться дальше: «Мы стремимся к максимальной урожайности с квадратного метра. Самая главная задача — должна быть хорошая экономика. Можно 10 га теплиц иметь, а можно всего 5 га, и один и тот же урожай получить. Мы в пятерке хозяйств, «традиционных тепличников», которые занимаются овощным бизнесом не один десяток лет. А среди новых крупных тепличных комбинатов, которые недавно созданы — сейчас в России появилось много таких теплиц, строят и в Тюмени, и в Поволжье, в Ставрополе, в Краснодаре, Белгороде — занимаем по мощности 10-11 место в России. Мощность — это возможность получить тот урожай с 1 кв. м, который необходимо».


Рамзил Низаметдинов, директор ГУСП Совхоз «Алексеевский»

Рамзил Низаметдинов, директор ГУСП Совхоз «Алексеевский»

— Рамзил Равилович, а сегодня какая получается урожайность?

— Разная — в зависимости от культуры: есть огурец, опыляемый пчелами, который в России очень мало выращивается, томаты разных сортов, баклажаны, салатные линии, ягоды. Есть открытый грунт, где мы в больших объемах — по 10 тыс. тонн в год (увеличивая каждый год на 2,5 тонн) выращиваем картофель, свеклу столовую, капусту, морковь. В этом году планируем получить 18 тыс тонн овощей закрытого грунта. Культур с досветкой у нас 10%, там мы собираем суперурожаи по 120 кг с кв. м. В основном у нас так называемые высокие теплицы, но есть и низкие, поэтому по хозяйству средний урожай томатов 40 кг с кв м, а огурцов — 50 кг. Это неплохо — показатель прибыльности, рентабельности хозяйства, но стремимся и дальше повышать урожайность.

— Тепличная отрасль в прошлом году оставалась одним из самых доходных сегментов сельского хозяйства со средней рентабельностью 20%. Благодаря чему?

— Во-первых, продуктовое эмбарго мешало западным производителям заходить на российский рынок овощей закрытого грунта. Правда, они на него все равно попадают теми или иными путями, продукция присутствует, но ее гораздо меньше, чем до 2014 года. Так что бизнес российских производителей ставал прибыльным, привлекательным, мы неплохо заработали при хорошей рентабельности.

Тепличная отрасль с 2008-го поднимается, потому что государство стало оказывать поддержку комбинатам в виде субсидий на возмещение части процентной ставки, а с 2015-го компенсировать часть прямых понесенных затрат на строительство и модернизацию тепличных комплексов в размере 20%. Благодаря этому мы многое построили. Возмещение прямых понесенных затрат при строительстве — это очень хороший метод поддержки, если ставим задачу обеспечить население свежими овощами круглый год.

Основу ГУСП Совхоза «Алексеевский», существующего с 1975 года, составляет тепличный комбинат площадью 43,2 га. Ежегодный объем производства 15,1 тыс. т овощей и 1,5 млн штук зеленых культур в горшочках. Одно из интенсивно развивающихся направлений многопрофильного хозяйства — молочное животноводство. Поголовье крупного рогатого скота составляет более 3 тыс. голов голштино-фризской породы скот, мощность собственного цеха переработки молока — 20 т в сутки. Общий объем реализации за 2016 год — 1,6 млрд рублей, в том числе защищенный грунт — 0,9 млрд рублей, растениеводство открытого грунта — 0,1 млрд рублей, животноводство — 0,34 млрд рублей.

Дикий рынок


— Строительство теплиц и производство овощей закрытого грунта у нас должно вестись планово и пора его лимитировать. Сейчас тепличная отрасль в России строится хаотично, бесконтрольно. Если мы так продолжим и дальше, то в итоге лет через пять можем столкнуться в секторе с перепроизводством по ряду культур. В первую очередь правительство, минсельхоз должны лимитировать строительство теплиц для того, чтоб сохранить существующие предприятия. Об этом далее нельзя молчать, поскольку это приводит к падению доходности.

К сожалению, и поставка овощей сегодня часто происходит стихийно, невозможно рассчитать наличие на рынке тех или иных объемов в ожидаемые сроки. Иран взял и в конце декабря вывалил в Россию свои огурцы в невероятных объемах, обвалил цены. Никто этого не ожидал, не планировал. Если цена была 150 рублей за кг, то стала 50 рублей за 1 кг. Мы много потеряли за эти 15 дней: когда ваши теплицы собирают в день сотни тонн огурцов и отправляют на рынок, где рухнула цена, это серьезный удар по экономике предприятия.

Поэтому наши аграрии не получили ту доходность, на которую рассчитывали. Это, конечно, очень сильный удар. В первую очередь, рынок должен быть управляемым.

В этом плане нам должен быть интересен опыт западной Европы, где в Германии, Франции, да в других странах все агропроизводство давно лимитировано. Известно, сколько коров должно быть и сколько с каждой нужно получить молока, сколько теплиц строить и сколько овощей в них выращивать. И если фермер производит излишки, то он платит штраф за перепроизводство. У нас этого механизма, к сожалению, нет. Чтобы сохранить действующих производителей, и мы должны иметь гарантии реализации, лимитированные сроки, объемы поставок продукции на рынок. Сегодня у нас рынок аграрной продукции абсолютно дикий. Вся Россия по-бешеному строит теплицы, наращивая производство овощей, да еще и заграница завозит, в итоге мы начинаем друг друга теснить. Поскольку, привлеченные условиями поддержки отрасли и вдохновленные будущими прибылями, в отрасль пошли инвесторы, готовые застраивать по 50 га, по 100 га теплиц. Это люди, которые в этом бизнесе ранее и не присутствовали и не понимают, как дальше пойдут дела. Очень рискованная ситуация, так через какое-то время можем и кучу бюджетных, банковских денег потерять, и существующие предприятия. Если агропроизводитель будет банкрот, как он возвратит инвестиции? Нужно учитывать, что будет в сегменте через три года, через 5 лет. Если мы начнем падать ниже себестоимости, ни один тепличный бизнес не выживет.

Продать на рынке можно все, главное — по какой цене. У производителя для того, чтоб он дальше существовал и развивался, должна быть цена, обеспечивающая нормальную рентабельность. Запад не от хорошей жизни пришел к регулируемого производству в АПК. Иначе мы можем потерять товаропроизводителя.

— Как можно лимитировать бизнес? Как договариваться государству с инвесторами?

— Я думаю, это легко можно регулировать. На Западе это прошли раньше и методы давным-давно отработаны. Весь мир так живет и сельское хозяйство так ведет. И нам пора. Не резко я сказал?

— Вам известно мнение других руководителей?

— Те тепличные хозяйства, которые имеют большой опыт в рынке и знают, что к чему, на 100% согласны со мной.

— По огурцам в России уже выделились ряд профицитных регионов.

— По темпам увеличения производства и расширению своей доли на рынке действительно лидирует огурец. В общем объеме выращиваемых тепличных овощей он уже занимает 66%. В структуре производства «Алексеевского» на этот вид овощей приходится 65%, поставляем огурцы в 10 российских городов-миллионников.

— Будете ли вы менять в связи с ситуацией на рынке по огурцу структуру севооборота?

— Мы уже меняем, рынок требует этого. В этом году посадили у себя в теплицах совершенно другие культуры, в марте начинаем собирать новый урожай, предлагать нашим покупателям сладкий болгарский перец, например, это редкая культура для России. Будут и баклажаны, которые пользуются большим спросом, и разные салатные культуры, увеличиваем под них площади. Томаты занимают сейчас в нашей овощной линейке 25%, я думаю, стоит довести долю этой культуры до 30% — и достаточно.

— С томатом еще не такая история как с огурцом. Отечественного не хватает закрыть потребности потребителей.

— Своего-то не хватает, но мы учитываем, что очень много на рынке импортного томата, поэтому и вывозится сегодня достаточно этого вида овощей за пределы России. Логистируется он хорошо: транспортировка, хранение и лежкость помидора сегодня очень хорошая: за 20 дней с ним по дороге от теплицы к потребителю ничего не случится, а огурец такой срок хранения и транспортировки не выдерживает.

— Как, полагаете, будет выглядеть ситуация на рынках в этом году?

— Мы уже ощущаем, что в среднем цена на огурцы и томаты будет еще ниже, чем в прошлом году, примерно на 20-25 рублей за кг. Я не говорю о перепроизводстве, но рынок будет насыщен. Такая цена обусловлена еще и низкой платежеспособностью потребителей. Новые проекты продолжат реализовывать и в среднесрочной перспективе: рынку еще есть куда развиваться. К тому же ни одному сегменту агробизнеса не оказывается такая господдержка, как тепличному овощеводству.

— Удастся сохранить хорошую рентабельность?

— Рентабельность зависит от многих показателей: энергоносители занимают порядка 30% от себестоимости кг овощей (тариф электроэнергии в каждом регионе разный), заработная плата — примерно 20%. Тут все у каждого свое, кто как настроил бизнес, чтобы держать на высоком уровне урожайность. Понятно, что с рентабельностью ниже 20% работать нельзя.

— Почему?

— Учитывая то, что рынок нестабильный, есть сезон активный — зимний, есть неактивный — лето, с рентабельностью меньше 20% могут быть кассовые разрывы.

— Один из рисков — низкий потребительский спрос?

— Я наблюдаю не по овощам, самый точный барометр покупательской способности — молоко и молочная продукция. Потому что, понятно, хлеб и молоко будут покупать всегда, как бы людям ни было тяжело. Продажи молочной продукции «Алексеевского» остались без изменений, здесь мы не упали и не сократили объемы. Падение спроса происходит на более дорогие и не столь необходимые каждый день продукты. И по овощам снижение есть и в зимний период, и летом. Правда, потребление картофеля, наоборот, выросло.

Больше света


— Еще несколько лет назад оборудование, технологии для современных технологичных теплиц в Россию привозили с Запада, своего ничего не было. А сейчас?

— Сегодня мы, наверное, на 100% можем построить теплицы только с помощью российских производителей: несущие конструкции, стекло, системы капельного полива, поддержания микроклимата. Только шторы, которые мы применяем для экономии тепла и ограничения света в России еще не производят. А все остальное мы можем у себя найти, включая оборудование для досветки. Минимум денег стоит против импортного.

В этих вопросах мы стали независимы. При реализации проекта овощей закрытого грунта теперь не нужно ехать в Голландию, или куда-то еще, чтобы закупать оборудование или стройматериалы.

В советские времена, в 70-е годы, в «Алексеевском» построили 30 га теплиц. Но время идет и требует новых технологий. В последние годы мы, когда пошла программа правительства по субсидированию строительства теплиц, начали развиваться очень активно и быстро. Все последнее время мы строили и далее будем строить. В этом году прирастем еще на пять га высокотехнологичных современных теплиц.

— Есть у вас в планах расширение площадей под светокультурами?

— Каждый год увеличиваем площади под светокультурами. Все новые теплицы обязательно должны быть с досветкой.

— Это оправданные расходы? Урожайность возрастает?

— Строительство одного гектара тепличного комбината обходится от 100 млн руб. до 150 млн руб., с использованием светокультуры — от 180 млн руб. до 230 млн руб. Это правильные подходы. Башкирия — не Ставрополь и не Краснодар. Нам нужны лампы, чтобы круглый год иметь томаты, перцы, баклажаны, огурцы. В тепличных комбинатах с применением технологий светокультуры получают свыше 120 кг/м2 огурца, а томатов — более 80 кг/м2. Я уже сказал, в этом году начинаем строительство 5 га теплиц — полностью на досветке. А с 2019-го года — строительство 16-ти гектар высоких теплиц со светокультурами. Там будем увеличивать площади салатов, перцев, баклажанов.

— Для светокультуры важна стоимость энергоносителей. Как планируете решать этот вопрос, чтобы в себестоимости снижать долю энергоносителей?

— Во-первых, мы должны таким образом проектировать и эксплуатировать наши теплицы, подбирать технологии, чтобы обеспечить максимальную сохранность тепла и применение солнечного света. Во-вторых, энерготарифы в разных регионах разные, тут один путь —договариваться с энергосетями.

Мы от сетей запитаны, своего энергоисточника нет. И я не считаю, что с ним было бы лучше.

С газо-поршневыми установками тоже не так все просто в этой отрасли, как кажется поначалу. Установка прекрасно служит вашему бизнесу, пока она новая. А по истечении нескольких лет оборудование будет изнашиваться, себестоимость производимой ею электроэнергии обязательно будет дорожать.

Нет биржи — создай


— Как у вас выстраивается логистика? Возите далеко, а продукция все-таки скоропорт.

— Мы своей техники не имеем, работаем со многими логистическими компаниями, возим по всей стране. В Уфе у нас более 30 фирменных магазинов.

— Какое расстояние для вас является предельным — дальше не повезете?

— Двигаемся в радиусе 2000 км. Через день отправляем овощи в Москву, например, в Тюмень, Екатеринбург, Челябинск.

— Договариваетесь напрямую с сетями?

— Работаем как на бирже. Каждый день смотрим: какие цены на те или иные овощи на рынках России, сравниваем заявки от покупателей, кто даст больше — тому и везем.

В республике работаем с местными сетями. А с федеральными не сотрудничаем: они очень много требований и условий выдвигают местным производителям, а ответственности у них никакой. Есть задержки по оплате. Есть условия 100% возврата в случае непродажи. Это для нас неприемлемо.

— В других городах федералы уже задавили почти все региональные сети, вы будете вынуждены реализовать через них.

— У нас другие планы. Мы сейчас совместно с Союзом овощеводов «Теплицы России» рассматриваем возможность создания овощной биржи и, может быть, к концу года у нас это получится. Хотим продавать овощи именно на бирже, чтобы не связываться с розничными сетями, и чтобы они покупали именно на бирже.

— Это будет биржа онлайн, наподобие зернового рынка?

— Совершенно верно. Она бы у нас сняла многие проблемы: оперативности, прозрачности.

Там будут заявляться со своей ценой и продавцы, и покупатели: и чья цена победит.

Овощной рынок до какой-то степени остается диким. Он сырой, как и многие аграрные рынки.

Нужно лимитировать производителей овощей, систематизировать торговлю через биржу. Тогда, я думаю, и в России рынок овощей будет стабильный, без резких колебаний и совершенно правильный — вполне как европейский. Один Минсельхоз не сможет все эти вещи отработать. Наш союз «Теплицы России» готов помочь.

Ягоды с молоком


— Ваш совхоз уникален своей многопрофильностью. В какой пропорции будете развивать сектора в перспективе? Будете ли здесь что-то смещать, трансформировать с учетом ситуации на рынках?

— Доля овощей закрытого грунта в выручке «Алексеевского» сегодня лидирует, порядка 70%. В перспективе удельный вес овощей в выручке не должен превышать 50%, а для этого нужно наращивать другие направления производства, например, молочное производство, переработку. Мы и свой завод имеем, и своих коров, и свои земли.

— То есть на молоко ставку делаете?

— Обязательно.

— Почему? По молоку импортозамещение в стране оказалось провальным по итогам минувшего года. Все подросло, а по молоку такого не получилось. Вас это не смущает?

— Действительно, в России как не хватало молока-сырья, так и не хватает. Но последние полгода сложилась парадоксальная ситуация: закупочные цены на сырое молоко падают. В то время, как розничные цены остаются на уровне прошлого года. Я думаю, что проблема снижения стоимости сырого молока имеет временный характер, из-за того, что в молочном секторе идет активная подготовка к введению с 1 июля ветеринарного освидетельствования производства молока. В моем понимании, те бизнес-круги, которые очень хорошо зарабатывали на переработке и производстве молочных продуктов путем использования сухого молока и растительных жиров предпринимают последний скачок производства продукции. Они пытаются до июля максимально произвести и реализовать свои молочные продукты, которые производятся из сухого молока и растительных жиров. Не нужно им закупать у хозяйств сырое молоко! Максимум средств спешат бросить на суррогаты. Я внутри отрасли, и понимаю ситуацию только так. Мне кажется, падение цены на сырье только с этим связано.

Никакого перепроизводства сырого молока у нас нет, наоборот. Я горячо поддерживаю введение ветеринарного освидетельствования производства молока, если оно действительно заработает. Будет поставлена препона молочным фальсификатам на молочный рынок, все на нем встанет на свои места. Я вообще бы предложил отменить всякие молочные продукты, сырные продукты, это все нужно прекратить. Никаких техусловий не нужно разрабатывать. 10 лет назад мы не могли накормить страну нормальным натуральным молоком, сыром и маслом, а сегодня Россия способна на это. Уже нет необходимости производить и продавать всякого рода молочноподобные жидкости. Игроки хорошо знают, кто производит растительные жиры, заменители молока. Их вообще нельзя допускать на рынок и пора прекратить сертифицировать. Тогда все встанет на свои места.

— И все же непонятно: вы продолжите развивать молочное животноводство, хотя там рентабельность гораздо ниже, чем на овощах. Что определяет такое решение? Не лучше ли было в линейке продуктов Алексеевского расширять овощи?

— Мы государственное предприятие и должны учитывать социальные обязательства. Республика в свое время создала совхоз именно под Уфой, чтобы мы кормили миллионный город качественным и свежими продуктами. У нас молочный бизнес сложен по замкнутому циклу: мы имеем свои земли, свои корма, своих коров, свой молочный завод, свои магазины.

Мы не зависим от цены молока-сырья, у нас свой ценовой механизм, своя себестоимость — гораздо ниже среднеотраслевой. Учитывая эту цепочку всех возможностей, наша рентабельность на молочной продукции на полках магазинов достигает 40%. И в республиканскую сеть отдаем. Как же нам не развивать эту отрасль? Конечно, будем развивать, расширять молочно-товарную ферму, увеличивать ассортимент на молочном заводе.

— Но вы для чего-то еще печете хлеб и выращиваете ягоды. Кроме вас некому хлеб печь в Уфе? Или тут тоже традиции играют роль?

— Действительно, была давняя традиция, свое зерно, своя мельница — очень хорошая итальянская, с промывкой зерна. Своя пекарня с современным оборудованием. Мы на большое производство хлебобулочных изделий не ориентируемся, обеспечиваем свои торговые точки свежим хлебом — не более.

— Ягоды — новая модная тема закрытого грунта, насколько это маржинальная позиция?

— Тут мы сильно не расширяемся. Выращиваем только небольшое количество, которое Уфа у нас просит. Держим 2000 кв.м. площади для ягод. Глубоко в ягоды не пойдем.

— У вас инвестор республиканский бюджет или есть иные источники?

— Учредитель совхоза один — правительство республики Башкортостан. Но мы бесплатных денег не берем, все они заемные и возвратные. Сейчас разные формы финансовых механизмов предлагаются в рынке. В том числе и государственно-частного партнерства. Мы рассматриваем сейчас такие варианты совместно с правительством нашей республики.

Людмила Колбина

Комментировать

Наглядно

в регионе