Коротко


Подробно

2

Фото: Gendarmeria Nacional

«Все купленное мною было упаковано в восемь, а не 12 чемоданов»

Разыскиваемый за контрабанду наркотиков утверждает, что его груз отправили в посольство, а не в школу

Предполагаемый организатор наркотрафика из Аргентины Андрей Ковальчук, объявленный в международный розыск, утверждает, что он хотел отправить в Россию не 12, а восемь чемоданов, в которых, по его версии, находился кофе, а не кокаин. Заочно обвиняемый заявил корреспонденту “Ъ” Владиславу Трифонову по телефону, что на его чемодан был похож только один из изъятых полицией.


— Где вы сейчас находись?

— Я не хочу подробно отвечать на этот вопрос. Скажем так, я в Европе.

— Какую вы занимали должность, когда работали в дипломатических структурах? Вас называют и техническим работником и сотрудником службы безопасности…

Предполагаемый организатор наркотрафика Андрей Ковальчук

— Не буду отвечать и на этот и другие вопросы, связанные с моей работой, так как это не имеет никакого отношения к истории, в которую я оказался втянут.

— Хорошо. Тогда давайте перейдем к истории с кокаином, как и где вы его приобрели?

— Я не покупал никаких наркотиков, включая кокаин… Примерно в июле 2015 года я приехал в Буэнос-Айрес, чтобы купить большую партию ямайского кофе.

Одна часть была по €270 за килограмм, а так как больше в магазине не было, я докупил уже по €415 за килограмм. В общей сложности я купил 270 кг кофе, который, понятно, я намеревался затем продать. Потом, по совету своего хорошего знакомого Николая Шелепова, это офицер службы безопасности российского посольства в Аргентине, я поехал в Уругвай и там прикупил несколько фигурок из местного материала. Не знаю его названия, он такого зеленого и розового цвета, из него делают лошадей, пингвинов. Они достаточно дорогие по $10–15 тыс., но даже в Буэнос-Айресе они продаются уже в два-три раза дороже, и я считал, что смогу хорошо заработать и на них. Была еще мелочовка.

— Сколько в итоге весил груз?

— Весь мой груз весил 270 кг, а никак не 360 кило (по версии следствия, в чемоданах находилось 360 кг наркотиков.— “Ъ”), как мне сейчас приписывают.

Еще, кстати, одна крупная нестыковка — все купленное мною было упаковано в восемь чемоданов. Они были такого зелено-коричневого цвета.

Поэтому, когда я увидел на фото в интернете чемоданы, которые мне приписывают, я был ошеломлен: во-первых, их оказалось больше, а во-вторых, лишь один из них был похож на тот, который я упаковывал, а остальные — нет.



— А сколько стоил ваш груз?

— Тысяч восемьдесят-девяносто, если в долларах.

— Но разве возможно доказать, что вы действительно покупали кофе, статуэтки, как говорите, а не кокаин?

— Отчего нет? Есть чеки на эти покупки, я также надеюсь на записи видеокамер. Я уже созвонился с отелем «Пулитцер», он расположен в Буэнос-Айресе на улице Майпу, 907, где я останавливался. Мне сказали, что записи с камер у них хранятся пять лет. Если в гостинице не обманывают, то мне легко доказать, что чемоданов было именно восемь, и потом их Прокопыч, я так Шелепова называл, увез их на своей машине. Увез в посольство, а не в школу, где нашли чемоданы. Я это знаю, так как Прокопыч мне об этом сам сказал: мол, все нормально, довез, «как будет возможность, заберешь». Это было примерно 21–22 июля. У Прокопыча контракт заканчивался в феврале, и я спокойно улетел, думая, что никаких проблем с отправкой у меня не будет. Но он поссорился с послом и внезапно для меня, в августе, уже не работал в посольстве. И у меня все застопорилось с отправкой. Тем более мне говорили, что необходимо личное присутствие, а у меня не складывалось с поездками в Буэнос-Айрес. Я в 2016 году там был всего два раза: в феврале приезжал на футбольный матч «Динамо»—МВД Аргентины (в это время сборная общества «Динамо» принимала участие в совместном спортивно-культурном празднике, который получил неформальное название «Российско-аргентинская Динамиада».— “Ъ”) и потом был в ноябре. Но отправить ничего не удавалось. Был даже вариант отправить чемоданы с военным бортом, который летел из Уругвая, но тоже в итоге сорвалось.

— То есть бывший завхоз посольства Али Абянов, который проходит по уголовному, вам в хранении груза не помогал?

— Нет, конечно. Нас познакомил Виктор Викторович (посол РФ в Аргентине Виктор Коронелли.— “Ъ”). Он сказал мне: вот хороший парень, по-испански чешет, если что надо, он тебе поможет. Мы сдружились, когда эти чемоданы давно уже лежали в посольстве. Но Али же работал до апреля 2016 года, а потом контракт закончился и на его место пришел уже другой человек — Игорь Рогов, с которым я и начал опять договариваться об отправке. На место Шелепова, где-то в январе 2016 года, пришел Олег Воробьев, он в Перу до этого работал. Мы с ним выпили как раз после динамовского матча, вроде подружились даже, но с грузом ничего и не выходило: как лежал, так и лежал, до тех пор пока уже в 2017 году мне не удалось его наконец отправить в Москву.

В этот момент собеседник “Ъ” сказал, что опасается за свою безопасность, поэтому переедет в другое место, и мы сможем поговорить позже. Однако после этого телефон господина Ковальчука оказался недоступен. Его адвокат Владимир Жеребенков сказал “Ъ”, что груз был отправлен в Москву на борту самолета частной авиакомпании и оплачен его доверителем. Защитник полагает, что господина Ковальчука подставили, «подменив купленные им предметы». Отметим, что следственный департамент МВД заочно обвиняет господина Ковальчука в организации контрабанды наркотиков. По ходатайству следствия он был заочно арестован и объявлен в международный розыск.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение