Коротко


Подробно

2

Фото: Алексей Тарханов / Коммерсантъ

Мне нравится копаться в моторе

Жером де Витт, DeWitt

Наш давний знакомый Жером де Витт, создатель одноименной марки часов, собиратель редких часовых станков, потомок Наполеона I и царского министра Сергея Витте, впервые появился на SIHH на выставке "независимых". Золотой стенд DeWitt заметно выделялся на фоне минималистических декораций его соседей по Carre des Horlogers. Впрочем, это и понятно, он был придуман для показа на Парижской биеннале в сентябре прошлого года.

— Рад видеть вас здесь, на SIHH. В сентябре на Биеннале вы говорили, что больше не заинтересованы в профессиональных часовых салонах?

— Так оно и есть, но Женевский салон — совсем другое дело. Это особенная ярмарка, на которой все продумано для творцов, часовщиков. В дни SIHH весь город живет часами. И гораздо лучше выставляться здесь, в Palexpo, вместе с другими марками, потому что все очень заняты — у гостей нет времени выехать в город на презентацию даже на 15 минут. Но все, кто пришел на SIHH — а это главные часовые журналисты, самые солидные клиенты, владельцы больших сетей,— вас увидят. И я сказал себе: здесь надо быть представленным, мои вещи этого заслуживают, надо их показать.

— Вы привезли совершенно новую модель DeWitt Academia Endless Drive. Новую и единственную.

— Мы решили немного изменить стратегию DeWitt. Вы помните, что мы делали много разных моделей, мы были щедры на выдумку, но в конце концов решили, что лучше выбирать одну важную концептуальную вещь, чтобы она запоминалась. Так мы сделали на Биеннале с Academia Mathematical, так мы сделали и в Женеве — с Academia Endless Drive.

— У нее достаточно необычный циферблат — с двумя счетчиками, разделенными вертикальным архимедовым винтом.

— Мы начали работать с бесконечными винтами. Они мне напоминают карданный вал автомобиля, который передает усилие к колесам. Вы же знаете, что я большой любитель антикварных автомобилей. Это уже интересное дополнение к механизму, и к тому же позволяет сделать симметричный, спокойный циферблат. Что значит "спокойный"? Минималистичный, дизайнерский, графичный, но — я надеюсь, вы это понимаете — не скучный. Ни в коем случае не скучный.

— В то же время это вполне узнаваемые часы DeWitt. Нынешние Endless Drive останутся единственным вариантом?

— Я сохранил особый тип корпуса Academia с "имперскими колоннами" по бокам. Но в то же время добавил современности, соединив каучук и золото. У меня есть пять проектов, которые последуют за этой моей разработкой. Нынешняя Academia Endless Drive — это базовая модель с мануфактурным механизмом. Все — от механизма до циферблата — сделано у нас. Я люблю приводить такие цифры: на рынке 600 часовых брендов, но только 18 из них способны производить собственные механизмы и лишь 4 — собственные циферблаты. Делайте выводы!

— Сколько часов вы намерены производить?

— Сейчас мы делаем примерно 200 сложных часов в год. Если добавится новая модель — это связано с заказами,— производство может дойти до 1000 часов. Начальная стоимость часов DeWitt примерно 40 тыс. швейцарских франков, дальше зависит от модели.

DeWitt Academia Endless Drive

— Вы перевезли в Женеву свою золотую комнату, которую сделали для Парижской биеннале.

— Это работа моего друга, известного французского художника Даниэля Урдэ. Вы, возможно, помните, два года назад он делал на парижском мосту Искусств напротив Лувра выставку, состоящую из 20 гигантских статуй. Так вот, он предложил сделать стенд для моей марки. Он использовал пчелок с императорского герба, золото и букву "W". В зависимости от света стенд меняется, если вы смотрите анфас, пчелки черные, вы меняете угол зрения — и они золотые. На Биеннале люди так и ходили вокруг, а один из посетителей даже спросил: "Этот стенд продается?". Он хотел его купить.

— Значит, вашу золотую комнату можно будет привезти и в Базель?

— Нет, в Базель я больше не поеду. Он очень изменился — и к худшему. Там стало гораздо меньше участников-часовщиков, тех, кто думает о развитии часового искусства, о науке, о красоте. Там слишком много продавцов деталей, материалов и технологий, и они ужасно назойливы. Мы приезжаем туда продавать, а не покупать. В Женеве совершенно иная публика. Я не хочу быть маркетологом, я хочу быть созидателем. Мне нравится копаться в моторе, разбираться в механике, чинить то, что не работает. И я люблю делать вещи, которые бы меня поражали, чтобы было трудно, чтобы не получалось, а потом вдруг механизм начинал бы работать так, как ты хотел с самого начала. Ради этой секунды ничего не жаль.

Беседовал Алексей Тарханов


Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение