Коротко


Подробно

5

Фото: Алексей Тарханов / Коммерсантъ

У Старых Гренадеров

Музей Patek Philippe

Алексей Тарханов


Вы не поверите, но в Женеве, самом часовом кантоне Швейцарии, нет государственного часового музея. Вернее, он был, но его дважды ограбили — в 2001-м и в 2002-м, большую часть украденного так и не нашли. С тех пор его не открывали. А если и откроют, то, думаю, не скоро. Он больше не нужен.

Дело в том, что в 2001 году в Женеве появился Musee Patek Philippe, и не скоро найдется такой государственный музей, который сможет с ним соперничать. Великие часовые марки сейчас заводят себе архивы и музеи. Польза имиджу, материал для временных выставок, подсказки для современных дизайнеров. Но пожалуй, Музей Patek Philippe был создан не только для того, чтобы способствовать славе и продажам. Понятно, что в частной марке (а Patek Philippe, с 1932 года принадлежащая семье Стерн, остается одной из немногих независимых часовых марок мира) трудно отделить личное от общественного, но с самого начала речь не шла о "корпоративной" коллекции. Это была личная инициатива и личная забава главы марки Филиппа Стерна, который унаследовал страсть к коллекционированию от своего отца Анри Стерна и передал ее своему сыну Тьерри Стерну.

"Я начал собирать эту коллекцию в 1964 году,— говорит Филипп Стерн.— У меня было три критерия. Первый — качество вещи и качество механизма. Второй — историческая ценность технических новшеств. Третьим критерием была эстетика. К тому же благодаря нашим архивам мы могли понять, какой знаменитой исторической фигуре принадлежала та или иная вещь".

Стерн рассказывает, как годами его удачные покупки накапливались в сейфах старинного здания Patek Philippe на Рю-дю-Рон и как время от времени он вынимал свои сокровища, раскладывал на столе и рассматривал. А однажды решил: почему бы не открыть музей? Ведь в собрании были не только шедевры Patek Philippe, но и замечательные часы других часовщиков и марок.

Тем временем Patek Philippe переехала в новые здания в женевском пригороде План-лез-Уат. И корпуса старинной фабрики, где с 1975 года располагались Ateliers Reunis de Patek Philippe, освободились. Здание, расположенное на улице Старых Гренадеров (есть в Женеве такая улица и такая организация), и стало музеем часов, причем хоть и личным, но общедоступным. Его создавали как независимую от Patek Philippe структуру со своей дирекцией, своими экскурсоводами и кураторами. О том, что это все-таки частный музей, напоминает только запрет фотографировать экспонаты.

Фото: Алексей Тарханов, Коммерсантъ

Трудно себе представить ценность музея, в котором представлены самые дорогие на Земле часы самой дорогой марки. Именно Patek Philippe сейчас принадлежит большинство аукционных рекордов. Например, здесь до продажи на Sotheby's 11 ноября 2014 года за $21,3 млн хранились самые дорогие на свете часы — Graves Supercomplication. Они принадлежали катарскому шейху Сауду бен Мухаммеду аль-Тани.

Когда музей открылся, в нем было 1,5 тыс. коллекционных часов. И собрание, похоже, удвоилось. Новый директор Musee Patek Philippe Питер Фрисс, не только историк часов, поработавший в германских и американских музеях (в том числе и в Paul Getty Museum), но и часовой мастер по первому образованию, говорит, что в коллекции сегодня 3 тыс. часов и механизмов, к которым надо прибавить и 8 тыс. единиц библиотечного хранения.

По его словам, музей принимает почти 50 тыс. посетителей в год. И главная его особенность, за которую Филипп Стерн был награжден в 2011 году специальным призом жюри Grand Prix d'Horlogerie de Geneve,— интерес не только к собственной марке, но и ко всему, что делалось в часовом искусстве до 1839 года, когда Антоний Патек и Франсуа Чапек основали марку, к которой потом присоединился Жан-Адриен Филипп.

Фото: Алексей Тарханов, Коммерсантъ

Конечно, есть некоторая наивная прямота, с которой в музее пять веков существования часового механизма делятся на две эпохи: праисторическую и историческую — вместе с появлением Patek Philippe.

"Мы видим через эти часы эволюцию моды, техники, мы видим, как изменился мир",— говорит Филипп Стерн, осматривая свои владения — часы, музыкальные шкатулки, веера с часами, автоматоны с двигающимися фигурками-жакемарами, бегающих по столу механических мышек и модные в XIX веке часовые пистолеты, в которых надо было взвести и спустить курок, чтобы выскочившая из дула птичка исполнила несколько нот. Он счастлив поделиться со всеми удовольствием от своей коллекции, но всегда добавляет: "Я хочу, чтобы музей оставался собственностью семьи. Это не дар государству! Государство никогда нас не поддерживало".

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение