!--AdFox START-->

Коротко


Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

В сделках с ЦБ нет привилегий

Надежды кредиторов вернуть 15 млрд рублей Татфондбанку не оправдались

Среди предбанкротных сделок Банка России и Татфондбанка, направленных на вывод средств мегарегулятора из кредитной организации, лишь малая часть (менее 1% от общей суммы) является сделками с предпочтением. К такому выводу пришло Агентство по страхованию вкладов (АСВ), являющееся конкурсным управляющим по банкротству банка. Теперь надежды кредиторов вернуть в конкурсную массу 15 млрд руб. средств ЦБ, скорее всего, не оправдаются.


ЦБ вернул на счет Татфондбанка 35 млн руб., которые списал 14 декабря 2016 года, за день до того, как ввел в банке временную администрацию. Эту сделку АСВ как конкурсный управляющий банка в рамках банкротства сочло сделкой с предпочтением и добился ее разворота в суде. Такое решение дало надежду кредиторам банка на возврат в конкурсную массу средств, ушедших в четвертом квартале 2016 года из Татфондбанка в ЦБ. До последнего времени АСВ заявляло, что выявление и оспаривание подобных сделок продолжается.

Но, как стало известно „Ъ“, анализ закончен. В АСВ сообщили: «В настоящее время все сделки Татфондбанка с Банком России, имеющие признаки предпочтительного удовлетворения требований кредиторов, уже проанализированы. В конкурсную массу Банком России было возвращено 58 млн руб., иных разбирательств между конкурсным управляющим Татфондбанка и Банком России не ведется, новых требований к ЦБ по данным основаниям к подаче не планируется». При этом, по оценкам Союза пострадавших клиентов Татфондбанка и Интехбанка, общий объем подобных сделок мог достигать 15 млрд руб. Согласно отчетности за четвертый квартал 2016 года, Татфондбанк снизил заложенность перед ЦБ с 18 млрд почти до 3,07 млрд руб., говорится в одном из писем союза в АСВ. Представители союза обращались в суд с иском о побуждении к действию конкурсного управляющего, но суд им отказал (см. „Ъ“ от 20 февраля).

С точки зрения АСВ, сделки Татфондбанка с ЦБ укладываются в обычную хозяйственную деятельность. «Резкое снижение общего объема задолженности Татфондбанка перед Банком России в четвертом квартале 2016 года связано с исполнением сторонами обязательств по договору репо на общую сумму 10,5 млрд руб. и кредитам на общую сумму 4,9 млрд руб., — отмечают в АСВ. — Расчеты по сделкам репо осуществлялись на организованном рынке ценных бумаг по стандартным установленным правилам, сами сделки не содержат предусмотренных законодательством о банкротстве признаков недействительности, погашение кредитов было в предусмотренный договорами срок, что позволяет считать их совершенными в рамках обычной хозяйственной деятельности».

Однако кредиторы считают подобные доводы неубедительными. «Мы подадим новый запрос в АСВ, в зависимости от ответа агентства и будем принимать решение, как действовать дальше», — отметила председатель союза пострадавших клиентов банка Александра Юматова. По словам экспертов, традиционно сильным оппонентом АСВ при банкротствах банков является ФНС, представляющая интересы бюджета в комитете кредиторов. «ФНС периодически настаивает на оспаривании подобных сделок, и весьма успешно», — отмечает собеседник „Ъ“. Впрочем, в деле Татфондбанка ожидать помощи от ФНС кредиторам не стоит. «Интересы бюджета не столь велики, чтобы ФНС настаивала на активном противодействии АСВ и ЦБ, здесь налоговая служба заняла нейтральную позицию», — отмечает собеседник „Ъ“, знакомый с ходом банкротства банка. В ФНС на запрос „Ъ“ не ответили.

Поддержку кредиторам Татфондбанка могла бы оказать прокуратура региона, которая проявляет живой интерес к банкротству банка. В частности, прокуроры активно защищали интересы вкладчиков, чьи средства переводились в доверительное управление в родственную инвесткомпанию «ТФБ Финанс». Кроме того, на контроле у прокуроров была и проводимая АСВ работа по оспариванию сделок с предпочтением в виде возврата вкладов физлицам накануне отзыва лицензии у банка (см. „Ъ“ от 1 февраля). Но в данной ситуации и прокуроры кредиторам не помогут. «Конкурсный управляющий Татфондбанка вправе самостоятельно обратиться в суд в интересах кредиторов кредитной организации, — отмечает старший помощник прокурора Татарстана по взаимодействию со СМИ Руслан Галиев. — По вопросам инициирования органами прокуратуры возврата денежных средств кредитов ЦБ и участия в судебном процессе сообщаю, что прокуратура не имеет соответствующих полномочий».

Таким образом, единственный выход для кредиторов — самостоятельно оспаривать сделки Татфондбанка с ЦБ как сделки с предпочтением. «Законодательство дает право оспаривать предбанкротные сделки тем кредиторам, чья задолженность превышает 10% от конкурсной массы, и при групповом иске в принципе это возможно, — рассуждает управляющий партнер „Ренессанс-Lex“ Георгий Хурошвили. — Подобные случаи в практике банкротства банков известны».

Вероника Горячева, Ольга Кудрина


Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение