Коротко


Подробно

Фото: Посольство РФ в Аргентине

«Судя по всему, груз был завезен на служебном автомобиле бывшим техническим сотрудником посольства»

Посол России в Аргентине — о «кокаиновом скандале»

Появляются все новые подробности истории с обнаружением кокаина на территории российского посольства в Аргентине. В понедельник Тверской суд Москвы уточнил имена троих фигурантов дела о незаконном обороте и контрабанде наркотиков из страны в страну. Как выяснилось, Владимир Калмыков, Иштимиру Худжамов и Али Абьянов находятся под стражей с декабря прошлого года, а в начале недели срок их ареста был продлен. Информация, что российские и аргентинские спецслужбы пресекли поставку почти 400 кг кокаина из Аргентины в Россию, появилась в СМИ 22 февраля. Чемоданы с наркотиками обнаружили на территории российской дипмиссии в Буэнос-Айресе. Расследование велось более года. Ситуацию в интервью «Коммерсантъ FM» прокомментировал посол России в Аргентине Виктор Коронелли.


— Когда именно и кто обнаружил на территории российской дипмиссии чемоданы с кокаином и что за этим последовало?

— Чемоданы, упакованные и готовые к отправке, были обнаружены в конце 2016 года нынешним завхозов — это новый завхоз посольства, который незадолго до этого приехал в командировку. Обнаружил в ходе рутинной проверки, инвентаризации в этом вспомогательном здании школьно-жилого комплекса посольства. Там много складских, подвальных помещений, где хранятся всевозможные инструменты и оборудование для текущего ремонта, для поддержания чистоты и так далее. Вот в одном из этих помещений им были найдены тщательно спрятанные, укрытые чемоданы. После чего он незамедлительно доложил об этом послу, то есть мне.

— Вот можете конкретизировать, что последовало за этим сообщением? Вы сами стали связываться с аргентинскими правоохранителями, сообщили российским спецслужбам?

— Это была моя инициатива — выйти на контакт с аргентинскими правоохранителями. Разумеется, после консультации с центром, с Москвой. Конечно, прежде всего, доклад в тот же день незамедлительно последовал в Москву.

— Известны ли вам следующие имена: Владимир Калмыков, Иштимир Худжамов, Али Абьянов, Александр Чикало, Иван Близнюк и Андрей Ковальчук?

— Имена первых двух я узнал только после того, как они были задержаны сотрудниками Федеральной службы безопасности в Москве. До этого они никогда в поле зрения не возникали. Господин Абьянов — это предыдущий завхоз посольства, который, как выяснилось, был членом преступной группировки, и который и завез вот эти чемоданы с наркотиком на территорию школьно-жилого комплекса посольства, где их и спрятал в ожидании предстоящей возможности для отправки. Так что Абьянов — фамилия, знакомая не только мне, но и многим моим коллегам по посольству.

Господин Близнюк — аргентинский гражданин, сотрудник городской полиции Буэнос-Айреса, в круг обязанностей которого в том числе входили вопросы поддержания контакта с различными — не только с нашей — дипмиссиями на предмет сотрудничества в деле подготовки кадров. Я не могу сказать, что хорошо его знал лично, но один или два раза видел.

Фамилия Чикало тоже возникла только после задержания — это гражданин, имеющий двойное гражданство, аргентинское и российское, как нам сообщили местные правоохранительные органы. К нашим зарубежным госучреждениям никогда отношения не имел. Так что эта фамилия мне знакома не была.

Фамилия Ковальчук возникла после того, как была начата совместная операция спецслужб России и Аргентины, и после того, как наши российские коллеги установили, что он являлся владельцем груза, который с Абьяновым вместе они пытались переправить в Европу.

— То есть с людьми, которые фигурируют в этом деле о контрабанде, вы лично никогда не общались?

— Я знал лично Абьянова, как я уже сказал, который на протяжении ряда лет работал техническим сотрудником посольства.

— У кого из сотрудников дипмиссии есть доступ в школу, где и были обнаружены чемоданы с наркотиками?

— Практически у всего административно-технического персонала, потому что в той или иной степени доступ в школу связан с исполнением их служебных обязанностей. Но на территории любой дипмиссии есть объекты, доступ к которым имеют только дипломаты.

— А у сотрудников службы безопасности права доступа шире, чем непосредственно у дипломатов?

— У меня есть помощник по вопросам безопасности — сотрудник посольства, который отвечает за соответствующую проблематику. Разумеется, у него есть доступ и в помещения школьно-жилого комплекса, так что это вполне понятно, естественно и нормально, по-другому быть не может.

— На ваш взгляд, как эти чемоданы могли в принципе оказаться в здании школы на территории посольства?

— Я, наверное, не готов говорить обо всех деталях, но ответ напрашивается сам собой: как установили в ходе проводившейся операции сотрудники ФСБ, чемоданы были завезены бывшим техническим сотрудником посольства Абьяновым, у которого был доступ. Там есть гараж в этом комплексе, где Абьянов имел возможность ставить служебную машину, которой он пользовался для исполнения своих обязанностей. Судя по всему, на этом автомобиле и был завезен груз внутрь — в гараж этого здания. А потом уже по служебным переходам он был спрятан в одном из складских помещений.

— Будет ли после этого случая какая-то отдельная проверка проводиться среди сотрудников посольства? Или теперь уже будут работать только следственные органы в России и в Аргентине?

— Я полагаю, что теперь будут работать следственные органы, потому что вы не забывайте: эта история длилась без малого полтора года. Другое дело, что у нас в посольстве круг посвященных в нее был предельно узок. Я как посол был в курсе, через меня осуществлялись контакты с министром безопасности Аргентины, с которым мы работали в очень тесном и эффективном контакте. Не в моей компетенции говорить, кто еще был посвящен в детали операции, но повторяю, что круг таких лиц был крайне узок во избежание утечек информации. Потому что если бы где-то что-то протекло на этапе подготовки и проведения операции, то все бы закончилось конфискацией кокаина и не более того.

А задача была выйти на след всей этой преступной банды, взять их с поличным, что и удалось сделать. Вот сейчас один фигурант остался в розыске, надеюсь, что недолго ему удастся бегать.



Поэтому хочу отметить, конечно, очень высокий уровень профессионализма и взаимодействия спецслужб, потому что то, что нам удалось избежать утечек на протяжении столь длительного времени, говорит действительно об очень профессиональной и эффективной работе. И, на мой взгляд, как посла, как представителя Российской Федерации, эта операция стала возможной благодаря тому уровню отношений, которые установлены сегодня между Россией и Аргентиной, я имею в виду прежде всего политические отношения, которые позволяют взаимодействовать и по всем другим прикладным направлениям, в том числе и правоохранительным.

Беседовал Владимир Расулов


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение