Коротко


Подробно

2

Фото: PA Photos/ТАСС

Время больших надежд

книги

Один из самых богатых людей России, глава Альфа-банка Петр Авен, выступил в роли писателя и интервьюера. Его книга о знаковом олигархе конца прошлого века "Время Березовского" — попытка реабилитировать 1990-е. О книге, герое и авторе — журналист Виктор Лошак.


В новом году толстый, 800 страниц, и дорогой, почти 1 тыс. руб., том "Время Березовского" по популярности у московской политизированной публики далеко опережает конкурентов. Первый тираж книги смели буквально за три дня.

Авен знает предмет. Он и сам в 1990-е был в должности министра, а позже ушел в бизнес. Главное же — с юности знаком был с героем своей книги: Березовский работал в одном институте с его отцом, часто бывал у них дома. Книга состоит из двух десятков интервью. Надо сказать, что если бы Петр Олегович не заработал уже своих миллиардов, то вполне мог добывать на пропитание журналистским трудом — настолько содержательно он ведет разговор, настолько умеет раскрыть собеседников. У него говорят люди очень разные: от глав президентской администрации разных лет Юмашева, Волошина, Чубайса до оставшейся только с именем Дарья К. последней любви Березовского, которая своего прошлого девушки по вызову особенно и не скрывает. Да, вызвал он ее якобы для друга Лукашенко, а оставил на долгие два года рядом с собой. Вообще, женщины, жены и приятельницы — тема, не особенно украшающая главного героя, который, например, мог посадить с собой за стол серьезных переговоров едва знакомую 18-летнюю подругу...

Для читателя важнее другие признания. Ключевые игроки российской политики 1990-х Валентин Юмашев и Александр Волошин так пространно и подробно говорят о том, что происходило в это время в Кремле, и не только в связи с Березовским, впервые. Оба дают приблизительно один и тот же ответ на важный вопрос о том, чем руководствовался Ельцин в выборе преемника. В первую очередь стремлением сохранить в России демократию — главное завоевание всей его жизни. И в этом смысле реплика автора "Мне кажется, что разговоры о том, что Россия не готова к демократии, опасны и порочны" воспринимается с пониманием, но и с грустью.

Да, это книга о Березовском, но и о годах искушения. Разговор на страницах вышел далеко за пределы ответа на вопрос, плох или хорош был этот человек, считавшийся и считавший себя серым кардиналом российской власти времен позднего Ельцина. Авен пишет, что, хотя бы немного поняв успех Березовского в начале и трагедию в конце жизни, а Борис Абрамович, как известно, покончил с собой в 2013 году, можно понять многое и о времени. Это были годы, когда казавшееся недосягаемым стало возможным: деньги, автомобили и яхты, путешествия за границу... Искушение зажить по-другому. Время людей, прокламировавших богатство и власть вместе, а никак не отдельно. Впрочем, в этом смысле 1990-е точно не закончились. "Знаешь, в чем ошибка нашей бюрократии? — признается автору Александр Волошин.— Они хотят жить как бизнесмены. Такая раздача, а у них жизнь мимо проходит". В другом месте книги об этом же сказано еще более конкретно: после выборов 1996-го неформальные отношения бизнеса и власти стали очень сильно монетизироваться.

Почему-то считается, что Березовский был любимцем Ельцина. Еще бы, один из организаторов сопротивления коммунистам и победы Бориса Николаевича в 1996-м, победитель в борьбе с тандемом Примаков--Лужков в 1999-м, когда командовал главной, первой кнопкой российского телевидения. Но самое интересное, что Ельцин Березовского недолюбливал. По документам приемной президента Березовский был в его кремлевском кабинете лишь дважды. К другому парадоксу относительно заслуг Березовского приходят уже собеседники Авена. Из сегодняшнего дня очевидно, что, окажись у власти тандем Примаков--Лужков сейчас, политическая ситуация в России, возможно, была бы точно такой же, как и после победы их соперника.

Так как некоторые собеседники Авена говорят о политическом закулисье откровенно впервые, то с удивлением узнаешь, например, почему Ельцин предпочел Путина Степашину. И вообще, оказывается, выбрал преемника давно, просто не хотел спалить раньше времени. Как всегда, о многом в истории говорят детали. Анатолий Чубайс, узнав о планах выдвинуть Путина на президентство, уговорил Авена попытаться отговорить кандидата. Авен поехал к Путину на дачу, но разговор оказался лишним. Появившись, Путин прокричал своему приятелю: "Я уже согласился!"

Книга еще раз напоминает, кто в разные годы был в орбите возможных преемников Ельцина: министр путей сообщения Николай Аксененко, вице-премьер Олег Сосковец, премьер Сергей Степашин и, наконец, Владимир Путин. Лишь теоретически можно представлять, что было бы со страной в случае прихода к власти каждого из этих персонажей.

Березовский был противоречив, как время, в котором он жил, а можно сказать — купался. Яркий, бесстрашный, совсем не мелочный, при этом равнодушный, безмерно циничный, ради своих целей коррумпировавший десятки чиновников и правоохранителей... У самого же олигарха, как сказал один из его бывших партнеров, "не было дурной привычки платить, знаешь ли, ни за что".

Странно, конечно, что был Борис Абрамович наивным циником. Выйдя из российских игр с двумя миллиардами, полученными за пакеты акций ОРТ и "Сибнефти", он все годы жизни в Лондоне напряженно придумывал пути к политическому перевороту на родине. Путин вычеркнул этого игрока из политики, обессмыслив его жизнь, и Березовский искал мести. Когда в России стали сворачивать демократические институты, он решил, что Запад этого не потерпит, Кремль падет и он вернется в Москву из Лондона на белом коне. Не получилось. Он не понял, чего и кого хотела Россия. Да и Запад, как всегда, был занят собой.

Один из вопросов, беспокоящих автора: долго ли мог протянуть Березовский в роли серого кардинала и вообще как много времени он мог быть во власти или рядом с ней? Неприятный, но исчерпывающий ответ дал политолог Станислав Белковский: "Власть в России — это полицейский. И чтобы осуществлять власть, ты должен быть либо сам полицейским, либо контролировать полицейского. Березовский не отвечал ни одному из этих условий".

Книга Авена — это, конечно же, спор против унижения родивших новую страну и демократию в ней 1990-х, против нацепленного на них ярлыка "лихие". Березовский ушел вместе с этим временем, с 1990-ми. А когда они закончились в России? Кто-то скажет, что с уходом Ельцина, кто-то — с арестом Ходорковского или эмиграцией Березовского... Но никто не откажет этим годам в праве называться "временем больших надежд".

"Петербургский диалог". Приложение от 28.02.2018, стр. 13
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение