Коротко


Подробно

Фото: Александр Чиженок / Коммерсантъ   |  купить фото

Девальвация достоинства

Как изменилась Украина за четыре года после Евромайдана. Юрий Ткачев — из Одессы

Четыре года назад центр Киева превратился в арену кровопролитных столкновений, унесших жизни 113 человек. Таким был драматический финал событий, которые на Украине принято называть "Революцией достоинства". Сегодня, в четвертую годовщину этих событий, лишь немногие на Украине не испытывают разочарования по поводу изменений, доставшихся столь дорогой ценой


"У людей растет чувство несправедливости, особенно у тех, кто был участником Майдана и АТО. Все чаще и чаще возникает вопрос: а за что мы боролись?" — констатирует старший научный сотрудник Института социологии НАН Украины и глава фонда "Демократические инициативы" Ирина Бекешкина. Не менее критически прокомментировал итоги случившегося активно поддерживающий Евромайдан журналист и экс-депутат Киевсовета Дмитрий Гордон. "Я вам скажу одно: на майдане стояли одни, а власть взяли другие. И кто их вынес наверх, это большой вопрос, на который история даст ответ",— предположил журналист в эфире телеканала "112". А активистка Евромайдана, украинская поэтесса Евгения Бильченко, и вовсе заявила, что "на площади украинцы хотели свободу и защиту прав человека, а вышла одна из самых несвободных стран в мире".

Для подобных оценок, безусловно, существует более чем достаточно оснований.

Из небогатых в бедные


Вопреки обещаниям властей, экономика Украины не спешит "отталкиваться ото дна" и демонстрировать рост. Вот уже второй год подряд ВВП Украины увеличивается в среднем на 2-2,5 процента (хотя, к примеру, в начале 2017 года премьер Гройсман обещал рост в 5-7 процентов). И это, возможно, было бы не так уж и плохо, если бы в 2014-2015 годах ВВП Украины не упал практически вдвое: с 4 до 2,1 тысячи долларов США на душу населения. Объем прямых иностранных инвестиций в экономику Украины с 2013 по 2017 год снизился с 52 до 39 млрд долларов США. Объем экспорта сократился на треть — с 63 до 43 млрд долларов. В этих условиях полноценное восстановление экономики хотя бы до "домайданных" показателей представляется делом уж совсем отдаленного будущего.

Признают это и в правительстве. "Мы пока не смогли обеспечить устойчивый и быстрый экономический рост, отвечающий интересам и возможностям Украины",— констатировал премьер страны Владимир Гройсман.

Ряд признаков указывает на то, что лучше в ближайшее время не станет. Так, в конце января 2018 года Нацбанк Украины поднял учетную ставку до 16 процентов годовых. Сделано это было для того, чтобы сдержать очередной виток девальвации национальной валюты, приобретшей на рубеже 2017-2018 годов угрожающий характер. Падение гривны остановить удалось, однако повышение учетных ставок обычно приводит к снижению темпов роста экономики...

Девальвация национальной валюты и инфляция съели значительную часть доходов украинцев, превратив одну из крупнейших стран Европы из просто небогатой в откровенно бедную.

Если в 2013 году средняя пенсия в 1500 гривен соответствовала примерно 180 долларам США, то в 2017-м после реформы она составила чуть менее 2500 гривен, или примерно 90 долларов. Средняя заработная плата снизилась с 450 до 320 долларов.

При этом половина украинских семей существует в среднем на 124 доллара на человека в месяц (в 2013 году — 230 долларов).

Реальные финансовые возможности населения снизились еще сильнее в условиях стремительного роста цен на коммунальные услуги и энергоносители: если в 2013 году среднестатистическая украинская семья тратила на оплату услуг ЖКХ 8 процентов своего дохода, то в 2017-м этот показатель вырос до 15 процентов.

Чемоданное настроение


Стоит ли удивляться тому, что в этих условиях все больше граждан Украины предпочитают покинуть свою родину и искать лучшей жизни на чужбине? По словам министра иностранных дел Украины Павла Климкина, только за 2017 год из страны выехали около миллиона человек, причем к концу года ежемесячно Украину покидали около 100 тысяч. Всего же за три года после Евромайдана Украина, по официальной статистике, потеряла 7 процентов трудоспособного населения. По данным Международной организации миграции, эта цифра составляет уже 12 процентов. "Трудовая миграция из Украины все больше напоминает Великий исход",— пишет Bloomberg.

Жители Западной Украины уже давно ездят на заработки за рубеж — в Европу или Россию. Однако раньше это даже помогало улучшить экономическую ситуацию в стране: "заробитчане" переводили деньги для своих родных и близких, что было для страны важным источником валюты.

К примеру, в 2013 году на Украину поступило денежных переводов на 8,5 млрд долларов США. Однако сегодня ситуация изменилась: несмотря на то что количество мигрантов значительно выросло, поступления от переводов сократились.

Так, по данным НБУ, в 2017 году на Украину перевели 2,4 млрд долларов (из них больше всего из России — 516,18 млн долларов в 2017 году.— "О"). По всей видимости, это объясняется в том числе и тем, что все больше украинцев, сумевших закрепиться за рубежом, пытаются перевести туда же и свои семьи. Это грозит Украине депопуляцией, причем среди трудоспособного населения — главного источника налогов и других бюджетных платежей.

Долговая удавка


Камнем на шее украинского бюджета висит необходимость ежегодно тратить значительные суммы на выплату взятых ранее долгов. "Мы тратим 130 млрд гривен на обслуживание внешних долгов,— заявил премьер Украины Гройсман.— Это огромная сумма, которая лежит бременем на бюджете каждой украинской семьи... Конечно, если бы мы не обслуживали этот долг, 130 млрд гривен ежегодно, представьте, сколько бы могли сделать хороших дел".

Колоссальная долговая нагрузка на украинский бюджет действительно крайне негативно сказывается на государственных финансах.

Так, в настоящее время внешний долг Украины уже достиг 1 трлн 80 млрд гривен. По состоянию на 1 марта 2014 года, то есть на момент победы Евромайдана, этот показатель составлял 304 млрд гривен.

Иными словами, за время "жизни по-новому" сумма внешнего государственного долга выросла в 3,4 раза.

Причем 130 млрд гривен, о которых говорит Гройсман,— это только начало. В 2018-2020 годах Украине придется заплатить только МВФ 22 млрд долларов США. Даже если курс гривны сохранится прежним (что маловероятно: на протяжении последних лет средневзвешенный курс гривны теряет 8-15 процентов ежегодно), то ежегодная долговая нагрузка на украинский бюджет вырастет в среднем до 200 млрд гривен. А в 2021 году придет черед выплат по реструктурированным долгам (евробондам), причем ежегодный размер платежей может достигнуть 10 млрд долларов, или 270 млрд гривен. Спастись из долговой петли Украина намерена, заливая пожар бензином: в 2018 году страна хочет получить от МВФ еще 2 млрд долларов (около 55 млрд гривен), которые пойдут в основном на выплаты по долгам предыдущих периодов. Правда, эти деньги, разумеется, МВФ тоже дает в долг, который также придется возвращать... С другой стороны, иного выхода у украинского правительства, похоже, попросту нет. Собственных финансовых ресурсов на содержание госдолга не хватает, так что государству приходится раз за разом перекредитовываться — проще говоря, тянуть время в надежде на то, что экономика все-таки начнет расти и увеличит финансовые ресурсы властей...

"Невиданная свобода слова"


Одним из основных мотивов Евромайдана была борьба за соблюдение демократических стандартов, ключевым в списке которых является свобода слова и печати. Лидеры Украины не устают декларировать приверженность этим ценностям, в частности, президент Украины Петр Порошенко назвал одним из достижений украинских властей то, что в стране воцарилась "невиданная свобода слова".

Увы, сами журналисты с Петром Алексеевичем не согласны.

Так, Национальный союз журналистов Украины (НСЖУ) заявил о 80 случаях нападений на сотрудников СМИ только в 2017 году. В НСЖУ подчеркнули, что правоохранители не только не препятствуют агрессии в отношении журналистов, но и сами участвуют в подобных нападениях. А украинский Институт массовой информации приводит еще более печальные цифры: 122 случая нарушения свободы слова здесь насчитали лишь за первое полугодие 2017-го.

Узником совести признала авторитетная организация Amnesty International журналиста Василия Муравицкого, арестованного в августе 2017 года. Призывы организации немедленно освободить его из-под стражи пока остаются неуслышанными. Хотя в том же августе Офис представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ опубликовал специальное обращение к украинским властям с требованием прекратить аресты и депортации журналистов — хотя бы из стран — членов ОБСЕ.

31 января 2018 года покинул пределы Украины главред "Страны.ua" — одного из ведущих интернет-изданий Украины. В опубликованном по этому поводу заявлении редакции отмечается, что Гужва вынужден был уехать, чтобы продолжать руководить изданием, не опасаясь угроз и давления. Ранее Гужва был арестован (по обвинению в вымогательстве у лидера "Радикальной партии" Олега Ляшко.— "О"), но в самом издании дело назвали сфабрикованным. И заявили: целью властей является прекращение работы ресурса, известного своей резкой критикой действующих властей Украины.

Оппозиционный медиахолдинг "Вести" также не может похвастаться спокойной работой: 14 февраля группа неизвестных в масках при поддержке полиции заняла редакцию медиахолдинга и попросту отказалась пускать журналистов на свои рабочие места или хотя бы разрешить им вывезти личные вещи и оборудование. Вот уже более двух недель захватчики удерживают помещение, за это время практически приведя его в полную негодность: даже если "Вестям" удастся вернуть себе контроль над редакцией, то возобновить работу в ней удастся нескоро. По словам украинского политэксперта Руслана Бизяева, окружение Порошенко таким образом стремится получить контроль над медиахолдингом: в предвыборный период власть озабочена расширением пула лояльных СМИ.

Скандал последних дней: охрана в Оболонском суде Киева заставляла... раздеваться журналисток, пришедших освещать заседание по делу о госизмене Януковича. В этот день в суде в качестве свидетеля должен был выступать Петр Порошенко, и таким диковатым образом обеспечивали "профилактику" возможных провокаций со стороны представительниц радикального движения Femen. Осадок остался тяжелый: чем бы ни руководствовались люди, отдавшие распоряжение раздевать журналисток, все это плохо вяжется с понятиями "свободы прессы" и "достоинства"...

Дело "Небесной сотни"


Расследование обстоятельств трагедии, случившейся в центре Киева четыре года назад, должно было бы стать делом чести для людей, пришедших к власти в результате этих событий. Официальная версия гласит, что участников акций протеста расстреляли сотрудники МВД по прямому приказу тогдашнего руководства страны. Однако сегодня на Украине все чаще высказывают сомнения в том, что дело было именно так.

Точнее, подобные сомнения высказывались уже давно: буквально с первых дней оппоненты Евромайдана и новых властей Украины, опираясь на видеозаписи и фото, указывали на то, что, по крайней мере, часть протестующих были убиты вовсе не с позиций, которые занимали правоохранители. Тогда эти сомнения не принято было рассматривать всерьез, хотя о соответствующих фактах упоминается, в частности, и в отчете консультативной группы Совета Европы, опубликованном в 2015 году.

Сегодня же версия о том, что убийства в центре Киева начались с того, что некие неизвестные снайперы в спину расстреливали как "евромайдановцев", так и правоохранителей для того, чтобы спровоцировать волну насилия, становится все более популярной. Ее начинают транслировать и сами участники событий. Так, один из наиболее известных участников Евромайдана, командир одной из сотен "Самообороны", а ныне нардеп от партии "Самопомич" Владимир Парасюк в эфире телеканала Zik заявил, что общество "пока не готово узнать правду" о тех событиях.

Об этом же говорил и уже упоминавшийся журналист Дмитрий Гордон: "Абсолютно все данные есть. И кто стрелял, и откуда стреляли, и кто кого убивал... Когда об этом узнают все (а это неминуемо, поскольку все тайное становится явным), люди будут плакать",— сказал он в одном из интервью.

"За час до этого в Доме профсоюзов появился Виталий Кличко, нынешний мэр Киева, и по-дружески бросил фразу: "Девочки, убирайтесь отсюда, здесь скоро будет очень плохо". Откуда он знал, что через час в здании действительно начнется ужас?" — вспоминает поэтесса Евгения Бильченко. Напомним, в ночь на 19 февраля в Доме профсоюзов Киева вспыхнул пожар. Тогда было заявлено, что "здание поджег "Беркут"".

...А тем временем Генпрокуратура Украины провела тендер на поиск пуль и их остатков в стенах домов, расположенных в местах наиболее ожесточенных боев между протестующими и правоохранителями. Заниматься поиском этих важнейших доказательств по делу будет частный предприниматель из Киева Юлия Лазуткина. Почему решением этой важнейшей задачи, которая имеет ключевую роль для расследования, занялись только сейчас и почему ее решение доверили частному лицу, а не штатным специалистам правоохранительных органов, остается только гадать.


Сегодняшнее разочарование в событиях четырехлетней давности не новость: нечто подобное Украина уже переживала в 2008-2009 году, болезненно избавляясь от иллюзий времен "Оранжевой революции". Крах надежд на быстрые перемены к лучшему тогда отправил на свалку истории главного бенефициара тех событий — президента Виктора Ющенко. Вполне возможно, подобная же судьба ожидает и нынешнего президента — Петра Порошенко. Однако расправа над отдельными политическими игроками, пусть и несущими значительный груз ответственности за крушение надежд соотечественников, не решает основной проблемы. Украинцы не видят выхода из сложившейся в стране катастрофической ситуации — обычные процедуры и процессы представительской демократии для этого явно не годятся. Что же остается?

"Майдан" 2004-2005 годов обошелся без жертв. События 2013-2014 годов стоили Украине сотни жизней непосредственных участников и десятков тысяч — в ходе событий, последовавших за "революцией достоинства". Стоит ли удивляться тому, что к разговорам о "третьем майдане", призванном довершить то, что не сделали первые два, почти всегда примешивается нотка страха перед будущим...

Юрий Ткачев


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение