Коротко

Новости

Подробно

Генеральное отступление

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 15

  
  
       На прошлой неделе в Грузии завершилась беспрецедентная спецоперация в отношении чеченцев. Руководство страны заверило, что цель операции — проверка паспортного режима и выявление нелегалов. Однако истинный смысл происшедшего намного глубже: впервые за последние годы грузинская сторона уступила требованиям России.
Экстрадиция
       Еще недавно, в сентябре, дело шло к российско-грузинскому столкновению. Российские официальные лица утверждали, что в Панкисском ущелье засели чеченские боевики, а власти Грузии фактически взяли их под покровительство. Грузинские власти в резких выражениях отрицали это. Министр обороны Сергей Иванов обещал, что если вылазки боевиков не прекратятся, то Россия нанесет удар по грузинской территории. Грузия отвечала проведением антикриминальных рейдов в ущелье, но никаких боевиков не находила.
       И вот все переменилось. Россия с легкостью добивается всего, о чем летом и осенью невозможно было и мечтать. Если раньше в Панкиси власти Грузии обнаруживали только брошенные боевиками лагеря, то сейчас задерживают самих боевиков. Если раньше грузинские военные отрицали, что через Панкиси переправляются оружие и наркотики, то сейчас энергично разрушают каналы переправки. Более того, Грузия не только признала, что на ее территории находятся боевики, но и начала выдавать их России. В августе на российско-грузинской границе пограничники захватили бандгруппу из 13 человек, которые, по всей видимости, пытались скрыться на грузинской территории после нашумевших боев под чеченским селением Итум-Кале. После быстрого следствия пятеро боевиков были экстрадированы из Грузии в Россию. А недавно генпрокуратура Грузии решила выдать еще трех задержанных — Хусейна Аханова, Рустама Елхаджиева и Руслана Гилигаева. И судя по всему, экстрадиция в скором времени состоится, хотя на суде боевики заявили, что назвали себя ненастоящими именами. Суд нисколько не смутило, что материалы на задержанных, переданные Генпрокуратурой России в Грузию, собраны на других людей. Что задержанные являются боевиками, которых на родине ждет наказание за противоправные действия, грузинское правосудие не сомневается.
       Все это, конечно, очень не нравится чеченским полевым командирам, которые привыкли в Грузии чувствовать себя в безопасности, а Панкиси считают своей вотчиной. Однако открыто против грузинских силовых акций ичкерийская сторона ни разу не выступала: слишком очевидны были последствия — Грузия перестанет благоволить к чеченским беженцам и боевикам. А значит, и тем и другим придется покинуть страну.
       
 Фото: AP 
  Грузинские блокпосты в Панкиси за несколько лет не задержали ни одного боевика — видимо, военным было приказано считать, что боевиков в ущелье нет. Теперь, видимо, приказ отменен 
Зачистка
       Молчание было нарушено 6 декабря, когда тбилисская газета "Трибуна" опубликовала выступление ичкерийского идеолога Мовлади Удугова. Полевой командир, проживающий в одной из стран Ближнего Востока и находящийся в международном розыске, пригрозил грузинскому руководству терактами в случае экстрадиции в Россию задержанных чеченцев. В 1999 году Грузия, пишет Мовлади Удугов, "приняла правильное решение, отказав России в праве ударить с грузинской территории в тыл чеченским формированиям. Но сейчас Эдуард Шеварднадзе пытается умиротворить зверя путем выдачи чеченских бойцов. Это измена, мы этого не забудем, это чревато тяжелыми последствиями". На вопрос о возможной реакции чеченцев на выдачу боевиков России, Удугов ответил: "Трудно прогнозировать, но я не исключаю ни одного варианта. Чеченцы прибегнут к ответным мерам". А конце интервью Удугов не пожалел и президента Грузии: "Главной причиной происходящего я считаю врожденную покорность Эдуарда Шеварднадзе в отношении Российской империи".
       Номер "Трибуны" едва успел поступить в продажу, а в Тбилиси уже вовсю шла так называемая антикриминальная операция. Полицейские врывались в дома чеченских беженцев и забирали в участки даже детей и стариков. В участках у чеченцев снимали отпечатки пальцев, заставляли писать автобиографию и историю того, как они попали в Грузию, а также подробно расспрашивали об источниках доходов и деятельности на территории страны.
       "Как смеют некоторые угрожать той стране, которая была меньше всего обязана (чеченцы воевали на стороне Абхазии.— 'Власть') помогать чеченцам, но сделала больше всех для несчастных чеченских беженцев!" — возмутился Эдуард Шеварднадзе в эфире национального радио. А чтобы не казалось странным, что какое-то интервью взвинтило все руководство страны, президент Шеварднадзе сообщил, что чеченские криминальные группы готовили на него покушение.
 Фото: AP 
 Для боевиков, привыкших после вылазок в Чечню беспрепятственно возвращаться в Грузию на отдых, действия грузинских спецслужб (справа - сотрудник министерства безопасности) стали неожиданностью 
Как сообщило потом МВД Грузии, "операция проводилась с целью проверки паспортного режима и установления лиц, находящихся в Грузии нелегально, и в результате привела к задержанию 97 человек". Объяснение грузинских силовиков выглядит вполне правдоподобно — если не учитывать, что подобных операций в Грузии никогда прежде не проводилось, а среди задержанных оказались грузинские граждане чеченской национальности, о легальности пребывания которых на территории страны никаких вопросов не должно было возникнуть по определению. В частности, среди задержанных оказался авторитетный кистинец, грузинский гражданин и представитель Аслана Масхадова в Грузии Хизри Алдамов.
       Зачем понадобилось устанавливать личность и допрашивать господина Алдамова, непонятно: офис представительства Ичкерии располагался в центре города, в 50 м от грузинского МВД, а сам Хизри Алдамов никогда никаких нареканий со стороны руководства страны не вызывал. Арест и допрос в полицейском участке довели представителя Ичкерии до сердечного приступа, однако и в больнице полицейские не оставили его в покое. Из показаний двух задержанных чеченских беженок выяснилось, что Алдамов помогал им нелегально пересечь российско-грузинскую границу, что является нарушением грузинского законодательства и уголовно наказуемо. Господина Алдамова из больницы снова привезли в полицейский участок, где ему пришлось объяснять, почему чеченки назвали его фамилию. Объяснения были приняты, и скоро он вернулся домой. Не стали держать в полицейских участках и остальных задержанных, о которых говорилось в сообщении МВД.
       Однако благодаря операции произошло то, чего так долго добивалась Россия: чеченцам дали понять, что их больше не считают желанными гостями на грузинской территории.
       
 Фото: ИТАР-ТАСС 
  Грузинские спецслужбы заработали на Россию. Адама Деккушева(слева) и Юсуфа Крымшамхалова(справа) выдали Москве, а Ачимеза Гочияева(в центре) уже почти поймали 
Захват
       Спецоперация проводилась не только в Тбилиси, но и в Западной Грузии: в Кутаиси, Цхалтубо и в Лагодехском районе. Именно в Лагодехи действия силовиков оказались особенно успешными: здесь была окружена группа карачаевских ваххабитов, которые покинули Панкиси и пытались уйти в Азербайджан. Сдаваться боевики не собирались и после недолгой перестрелки взорвали себя поясами шахидов. Только один из них не успел свести счеты с жизнью. Когда пленного привезли в полицейский участок, выяснилось, что задержали грузинские спецслужбы самого Юсуфа Крымшамхалова, разыскиваемого Интерполом и российской Генпрокуратурой за взрывы домов в Москве и Волгодонске. А среди убитых оказался его подельник и помощник лидера карачаевских ваххабитов Ачимеза Гочияева Тимур Батчаев.
       Ликвидацию карачаевской группы, о которой российской ФСБ оставалось только мечтать, можно смело назвать самым громким успехом грузинских спецслужб за последние годы. После летней экстрадиции из Грузии в Россию одного из членов карачаевской банды Адама Деккушева Юсуф Крымшамхалов, Тимур Батчаев и Ачимез Гочияев стали последними подозреваемыми в московских терактах осени 1999 года, остающимися на свободе. Выпускник диверсионного лагеря Хаттаба Крымшамхалов, как утверждает следствие, изготовлял и переправлял в Москву с Северного Кавказа взрывчатку; ваххабит Батчаев возглавлял тергруппу, взорвавшую дом в Волгодонске (в результате взрыва погибли 18 человек); а их лидер Ачимез Гочияев непосредственно разрабатывал планы терактов и организовал московские взрывы.
       После того как ФСБ пообещала, что все виновные в терактах на Каширском шоссе и улице Гурьянова будут сурово наказаны, задержать карачаевскую группу стало делом чести. Подлил масла в огонь небезызвестный Александр Литвиненко, наделавший шуму своими заявлениями о деле Гочияева. Бывший чекист Литвиненко утверждал, что Гочияев, установивший с ним письменную связь, никакого отношения к терактам в Москве и Волгодонске не имеет и что его подставили российские спецслужбы. Соратник господина Литвиненко писатель Юрий Фильштинский, поддерживавший связь с Крымшамхаловым и Батчаевым, тоже утверждал, что взрывы домов устроила ФСБ, а карачаевцев выбрала козлами отпущения. "Эти люди (Крымшамхалов и Батчаев.— 'Власть') находятся сейчас в европейской стране,— заявлял господин Фильштинский.— И они готовы подтвердить, что ни Хаттаб, ни Басаев никакого отношения к московским терактам не имели". Обстоятельства задержания Крымшамхалова делают утверждения Литвиненко и Фильштинского значительно менее убедительными. Тем более что поймали Крымшамхалова со взрывчаткой не российские, а противостоящие им грузинские спецслужбы.
       После того как доставленный в "Лефортово" Крымшамхалов дал первые показания, ФСБ и Генпрокуратура России объявили взрывы жилых домов в Москве и Волгодонске в 1999 году полностью раскрытыми. Из их организаторов и исполнителей на свободе остался только Ачимез Гочияев.
       
 Фото: ВАЛЕРИЙ МЕЛЬНИКОВ 
 Чеченским беженцам, нашедшим убежище в Грузии, теперь грозит встреча с родиной 
Сдача
       После последних античеченских акций в Грузии Москва оказалась в большом выигрыше. Требования Кремля выдать известных террористов удовлетворены; те, кого еще не нашли (ФСБ говорит, что это вопрос ближайшего времени), напуганы и пытаются уйти из Грузии в Азербайджан и Турцию, а напряженность на чеченском участке российско-грузинской границы на какое-то время снята. Но главный результат, которого безуспешно пыталась добиться Россия в течение нескольких лет, заключается в коренном переломе в настроениях чеченских беженцев. После облав и арестов в Тбилиси, где до сих пор спокойно чувствовали себя даже родственники Ахмеда Закаева и Руслана Гелаева, беженцы поняли, что Грузия гарантировать им безопасность уже не может. Развиваться эта ситуация может, как в Ингушетии, где планомерное выдавливание беженцев пришло к логическому завершению: до конца года по плану ингушских властей не должно остаться ни лагерей, ни беженцев.
       Почему прежде неуступчивая Грузия пошла на поводу у России, остается только гадать. Среди грузинской оппозиции, например, ходит слух, что активизация действий грузинских спецслужб стала следствием телефонной беседы Джорджа Буша и Эдуарда Шеварднадзе, в которой американский президент, не скрывающий в последнее время своих симпатий к Москве, посоветовал своему грузинскому коллеге не ссориться с Владимиром Путиным. Возможно, такой разговор состоялся и сыграл свою роль.
       Но вне зависимости от того, как принималось политическое решение, нельзя не отметить, что оно было хорошо проработано. Так, чеченцы, которых в ходе зачистки задерживала полиция, утверждают, что рядом с грузинскими следователями сидели таинственные люди, которые записывали их показания по-русски. Начало операции, как уже было сказано, совпало с выходом интервью Мовлади Удугова, которое так возмутило Шеварднадзе. А сам Удугов уже на следующий день заявил независимому телеканалу "Рустави-2", что никакого интервью "Трибуне" вообще не давал.
ОЛЬГА АЛЛЕНОВА
       
"Грузия — маленькое государство, маленький народ, который боится"

       О том, как проходила антикриминальная операция, корреспонденту "Власти" Ольге Алленовой рассказал представитель Аслана Масхадова в Грузии Хизри Алдамов.

       
— Как и за что вас задержали?
       — Никто не знал о готовящихся обысках. Под утро ко мне домой зашли восемь вооруженных людей, как я понял, из Министерства госбезопасности, меня арестовали, а вместе со мной — сестру, детей и мать. Мы оказались в полицейском участке. Допрашивали меня спокойно, не оскорбляли. Сняли отпечатки пальцев, попросили изложить биографию, где вырос, чем занимаюсь и так далее. Мы с сестрой граждане Грузии, поэтому я удивился, что происходит,— но никто ничего не мог мне объяснить. Потом мне стали звонить люди, они говорили, что всех чеченцев забирают и везут в участки. В тот участок, где был я, привели несколько женщин и детей. Было очень холодно, а все они легко одеты, и дети тоже. Их фотографировали, но я этого уже не помню, мне стало плохо с сердцем, и я попал в больницу. Сейчас здесь такой ажиотаж, разные правозащитные организации подняли шум, будто ФСБ участвовала в операции.
       — Вы вроде бы тоже об этом заявляли.
       — Нет, я не говорил, потому что я не видел, не успел, я в больницу попал. Но мне звонили люди, они говорили, что рядом с грузинами, проводившими опросы и записывавшими все по-грузински, сидели люди, которые все писали по-русски. Вот и подумали, что они из ФСБ. Я вполне это допускаю, потому что непонятно, зачем все эти допросы, биографии, фотографии и отпечатки пальцев. Все эти данные есть у грузинских спецслужб, а все беженцы зарегистрированы в Министерстве по размещению беженцев и в миссии ООН. Людей это очень напугало, теперь все говорят, что эта операция проведена специально по просьбе ФСБ, что теперь с переписанными данными на беженцев в России будут фабриковать дела и возвращать их в Россию. Они боятся до слез, что их вернут в Россию. Они готовы жить на улице, только не в России.
       — Как вы думаете, что послужило поводом для этих акций?
       — Думаю, это давление России. Грузия — маленькое государство, маленький народ, который боится. Если другое, более сильное государство начинает угрожать бомбежками, то слабое сдается. Грузия не Дания, хоть она тоже маленькая. Здесь живут бедные люди, которые мечтают о нормальной жизни, а им еще и угрожают бомбежками (министр обороны России Сергей Иванов заявлял, что если с территории Грузии продолжатся вылазки боевиков, то по их базам в этой стране будут нанесены ракетно-бомбовые удары.— "Власть"). А тут вдруг после этих операций — по телевизору все время улыбающиеся российские политики, благодарят грузинских коллег за успешную операцию. Народ, конечно, радуется: если Путин или Иванов улыбаются, значит, бомбить Грузию не будут.
       А вообще тут, конечно, и инициатива Грузии есть. Сложная криминогенная обстановка, убийства, похищения — а народ требует порядка, народ хочет мирной стабильной жизни. И Грузия решилась на какие-то чрезвычайные меры.
       — Что намерены делать те, кто подвергся проверке?
       — Многие задумались о том, что надо покидать Грузию. Многие уже согласны ехать в третью страну, только бы дали возможность. Но в принципе все ждут сейчас решения президента Грузии — и народ, и беженцы. И я лично тоже хочу обратиться к руководству Грузии, чтобы меня защитили от таких акций.
       — Еще будут такие операции, как думаете?
       — Думаю, будут, и не одна. Правительство объясняет, что нужны жесткие меры. Нужно проверять всех нелегалов, чтобы регистрировать их хотя бы.
       — Вы согласны с тем, что поводом для обысков послужили угрозы Удугова в "Трибуне"?
       — Это объяснение я уже слышал из СМИ, но я ответственно заявляю, что не может ни Удугов, ни Масхадов, ни кто-то еще такие заявления делать. Какие угрозы могут быть сейчас, о чем речь? И Удугов прекрасно понимает, что угрозами ничего не добьешься. Я знаю, что Удугов этого не говорил, потому что он выступил после этих проверок по независимому телеканалу "Рустави-2" и сказал, что это не его слова, что его подставили российские спецслужбы. И я думаю, что так и было. Он объяснился с грузинским народом — правда, немного поздно.
       — Если цель России — вернуть беженцев, то она осуществима?
       — Нет. Как они вернутся в Россию? Россия на произвол судьбы их бросила три года назад, Россия сейчас только о них вспомнила, потому что ей не нужны беженцы.
       


Операция "Преемник"

       Согласие Эдуарда Шеварднадзе выдать России чеченских боевиков и резкое изменение политики Грузии в отношении проживающих на ее территории чеченцев — это не просто тактическая уступка Тбилиси Москве, это начало поворота в московской политике Эдуарда Шеварднадзе.
       В последние два года, несмотря на все старания, Россия не могла похвастаться успехами на грузинском направлении. Ее попытки создать условия, при которых президент Шеварднадзе будет вынужден повернуться к ней лицом, оказывались тщетными. В игре с Тбилиси Москва вынуждена была довольствоваться ничьей. Но сейчас она не только повела в счете, во всей игре обозначился перелом.
       Решение Эдуарда Шеварднадзе вряд ли можно объяснить только его стремлением любой ценой избежать конфронтации с Россией. За последние годы обе страны не раз балансировали на грани военного конфликта, и президента Грузии это ничуть не смущало. У него в руках был сильный козырь — поддержка со стороны США, которая позволяла ему успешно отбивать атаки Москвы. Козырь этот остается у Шеварднадзе и сейчас, поэтому причина, побудившая его повернуться лицом к Москве, глубже.
       Искушенный в геополитике грузинский лидер, похоже, просчитал, что США смогут обеспечить ему лишь относительно безопасное завершение нынешнего (последнего) президентского срока. После этого он станет для американцев рядовым пенсионером. Спокойную и обеспеченную старость ни США, ни его преемник, если он будет американским ставленником, господину Шеварднадзе гарантировать не будут. Ведь даже сегодня те политические лидеры Грузии, кого считают проамерикански настроенными, жаждут головы президента едва ли не больше, чем остальные его оппоненты.
       Операция "Преемник" на постсоветском пространстве может быть успешно осуществлена только если не с благословения, то по крайне мере с ведома и при активном участии Москвы. Чуть раньше это осознал президент Украины Леонид Кучма, отказавшийся от заигрывания с Западом и начавший сближение с Россией. Теперь это, похоже, понял и Эдуард Шеварднадзе, который попросту решил повторить путь украинского коллеги.
ГЕННАДИЙ СЫСОЕВ
обозреватель
       

Комментарии
Профиль пользователя