Коротко


Подробно

3

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ   |  купить фото

«Не выпускайте меня из-под этого чертового ареста»

Фигуранты дела «Седьмой студии» считают «чудеса» и «ошибки» следствия

Мосгорсуд оставил сегодня в силе меру пресечения режиссеру Кириллу Серебренникову, бывшему генеральному продюсеру АНО «Седьмая студия» Алексею Малобродскому и экс-директору этой организации Юрию Итину. Режиссер и директор до 19 апреля останутся под домашним арестом, а продюсер — в СИЗО. СКР обвиняет их и еще трех фигурантов в хищении 133 млн руб. из 214 млн руб., выделенных Минкультом «Седьмой студии» на проект «Платформа».


Алексей Малобродский попросил допустить в процесс в качестве своего общественного защитника актрису Лию Ахеджакову. «Какое у вас образование?» — поинтересовалась у нее судья. «Я ГИТИС закончила»,— ответила госпожа Ахеджакова. «Есть ли у вас юридическое образование?» — спросила председательствующая. «Увы»,— отозвалась она. В итоге в разбирательство госпожу Ахеджакову не допустили, сославшись на то, что у Алексея Малобродского «уже есть профессиональный защитник» — адвокат Ксения Карпинская. Поддержать обвиняемых также пришла кандидат в президенты Ксения Собчак с супругом актером Максимом Виторганом. Однако обращаться к суду и как-то публично обозначать свое отношение к происходящему она не стала.

Кандидат в президенты России от партии «Гражданская инициатива» Ксения Собчак и актер Максим Виторган

Фото: Эмин Джафаров, Коммерсантъ

Сам господин Малобродский считает, что судья пренебрегла обязанностью исследовать предоставленные следствием материалы.

Алексей Малобродский назвал обвинение ложью, а доводы следствия о том, что он, выйдя из СИЗО, будет мешать следствию, давить на свидетелей или пытаться сбежать,— надуманными и бездоказательными, так как расследование уже завершено.

«Вынесение решений лишь на основе предположений о продолжении противоправных действий и тяжести вменяемого деяния противоречит законодательству. Заключение под стражу является несоразмерной мерой для ранее не судимого, не пытавшегося бежать и не мешавшего следствию Малобродского»,— отметила в жалобе госпожа Карпинская.

Адвокат Юрий Лысенко, представляющий интересы Юрия Итина, в своей жалобе эти доводы поддержал и уточнил: следствие не представило «ни одного доказательства» того, что его клиент пытался давить на свидетелей. Защитники Кирилла Серебренникова помимо этих доводов также указывали, что следствие «незаконно добавило» в дело новые материалы и не дало им достаточно времени для подготовки к январскому разбирательству о мере пресечения. «Будучи свидетелем, Серебренников всегда выполнял обязательство о явке. При обыске у него был изъят загранпаспорт, а вид на жительство в Латвии он получил задолго до начала разбирательства. Он не намеревался и не пытался бежать от следствия»,— настаивали представители Кирилла Серебренникова.

«В решении Басманного суда есть лишь перечисление документов, за которыми не видно жизненного сюжета, судеб и трагедий, а есть лишь формализм»,— заявил Алексей Малобродский. Он напомнил о «закрепленной в законе полной самостоятельности судебной власти». «Я чту Конституцию и УПК РФ, и я уверен, что произошла ошибка. А точнее, череда ошибок, так как они повторялись несколько раз. Надеюсь, что этот суд не будет их плодить, а, наоборот, исправит. Включая ту, что была допущена в Басманном суде 16 января»,— сообщил суду продюсер. Он «решил привлечь внимание» суда к «обычной человеческой логике и фактам, точнее, их отсутствию». «Когда меня впервые арестовывали в июне прошлого года, дело в отношении меня еще не было возбуждено. Суд этого не заметил. Ошибся, бывает. Так же ошибся и следователь, который не заметил, что я перестал работать с “Седьмой студией” задолго до рассматриваемых в деле событий. Кроме того, там утверждалось, что реально сделанных постановок в природе не существовало. Это было легко проверить и опровергнуть. Эти ошибки стоили мне месяца жизни в СИЗО»,— привел пример он.

Алексей Малобродский насчитал «семь ошибок», которые ему «обошлись в несколько месяцев в изоляторе».

«Кульминацией ошибок стало январское заседание Басманного суда. Тут нас и правда нашли чем удивить. Следователь 10 января подал в суд ходатайство о продлении ареста на три месяца, так как объем необходимых следственных действий еще очень велик. А уже 11-го следствие было завершено. Чудо! Судья Евгения Николаева его видела, как и все мы, но не обратила на него внимания. Логика такая. Вы будете сидеть в тюрьме, чтобы вы могли ознакомиться с материалами дела. Но за эти 40 дней мне не предоставили для ознакомления ни строчки. Я просто сижу, а моя семья несет это наказание вместе со мной»,— констатировал Алексей Малобродский. Продюсер попросил отменить решение Басманного суда и отпустить его из СИЗО. Он поблагодарил коллег-театралов за то, что «они не проходят мимо очевидного беззакония». «Ко мне приходит множество писем. Они полны разочарования, и я, сидя за решеткой, вынужден успокаивать этих людей и писать им, что надежда на справедливость у нас в стране еще есть. Давайте ее восстановим»,— обратился к суду господин Малобродский.

«Мы просто ждем ознакомления с материалами. Я законопослушный человек, руководил федеральным театром. Прошу отменить решение Басманного суда»,— подтвердил это суду Юрий Итин.

«Милосердие выше справедливости. Я прошу вас о милосердии. У Малобродского есть престарелая мать, которая пережила холокост. Я понимаю, что меня могут обвинить в спекуляциях. Но Серебренников просил отпустить его к матери, но получил отказ (женщина скончалась 16 февраля.— “Ъ”). Малобродский не просит, потому что ему неудобно это делать, но дайте ему побыть с женой и матерью. Это ведь выше, чем формальности»,— обратилась к суду госпожа Карпинская.

Сам Кирилл Серебренников сообщил суду, что «вчера был на кремации матери и только сегодня вернулся». Он по-прежнему считает обвинение «полной ложью». «Следствие говорит, что мы украли 70% бюджета. Нам говорят, что стоимость мероприятий мы завышали. Но даже крупный спектакль с иностранными актерами и режиссерами стоил около 6 млн руб. Спросите у любого специалиста: это большой или маленький бюджет для такой постановки? Они ответят, что этого мало. Мы за три года получил около 210 млн руб., сделали десятки мероприятий. Столько же, сколько месячный фестиваль болельщиков в Сочи. Просто сравните это»,— заявил господин Серебренников. Он настаивает, что хотел «сделать нашу страну просвещеннее и современнее» с помощью проекта «Платформа». «Вот номер журнала “Театр”, полностью и подробно посвященный “Платформе”. Он делался для всех, кто ей интересуется, включая следователей и суд»,— показал судье издание господин Серебренников.

«Когда видишь деньги — не подходи, уходи, учили меня родители. Я никогда не был озадачен материальной стороной жизни. Не выпускайте меня из-под этого чертового ареста. Выпустите Малобродского, и у вас будет хорошая карма»,— заключил режиссер.

Юрий Итин попросил приобщить издание к материалам дела как «не юридическое, а человеческое свидетельство реальности “Платформы”». Суд на эту просьбу не отреагировал. «Доводы следствия — это голос тех, кто хочет, чтобы Серебренников сидел. Но слов недостаточно. А доказательств у следствия либо нет вообще, вероятно, оно уверено, что суд примет их сторону, что бы оно ни предоставило»,— заявил на заседании адвокат режиссера Дмитрий Харитонов.

Представитель обвинения в ответ заявил, что считает решение Басманного суда законным и обоснованным. «Сейчас с делом знакомятся потерпевшие, уже проведена эта процедура с несколькими десятками томов»,— сообщили представители СКР. Остальные доводы, касающиеся материалов дела, следователи и прокуроры предпочли отложить «до рассмотрения дела по существу». В итоге суд отказал защите в удовлетворении жалобы. После заседания госпожа Ахеджакова сказала, что с Алексеем Малобродским лично не знакома, но знает, что у него «потрясающая репутация».

В так называемом «деле “Седьмой студии”» шесть фигурантов. Соучастниками Кирилла Серебренникова, Алексея Малобродского и Юрия Итина в СКР считают директора Российского академического молодежного театра Софью Апфельбаум (под домашним арестом), экс-продюсера АНО Екатерину Воронову (в розыске) и бывшего главбуха студии Нину Масляеву. Им вменяется особо крупное мошенничество (ч. 4 ст. 159 УК РФ).

По версии следствия, они вывели, обналичили и потратили по собственному усмотрению 133 млн руб. из 214 млн руб., выделенных на проект «Платформа». По версии следствия, руководители АНО направляли в Минкульт не соответствовавшую реальности отчетность о выполнении «Платформы». Эти бумаги принимала Софья Апфельбаум, работавшая тогда в Минкульте, а обналичкой занималась ранее судимая за мошенничество Нина Масляева. Она же — единственный фигурант, признающий свою вину и сотрудничающий со следствием. Остальные настаивают на своей невиновности. По словам режиссера, в рамках «Платформы» деньги не похищались. Напротив, на них «были поставлены с нуля» 340 мероприятий, которые видели «тысячи зрителей». Схемы обналичивания денег он объяснил тем, что так работает «вся отрасль». 16 января Басманный суд продлил домашние аресты Кириллу Серебренникову и Юрию Итину и содержание под стражей Алексею Малобродскому до 19 апреля.

Всеволод Инютин


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение