Коротко

Новости

Подробно

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Собирательный участок

Московские гастроли петербургского Музея Людвига

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

В Мультимедиа Арт Музее (МАММ) открылась выставка «Гастроли. Музей Людвига — собрание Русского музея в МАММ»: выездной показ крупнейшей в России коллекции современного западного искусства представляет ее в новом ракурсе. Рассказывает Игорь Гребельников.


В Москву привезли 38 работ: это не вся постоянная экспозиция Музея Людвига в Русском музее, но главные экспонаты, отвечающие за основные направления послевоенного западного искусства и неофициального отечественного, тут есть. В стенах МАММ коллекция Людвигов производит впечатление лучше структурированной, чем в залах Мраморного дворца, где не оставляет ощущение, что дворцовый интерьер слегка тяготится такими борзыми постояльцами, как поп-арт или концептуализм. Да и публики в этих залах обычно немного: в Петербург, увы, принято ехать за другим. В 2014 году Русский музей с легкостью отпустил собрание в долгое, на год, путешествие за океан и, кажется, до сих пор не может прийти в себя от количества посетителей выставки в Бразилии — более миллиона человек, немыслимое число по меркам российской культурной столицы.

Московская выставка, разместившаяся на трех этажах, начинается с трех больших работ, раскрывающих замысел экспозиции. По центру — серия черно-белых холстов российской группы «Медицинская герменевтика»: слова и обрывки фраз, минималистские черные полоски, абрис кошки, чей хвост визуально «исчезает» в чаше чугунной советской мясорубки, установленной на тумбе. Подобно хвосту в жерновах интерпретаций тонет и смысл этих композиций, где слова заменяют картинки, но, по сути, ничего не объясняют: неспособность языка истолковать произведение искусства — один из постулатов концептуализма. Как и то, что любое изображение — всего лишь условность, считываемая по инерции, в силу привычки: эту мысль эксплуатировал еще поп-арт. Рядом с работами «Медгерменевтов» — пейзаж Роя Лихтенштейна «Руины», написанный без всякой перспективы, фирменными трафаретными точками, но легко отсылающий к галерее романтических пейзажей с руинами. На противоположной стене — фрагмент «48 портретов» Герхарда Рихтера, «иконостас» из одинаковых по размеру и композиции черно-белых изображений знаменитых музыкантов, поэтов, писателей, ученых (впервые работа была показана в 1972 году в павильоне Германии на Венецианской биеннале). Все они списаны с иллюстраций в энциклопедиях и разнятся поворотом головы: их лица словно обращены к центру композиции — портрету Франца Кафки, написанному прямо.

После такого вступления, настраивающего отнюдь не на развлекательный лад (в чем нередко обвиняют индустрию современного искусства), дайджест петербургского Музея Людвига уже не покажется пустым набором шлягеров. Поздний, но крепко держащий марку Пикассо, самый расцвет поп-арта (Энди Уорхол, Том Вассельман, Клас Ольденбург), близкие ему Джаспер Джонс и Роберт Раушенберг, главные имена немецкого неоэкспрессионизма (Георг Базелиц, Йорг Иммендорф, Ансельм Кифер), американский гиперреализм и новый реализм (Ральф Гоингс и Нил Дженни), Жан-Мишель Баскиа и Джефф Кунс — конечно, тут не без лакун, но гипотетически они должны восполняться новыми приобретениями, которые худо-бедно поступают в этот музей, в том числе и благодаря Фонду Людвига. Не менее представительно показано и советское неофициальное искусство — работы Эрика Булатова, Игоря Макаревича, Михаила Рогинского, Дмитрия Пригова, и последним изумительным аккордом, в отдельном зале — одна из самых пронзительных инсталляций Ильи Кабакова, «Сад».

Петер Людвиг успел подарить свою коллекцию Русскому музею (до этого он пытался убедить принять ее Пушкинский музей и Эрмитаж) за два года до своей смерти. Искусство было его страстью и, что немаловажно, профессиональным занятием. В молодости он изучал историю искусства в университете Майнца, где познакомился со своей будущей женой Иреной (возглавив семейный бизнес родителей жены, он и стал «шоколадным королем» Германии), защитил диссертацию о творчестве Пикассо, а коллекционировать решил после того, как в 1946 году увидел выставку чудом уцелевшего «дегенеративного искусства». Средневековое немецкое искусство, европейский модернизм, русский авангард, поп-арт, концептуализм, все самые значимые современные направления в искусстве,— собрание Людвигов насчитывало более 20 тысяч произведений. В 1976 году Людвиги договорились с Кёльном о передаче городу 350 произведений искусства модернизма и авангарда с условием, что город построит для них музей, который будет носить их имя. И это было только начало серии дарений, в результате которых, например, коллекция Пикассо в кёльнском Музее Людвига сегодня считается третьей по величине в мире.

Параллельно этому Людвиги открывали свои музеи в других городах Германии и в других странах, включая Россию. И, надо сказать, большинство из них ведут довольно активную образовательную и выставочную деятельность, что могло бы стать примером и для Музея Людвига в Русском музее — тогда, глядишь, и миллионная посещаемость не казалось бы чудом.

Комментарии
Профиль пользователя