Коротко

Новости

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Мы готовы нянькаться с малым бизнесом»

Александр Гусев о первоочередных задачах на посту главы Воронежской области

Коммерсантъ (Воронеж) от , стр. 11

Кадровые преобразования в правительстве Воронежской области должны быть направлены на усиление его экономического блока, а также на децентрализацию в отношении с районными администрациями. Вместе с городскими властями региональные намерены до конца 2018 года определить судьбу крупнейших муниципальных предприятий, а также решить, реально ли запустить в Воронеже новый формат общественного транспорта. Своим видением экономических и политических процессов в регионе с Андреем Цветковым поделился врио губернатора Воронежской области Александр Гусев.


— Как вам было сделано предложение возглавить Воронежскую область и легко ли было сказать «да»?
— Это было достаточно неожиданно для меня и очень быстро. 24 декабря раздался звонок из администрации президента, и меня пригласили на встречу. Уже на следующий день она произошла с рядом сотрудников администрации и непосредственно с главой государства Владимиром Путиным. На тот момент я осознавал, что просто не могу уйти от ответственности и сказать «нет». Дома и супруга, и дочь, безусловно, может быть, внутренне переживали, но аргументов против моей новой должности мне не высказали.

— Были какие-то пожелания, наставления со стороны бывшего губернатора, а на тот момент уже полпреда президента в ЦФО Алексея Гордеева?
— Алексей Васильевич поддержал мое решение, отметив, что я человек, который знаком с ситуацией в регионе, с коллегами из областного правительства многие годы взаимодействовал.

— Но ведь ваше назначение не укладывалась в тренд: новые губернаторы — в большинстве своем варяги, очень молодые технократы, при этом без большого опыта управления конкретными территориями.
— Думаю, что внутренняя ситуация в тех регионах, о которых вы говорите, несколько отличается от нашей. У нас набрана значительная динамика развития по большинству отраслей экономики субъекта. На мой взгляд, человек извне приглашается, когда есть некоторые внутренние сложности в регионах и их нужно обязательно решать. У нас важно продолжить начатые процессы.

— Местная элита такую позицию разделяет?
— С крупными бизнесменами, с промышленниками, людьми, которые занимаются управленческими процессами, нам что-то революционное предпринимать нет нужды: мы все понимаем, куда нужно двигаться.

— Еще до ухода господина Гордеева ожидались некоторые кадровые преобразования в облправительстве, актуальны они для вас сегодня?
— Изменения будут происходить. Они объективны, это даже не зависит от нового руководителя. Во-первых, что изменилось за последнее время? Сейчас все регионы научились бороться за инвестиции. И не только за субсидии, которые можно получить из федерального центра, но и за частные вливания. Поэтому борьба будет ожесточаться, станет более сложной для тех регионов, которые уже достигли определенных результатов. И, конечно, в этом случае нам нужно реформировать экономический блок. Не скрою, у меня был разговор с первым вице-премьером Андреем Ревковым. Он выразил желание перейти на другую работу, мы договорились о разумных сроках, когда это может произойти.

Второй фактор, который нас заставляет бежать быстрее, это потеря такого значимого ресурса, как возможность Алексея Гордеева напрямую обсуждать различные проблемы на федеральном уровне.

Он общается с членами правительства, знаком лично с собственниками крупнейших предприятий. Я надеюсь, что мы этот ресурс полностью не потеряли. Но нам нужно повышать свою активность. В этой ситуации внедрение проектного управления, которое происходит сейчас в облправительстве, не игра во что-то временное. Аналогичные процессы запущены и в горадминистрации, но реализуются несколько иначе. В течение первого полугодия мы поймем: если в мэрии проектное управление даст хороший результат, то мы выберем более эффективную систему. Это также приведет к изменению структуры. Ведь предполагается, что те люди, которые будут заниматься проектным управлением, должны быть освобождены от своей нынешней работы. И, как мне видится, можно произвести некоторые изменения, которые касаются формирования реального кадрового резерва. Как это будет сделано на практике, я пока не буду в деталях рассказывать, но могу сказать, что взаимодействую с Академией народного хозяйства, специалисты которой окажут нам поддержку. Сейчас на уровне правительства РФ есть такое мнение, что нужно взять несколько регионов и инновационные модели работы с персоналом «обкатать» на них. Надеюсь, что мы войдем в число таких регионов. Решение должно быть принято в ближайший месяц.

— На место господина Ревкова есть реальные кандидаты?
— Есть и наши местные претенденты, есть и те, которые работают сейчас в Москве. Не хотелось бы пока называть конкретные фамилии.

— В начале года у вас появились два советника — бывший зампредседателя облправительства, курировавший АПК, Анатолий Спиваков и финансист Александр Соловьев. В каких вопросах вы собираетесь опираться на их мнение?
— Это советники на внештатной основе, и, конечно, они не будут заниматься проблемами области в ежедневном рабочем режиме. У них есть свой бизнес и интересы. Мы будем периодически взаимодействовать. Главное, что у обоих есть желание помогать области развиваться, есть огромный опыт, накопленные знания. В частности, есть такое направление, как организация производства продуктов здорового питания. У нас в регионе есть участки, которые интенсивному промышленному земледелию еще не подвергались, там мало применяли химикатов, и на них можно наладить производство органических продуктов. Это отдельная производственная ниша, которая давно и активно заполняется в Европе. Есть и огромный рынок Китая, в котором значительная часть населения уже потеряла интерес к своим «пластмассовым» помидорам. Все хотят натуральные продукты.

Не менее важно для меня выстроить эффективное общение с бизнес-сообществом региона. В этом смысле советники могут быть проводниками более качественной обратной связи от предпринимателей. Появятся наверняка еще советники, если будет такая необходимость. Я намерен обращаться за помощью к людям на территории области, которые имеют авторитет. Чужого человека приглашать на роль советника бессмысленно, нужно взаимодействие с местным сообществом.

— Судя по масштабу ваших взглядов на перспективу, вопрос участия в сентябрьских выборах губернатора для вас уже не стоит?
— Я готов участвовать в кампании при условии, если буду чувствовать поддержку жителей области и президента РФ. Но начинать уже сейчас какую-то предвыборную кампанию мне кажется бессмысленно, может быть, даже и вредно. Наша ближайшая и главная задача — в полном соответствии с законом провести выборы в марте, оказывая все необходимое содействие областной избирательной комиссии.

— Чего вы ждете от выбора, который предстоит сделать депутатам гордумы Воронежа уже 20 марта? Ваши симпатии на стороне врио мэра, вашего бывшего заместителя Вадима Кстенина?
— Да, я готов его поддерживать и с ним это обсуждал, он свою кандидатуру будет выдвигать на пост мэра. Считаю, что Вадим Кстенин готов исполнять обязанности руководителя городской администрации: у него большой опыт, он достаточно активно вникал во все процессы в предыдущие два года в мэрии. Самое главное — у него много инициатив. Уверен, что для города такой человек будет полезен.

— Его многие характеризуют как коммунальщика, а вас ассоциировали с промышленностью...
— На самом деле глава города — это, конечно, не руководитель крупной или маленькой коммунальной компании. Вадим Юрьевич сумеет себя правильно поставить, этот человек не просто технический исполнитель. Все городские проблемы, которые мы решали совместно, ему хорошо известны, поэтому что-то кардинально пересматривать не придется. В мэрии сегодня есть понимание, в каком направлении развивать дороги, что должно произойти с муниципальными предприятиями, где слабые места в социальной инфраструктуре. Несмотря на критику (отчасти справедливую, отчасти нет), город занял достаточно жесткую позицию в отношении застройки. Мы настаиваем на проектах планировок целых кварталов, а не просто разрешаем хаотичную застройку. В городе сложился неплохой коллектив заместителей и руководителей управлений. Все достаточно управляемо, есть общая стратегия мнений.

— В этой ситуации у вас сохранился интерес к референдуму, на котором местные общественники намерены поставить вопрос о том, не стоит ли вернуть воронежцам прямые выборы мэра?
— Конечно, сохранился. Город — это половина населения области, и его интересы нельзя игнорировать. Правильным или нет было решение гордумы об отмене прямых выборов — достаточно сложный, дискуссионный вопрос. Хотя трагедии никакой не произошло. Это общероссийский тренд, которому Воронеж последовал одним из последних. Поработаем в новой реалии, если поймем, что она неправильная, будем исправлять. Ведь все это принимается на местном уровне. Поэтому следить за процедурой референдума мы, конечно, будем, но никаким образом в нее не намерены вмешиваться.

Александр Гусев: «Первый вице-премьер Андрей Ревков выразил желание перейти на другую работу, мы договорились»

Александр Гусев: «Первый вице-премьер Андрей Ревков выразил желание перейти на другую работу, мы договорились»

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

— В Воронеже остаются болевые точки, которые без региональной власти не устранить, я имею в виду затянувшийся поиск инвесторов для двух ключевых коммунальных предприятий — МУП «Воронежская горэлектросеть» и МКП «Воронежтеплосеть».
— Решение проблем этих предприятий очень важно не только для города, но и для правительства области. Мы понимаем, что ошибка в выборе партнера, который будет управлять электросетевым или теплосетевым хозяйством, равносильна некой катастрофе. Поэтому мы вместе с мэрией ведем поиск инвесторов. Техническую его часть сейчас выполняет горадминистрация, которая готовит необходимые документы для акционирования «Горэлектросети». Здесь, собственно, процесс поиска потенциального покупателя контрольного пакета акций пока поставлен на паузу. Но смена собственника, по нашим ожиданиям, должна произойти в начале осени. Акционирование МУПа, таким образом, необходимо закончить во втором квартале, после чего, соответственно, начнем конкурсные процедуры по продаже контрольного пакета акций (74,9%). Надеюсь, что МРСК Центра будет участвовать в этих процедурах. Мы сейчас прямых переговоров с ними не ведем, но тем не менее «Россети» как головное предприятие госкомпании заявляют о необходимости консолидации сетевых активов в регионе. Как только мы поймем, что выходим на финальную стадию с точки зрения организации, начнем переговоры с потенциальными покупателями. Причем это будет касаться не только энергоактивов Воронежа, но и ряда других объектов в районах области.

— То есть должна произойти продажа комплекса активов?
— Да. Все-таки городские сети — это часть областного комплекса. Хотелось бы, чтобы все региональные сети были под одним управлением. А вот по «Теплосети» ситуация другая. Мы на старте объявления конкурса по поиску концессионера. Реальных претендентов два: «Квадра» и «Газпромтеплоэнерго». Со вторым мы официальных переговоров не ведем. Но с их стороны было заявление, что они готовы участвовать. Важно понять, какими они видят взаимоотношения с городом. Ключевой пункт в вопросе с «Теплосетью» — объем инвестиций. Наше видение — вкладывать в предприятие нужно в первые четыре года от 3,5 до 4,5 млрд руб., чтобы обеспечить его устойчивое развитие, в том числе финансово-экономическое положение. С «Квадрой» мы переговоры ведем. Думаю, скоро встретимся, чтобы обсудить финансовые параметры грядущего конкурса. «Квадра» ранее поддерживала названный мною объем инвестиций, но у нас пока есть разногласия по источникам покрытия вложений концессионера. Будем находить приемлемый вариант.

На мой взгляд, чем больше участников в конкурсе, тем лучше. При этом мы всегда должны смотреть на возможности людей, которые могут захотеть управлять предприятием, но не будут иметь для этого необходимых компетенций. Мы должны выстроить барьер перед такими претендентами. Но конкурсные процедуры — вещь открытая. Все будет оцениваться по условиям, которые предложат участники. У «Квадры» есть определенное технологическое преимущество в сравнении с остальными. У компании два крупных тепловых источника в черте города, к которым они могут подключить сети МКП, и тогда не придется тратить деньги на строительство новых объектов. Надеемся, что это преимущество они сумеют реализовать. Но, возможно, придет кто-то более рациональный.

Александр Гусев: «Первая очередь метро будет стоить порядка 35–40 млрд руб., инвестор сможет заработать за 10 лет около 28 млрд. Разрыв не критичный»

Александр Гусев: «Первая очередь метро будет стоить порядка 35–40 млрд руб., инвестор сможет заработать за 10 лет около 28 млрд. Разрыв не критичный»

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

— Не менее важным с точки зрения развития Воронежа кажется проект строительства метро.
— И на сегодня пока все в этом проекте зависит от нас. Есть понимание необходимости метро для города со стороны федеральных структур: Министерства транспорта, правительственной российско-японской рабочей группы. Но конкретных механизмов поддержки с их стороны пока не запущено. Все держится на нашей инициативе. К концу года, полагаю, мы либо запустим этот процесс в новую стадию, либо поймем, что проект не может состояться. Сегодня мы поддерживаем интерес к проекту, полагая, что можно было бы привлечь в него японские знания. Ведь нам нужно правильно просчитать пассажиропотоки, количество станций, определить, каким должен быть подвижной состав. И мы в этом плане надеемся, что японские специалисты помогут правильно учесть все нюансы, сделать технико-экономическое обоснование проекта. Тем более они небольшие деньги на это выделили. Нам удалось вовлечь в проект и Министерство транспорта, на коллегии которого я недавно выступал с докладом. При положительном решении коллегии в этом году начнется вся необходимая работа с документами, а в пятилетней перспективе вполне можно ожидать, что проект состоится.

— Понятна ли модель возможного привлечения финансирования в проект?
— Начнем с того, что проект достаточно окупаемый, пусть и не на 100%. По нашим расчетам, если первая очередь метро будет стоить порядка 35–40 млрд руб., то инвестор сможет заработать за 10 лет около 28 млрд. В принципе, разрыв некритичный. Исходя из этого, мы рассматриваем две схемы финансирования: либо через господдержку, средства федерального бюджета с софинансированием из регионального, либо мы дошлифовываем проект с точки зрения экономических моделей и запускаем его как чисто инвестиционный. Мы свою часть посильную со стороны региона готовы вложить, поскольку метро решит многие городские транспортные проблемы. Будем доносить нашу позицию до федеральных структур. Не такой уж это затратный проект в масштабах РФ.

— Как глубоко вы уже погрузились в проблемы районов области? В целом ряде муниципалитетов недавно сменились главы.
— В выстраивании отношений с районами я сторонник децентрализации, хотя это слишком глобальное определение для того процесса, который у нас идет сегодня. Считаю, что передача части полномочий на муниципальный уровень важна. В городе мы это делали, отдавая часть полномочий управам, в том числе и финансирование. На мой взгляд, уже многие главы администраций районов области ничем не уступают руководителям, которые работают у нас в правительстве региона. Особенно с точки зрения мотивации изменить что-то к лучшему, знаний и компетенций. Поэтому нам важно уйти от дублирования: ответственные люди по некоторым направлениям есть и в районах, и в облправительстве. Значит, где-то надо лишнего убирать. Но сперва нам все-таки нужно быть уверенными в подготовленности руководителей на местах. С этим во многом связаны недавние замены глав: у кого-то возраст, кто-то просто не справился. Пришедшие управленцы достаточно молодые, с хорошими знаниями. Это и Дмитрий Маслов в Новоусманском районе, и Геннадий Швырков в Семилукском (он пока в статусе исполняющего обязанности главы, но я буду его просить, чтобы он свою кандидатуру выставил на конкурс). Аналогичная ситуация в Россоши с Юрием Мишанковым. Рамонский район возглавил Николай Фролов — достаточно молодой и способный применить в управлении новые подходы. Мне кажется, что обновление глав — это правильно. Особенно в тех районах, где мы чувствуем, что некая динамика теряется. Мы должны это поправлять в том числе и кадровыми решениями.

Александр Гусев: «Нам нужно реформировать экономический блок»

Александр Гусев: «Нам нужно реформировать экономический блок»

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

— То есть главы должны быть более самостоятельными и инициативными, а есть у них ресурсы для этого?
— У всех есть ресурсы. Мы уже решили, что актуализируем, а где-то сделаем новые инвестиционные паспорта районов, чтобы понять, у кого сегодня больше возможностей — например, у Лисок или у Поворино? На мой взгляд, у Поворино, потому что в Лисках много проектов уже реализовано, найти свободную землю в районе практически невозможно. А в Поворино обратная ситуация. Наша задача сейчас — все инвестиционные возможности, которые у районов есть, постараться использовать. Посмотреть, кого и на какие площадки мы можем пригласить. Причем важно не надеяться на какое-то инвестиционное чудо. Мы должны сконцентрировать внимание, прежде всего муниципальных властей, на малом бизнесе. Недавно я посещал Борисоглебск, в котором объемы промышленного производства в прошлом году достигли 13 млрд руб. Но из них 12,8 млрд руб. пришлись на средние и крупные предприятия. Очевидна наша общая недоработка по малым предприятиям.

— Разговоры о необходимости развивать малый и микробизнес я слышал от первых лиц региона еще лет десять назад, всем импонировал опыт европейских государств.
— В последние годы мы на самом-то деле были увлечены, и это было правильно на том этапе, привлечением в регион крупных, уже состоявшихся производителей — например, в сферу животноводства. Потому что нужно было толкнуть ситуацию. Сейчас мы констатируем, что по объему сельхозпроизводства область стабильно присутствует в первой десятке субъектов РФ. И это результат успешной работы последних пяти-шести лет. Но крупным предприятиям уже и помогать не нужно. Система господдержки для них выстроена. А вот к мелким производителям мы сами должны прийти на помощь. Не можем сказать, что всех будем деньгами задаривать, у нас таких ресурсов просто нет. Но мы должны быть готовы использовать нефинансовую поддержку, которая включает в себя и привлечение разумных условий внешнего финансирования. Я говорю про залоговые фонды области: у нас почти на 6 млрд руб. имущества и земли. Это административная поддержка и возможность работы с кредитными организациями. Мы готовы нянькаться с малым бизнесом.

— В таком случае актуальна ли для региональной власти задача получить статус особой экономической зоны для промышленного парка «Масловский» под Воронежем?
— Как никогда актуальна. Ведь почему процесс оформления статуса ОЭЗ был приостановлен в позапрошлом году? После проверки существующих ОЭЗ аудиторами Счетной палаты РФ была оправданная критика управляющих зонами компаний, последовал правительственный мораторий на создание ОЭЗ. Сейчас он снят. И 8 февраля я подписал новую актуализированную заявку области в Минэкономразвития, чтобы наш «Масловский» получил особый статус. Надеюсь, что в ближайший месяц-полтора мы сможем получить однозначный ответ от министерства, проект состоится. А это серьезнейший стимул для развития экономики региона, для привлечения внешних инвестиций. На примере Липецка мы это видим.

— А если не состоится? Есть у вас запасной вариант?
— Будем искать компании, которые согласны работать на условиях, уже сегодня распространяемых на резидентов «Масловского». Это налоговые льготы и пониженные ставки аренды, готовая инфраструктура, созданная на бюджетные деньги. Так что будем заполнять территорию в 500 га, которая сейчас еще не полностью освоена инвесторами. В ближайшее время у меня запланирован ряд встреч с крупными промышленниками.

— На посту мэра Воронежа вы взяли на себя тяжелую ношу — реформировать строительный блок администрации. Как считаете, вам это удалось?
— Недавно город получил полноценного главного архитектора. Для этого в соответствующем управлении мэрии выделен архитектурный блок, который возглавил Константин Кузнецов, мне кажется, талантливый архитектор. Он очень активный человек, которого знают в архитектурном сообществе не только Воронежа, но и Москвы. У него правильное видение перспективы, и, мне кажется, это поможет исправлению ошибок, которые были допущены городскими властями и строителями ранее. Кроме того, у мэра есть теперь заместитель по строительству. На этой должности уже проявляет себя Артур Кулешов, тоже довольно взвешенный человек. А самое главное для меня, что значительная часть местных застройщиков сегодня понимает: не нужно выжимать из территорий все соки. Ведь воронежцы стали гораздо разборчивее при поиске жилья, они хотят, чтобы рядом с домом были сквер, детский сад, медучреждение и так далее. И если раньше с девелоперами была война почти за каждый проект планировки, то сейчас остались лишь некоторые разногласия. Просто есть нормативы, которые должны соблюдаться. При этом я сторонник все-таки развития площадок внутри города, его сложившейся черты, и крайне осторожно призываю принимать решения о переводе сельскохозяйственных земель под строительство (а под возведение высоток, может быть, вовсе не принимать).

— Значит, еще не факт, что Отрадное (Новоусманский район) войдет в черту города?
— Решение по Отрадному уже состоялось, все процессы подготовительные запущены. Но у нас по-прежнему много земли внутри города. По предварительным подсчетам, это почти 450 га. А если учесть еще и неиспользуемые старые промышленные площадки, думаю, наберутся все 500 га. То есть много чего еще можно построить в городской черте при условии разумной высотности. К сожалению, завершилась федеральная программа переселения граждан из аварийного жилья, но региональную программу мы будем продолжать. В этом году около 300 млн руб. выделим на нее, да еще готовы инфраструктурно помогать с точки зрения прокладки инженерных сетей. Строителей подталкиваем к реновации старых кварталов, это объективная необходимость. Нельзя развивать город, лишь занимая новые территории вокруг него, нужно разобраться с существующими площадками.

— Определились с претендентами на пост главного архитектора области, который в конце прошлого года покинула Марина Ракова?
— Честно говоря, пока и не определялись. Советуемся с широким кругом архитектурного сообщества, в том числе и не воронежского. Хочется, чтобы это была статусная фигура. Если мы в течение двух-трех недель бесспорную кандидатуру не найдем, то начнем искать по всей России. Должен появиться человек, которого местные строители будут слушать.

— Культурная общественность ждет вашего решения по поводу фестивалей, которые стали имиджевой составляющей города.
— У нас точно не стоит задача снизить уже достигнутую планку. По Платоновскому фестивалю провели совет, финансирование определено и бюджетное, и внебюджетное, поэтому, думаю, все пройдет организованно и так же эффективно, как в предыдущие годы. По фестивалю «Маршак» пока планы не обсуждали, но бюджетное финансирование заложено, «Город-сад» также непременно будет. Культурные инициативы в целом поддержим средствами не меньшими, чем в прежние годы.

Материалы по теме:

Комментарии

Рекомендуем

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя