Коротко

Новости

Подробно

Фото: Denis Balibouse / Reuters

«Петр Порошенко создал военную вертикаль, управляемую им»

Корреспондент «Ъ» в Киеве — о принятии закона о реинтеграции Донбасса

от

Петр Порошенко подписал закон о реинтеграции Донбасса. В документе неподконтрольные Киеву районы называются «временно оккупированными территориями», а действия России — «агрессией против Украины». Также президент получает право использовать вооруженные силы внутри страны без согласия парламента. Подробности ведущему Петру Косенко рассказала в прямом эфире собственный корреспондент ИД «Коммерсантъ» в Киеве Янина Соколовская.


— Петр Порошенко уже поручил до 1 апреля выполнить все процедуры по смене формата операций в Донбассе, что это значит?

— Главное в этом законе, который после всех правок из закона о реинтеграции фактически превратился в закон о деоккупации и о признании России агрессором, — это так называемый военный менеджмент. Если раньше в Донбассе происходила антитеррористическая операция, то теперь происходит уже операция оборонная. Если антитеррористической операцией руководила Служба безопасности Украины и ее генералы, то оборонной операцией уже руководит сам верховный главнокомандующий Украины, он же президент, он же Петр Порошенко. Фактически таким образом Петр Порошенко выставил военную вертикаль, управляемую им. К примеру, он может объявлять подобие военного положения в отдельно взятых районах, которые, по его мнению, могут подвергнуться прямо в ближайшее время агрессии со стороны России.

— Например, о каких районах идет речь?

— Это районы, которые прилегают к линии разграничения — например, связанные с городом Мариуполь. Если президент Украины понимает, что, по его мнению, туда могут вдруг внезапно вторгнуться войска страны-агрессора, которая уже определена этим же законом, то он вводит там военное положение, во время которого все подчиняется военной администрации и невозможно проведение выборов. К тому же, этот закон может увеличить права президента сверх конституции, потому что, безусловно, таких конституционных прав у Петра Порошенко не было. Украина, согласно конституции является не президентской, а парламентско-президентской республикой, в которой основные решения должен принимать парламент. Но от этих военных решений, согласно нынешнему закону, парламент будет фактически отстранен, потому что решение нужно будет принимать быстро, по единой военной вертикали, и осуществлять их будет только президент Украины Петр Порошенко.

— Полпред президента Украины в Раде Ирина Луценко уже заявила, что Киев имеет юридические обоснования для того, чтобы жаловаться в международные инстанции на Россию как на страну-агрессора. Насколько вероятно, что эта угроза может быть реализована?

— Безусловно, может, по той простой причине, что Украина сама себе создает законодательные основания для глобального иска, который она готовит в суд Гааги против России. В него входит и материальные претензии, связанные с Крымом, и материальные претензии, связанные с разрушением инфраструктуры и промышленности Донбасса, и вот теперь еще новое обоснование — Верховная рада юридически признала Россию страной-агрессором второй раз. Теперь это, по мнению украинских чиновников, дает основания для того, чтобы зафиксировать и в суде Гааги, и в Гаагском трибунале то, что Россия совершила агрессию на украинскую территорию, а Украина всего лишь ведет оборону.

— Еще один момент, который важен не только для Киева и Москвы, но и для европейских столиц: в администрации президента Порошенко заявляют, что подписанный сегодня документ никоим образом не влияет на дальнейшую судьбу так называемого минского формата, минских соглашений. Тем не менее, первый вопрос, который Петр Порошенко обсуждал в телефонных разговорах с той же самой Ангелой Меркель — это возможный ввод миротворцев на территорию Донбасса. Как это в Киеве комментируют, нет ли в этом противоречия?

— Закон действительно имеет отсылку к минским соглашениям, но косвенную. В своей преамбуле закон ссылается на решения о введении миротворцев, на решение ОБСЕ и на решение ООН. Они же, в свою очередь, ссылаются в своих преамбулах на минские соглашения. Поэтому, конечно, противоречия нет. Ведения миротворцев, безусловно, президент Украины хочет. Уже украинская сторона назвала 12 стран, которые могут предоставить миротворцев, и якобы они уже согласились. Среди этих стран основные — Белоруссия и Казахстан. И есть всего лишь одна страна НАТО — Греция. Таким образом, уже как бы фишки расставлены, Киев ожидает решение секретариата ООН.

— Очевидно совершенно, что Москва не пойдет на уступки в вопросе ввода миротворцев. Можно говорить о том, что минский формат прекратит свое существование, если эти планы Киева будут реализованы?

— На уступки идет Киев — он отказался от присутствия среди миротворцев поляков и литовцев, против чего возражала Россия. Он согласился на присутствие белорусов и казахастанцев, на чем настаивала Россия. Поэтому, скорее всего, тут точки соприкосновения будут найдены. Также согласовано, что по линии разграничения должны стоять миротворцы, периодически выезжая по территории так называемых неконтролируемых республик вплоть до границы с Россией. Открытым остается вопрос, что делать с миротворцами на границе с Россией. Киев настаивает, что они должны там стоять, Россия говорит, что нет, только на линии разграничения. Вот такой предмет для торга сейчас остался. Но я думаю, что Киев и тут пойдет на уступки.

Комментарии
Профиль пользователя