Коротко


Подробно

Фото: Александр Петросян / Коммерсантъ   |  купить фото

Мама может

Маша Трауб с удивлением обнаружила себя театральным режиссером

О том, как и, главное, зачем мы оказываемся за режиссерским пультом


В связи с подступающими многочисленными весенними праздниками в нашем 3-м классе снова остро встал вопрос: должны родители помогать учителю и детям в подготовке к конкурсам или "пусть сами справляются"? Большинство считает, что все поделки, чаепития, встреча весны, поедание "жаворонушков", открытки-аппликации на 8 Марта — никому не нужны, в том числе детям. Все равно забудут — детская память короткая.

Я как мать всегда и во всем участвовала. Пекла на весь класс печенье, водила хороводы, клеила гречку на картон и вырезала из пластиковых бутылок пингвинов и ежей. Но если со старшим сыном я была просто исполнителем: надо — сделаем, то с дочкой начала получать от процесса удовольствие.

Потому что дети — это не только "нервы в труху", но и источник энергии. Проведите неделю в школе, репетируя с детьми номер художественной самодеятельности, и все ваши проблемы покажутся ерундой.

Вот совсем недавно наша учительница попросила меня поставить с детьми номер к конкурсу "Художественное слово". Военная тематика, автор — любой. Я выбрала Симонова — стихи и прозу. И, конечно, задумала мини-спектакль. Под музыку, с движениями. И потом три дня подряд причитала — господи, где была моя голова, когда я на это соглашалась?

...Настя у меня умница. Всем, включая меня, объясняет, кто куда должен идти и где стоять. Тут выдала: "Но вы же танец не на меня ставили! Это совсем не мое!" Мой режиссерский стул начал заметно раскачиваться.

Петечка — умница. Но я же не знала, что дети на физре теперь не проходят "направо, налево, кругом". Петечка у меня не может повернуться от "лицом к зрителям" к стене. На одном месте. Еще он все время просится "выйти". Я уже сама была готова попроситься "выйти". Тут пошутила: "Куда выйти? Покурить?" "Нет, покакать",— честно ответил Петечка.

Павлик у меня умница. Он умел делать поворот на месте. Только не может произнести "Смоленщина". Он шипящие, как выяснилось, когда нервничает, не выговаривает. Так выговаривает, а на сцене — нет. Поймала себя на том, что ору на весь актовый зал. А минутой раньше пообещала оторвать Петечке ногу. У меня от нервов опух не один глаз, как обычно, а оба два. Я стала похожа на женщину степей, причем очень злую. Дети от меня обкакиваются и буквы забывают. А завтра снова на работу.

Волевым режиссерским решением назначила свою дочь Симу на танцевальную партию — поднять красиво руки, покрутиться на месте, пробежать с алым полотном по заднику сцены. Репетируем. Несколько раз сказала: "Петя — плохо, Настя — опять глаза закатила, Сима — умница". Тут же вспомнила номер команды КВН про "Яблочко и Сережа-молодец" ("Встали на место: раз, два, три. Костя руку вверх поднял, Женя ногу правую, Аркаша в носу не ковыряется, Сережа — молодец"). Постоянно твержу себе, что на детей нельзя кричать, обещать им оторвать не только ногу, но и голову, их нужно мотивировать. Мотивировать я умею — пообещала снять с контрольной по математике. Сработало. На четвертый день репетиций вошла во вкус. Сбегала в магазин тканей и купила реквизит — кусок алой ткани. Сбегала в ателье — чтобы красиво подшили. Придумала костюмы. Поменяла танец и музыку. Решила, что без Рахманинова никак. Наложила музыку, прочитала стих — отлично. Дети стонут и просятся на контрольную по математике.

После детского конкурса только одно желание — умереть. Но сначала напиться. За полчаса до выступления мой любимый Петечка затеял игру в йога и сел на шпагат. Поперечный. Туда смог, назад нет. Подняла. Милый мальчик с ангельским голосом и невинным взглядом сообщил мне, что у него теперь болят... вот прямо так и сказал. Я зарделась, как юная барышня. Петечка спросил: "Вы че, тетьМаш, не знаете, что у мальчиков есть...". На тетьМашу я среагировала и пообещала Петечке оторвать то самое, что есть у мальчиков, если он еще раз меня так назовет или еще раз "чекнет". Павлик пришел с подбитым глазом. Запудрила. Павлик убежал и вернулся с криком — упал, рука болит сильно.

— Может, мне к врачу? — с надеждой спросил Павлик.

— Выступишь хорошо, отведу! — рявкнула я, и мое материнское сердце даже не дрогнуло. Я побежала в рекреацию, где еще не успели убрать выставку снежинок. Одна была сделана из марли. Пока не видел охранник, я отодрала фрагмент от снежинки, которую сделала Катя из 1-го Б, и сделала Павлику повязку, как у раненого бойца. Благо тематика конкурса позволяла. Настя прибежала в слезах — расплелась коса. Переплела. Настя осталась недовольна. Переплела еще раз. Настя все равно осталась недовольна. За успешное выступление я пообещала артистам шоколадки. Настя с Павликом обрадовались. Петечка уточнил, за какую именно шоколадку он должен так мучиться, а вот если бы я предложила ему радиоуправляемый вертолет, то тогда да, можно и пострадать.

Сидим в зале. Моя дочь от волнения даже не синего, а зеленого цвета. Опять же хорошо — подходит к военной тематике. Я сама вспотела раза три, пока до нас дошла очередь. Но дети молодцы. Только в конце замялись. Ревниво смотрели на конкурентов, которые целый спектакль поставили и явно не без профессиональной помощи. Дети у них тоже танцевали, как не третьеклассники. А как пятиклассники, причем из профессионального ансамбля. Ну не может быть в одном классе шесть танцующих мальчишек! И вообще, конкурс — чтецов, а не танцоров! Я готова была биться за своих детей до последнего. У меня Павлик преодолел себя и стал выговаривать шипящие! Петечка повернулся так, как на репетициях не делал! Сима не грохнулась в обморок за кулисами, а вышла и все сделала. Настя прочитала так, что мурашки по спине забегали.

Через два дня сообщили результаты. Мы выиграли и нас отправляют на городской конкурс. "Ну, прости, ты сама виновата. Я-то думала, получим третье место и успокоимся,— рассмеялась учительница,— и да, кстати, сделай птичку. Ну, ты помнишь — ко Дню птиц. Нам же надо закрепить успех!"

Моя подруга, у которой дочка тоже учится в 3-м классе, искренне спросила: "Зачем тебе все это нужно? Заняться, что ли, нечем?" Я уже три часа сидела и изучала на разных сайтах способы изготовления птичек из ниток, методом валяния, из папье-маше.

Мне есть чем заняться. Но я была на родительском собрании у старшего сына-одиннадцатиклассника, где от меня уже ничего не хотели, кроме сдачи денег на выпускной. И после этого решила сделать не только птичек, но и гнездо из ниток. Пройдет всего несколько лет и от меня никто не будет хотеть птичек, печенья, подготовки к конкурсу. Мне не для кого будет по ночам красить шишку и клеить на нее бисер. Как уже сейчас дочку не впечатлишь бусами из макарон, хотя еще три года назад мы вдвоем, высунув языки, нанизывали их на нитку.

Маша Трауб


Материалы по теме:

Журнал "Огонёк" от 26.02.2018, стр. 42
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение