Коротко


Подробно

Фото: Reuters

Под белым флагом победы

Сборная России стартует в хоккейном турнире Олимпиады в статусе безусловного фаворита

Сегодня сборная России матчем против словаков начнет выступление на хоккейном турнире Олимпиады в Пхёнчхане, в котором впервые за два десятилетия имеет статус не просто фаворита, а фаворита безусловного. Веских причин считать, что российской команде неимоверно сложно будет вернуть стране спустя четверть века самое престижное олимпийское золото, вроде бы не найдешь. И это, может быть, единственное обстоятельство, которое должно внушать опасения переживающим за нее. Из Пхёнчхана передает корреспондент “Ъ” Алексей Доспехов.


Для тех, кто посещает зимние Олимпиады с конца прошлого десятилетия, обстановка в Пхёнчхане, или, точнее, в Канныне, где расположены крытые арены, отведенные для видов, требующих не снега, а искусственного льда, вполне могла показаться слегка непривычной. Все так же, как обычно, но чего-то все-таки не хватает.

Не хватает жуткой хоккейной суеты. Ломящихся толпами на тренировки команд хоккейных журналистов из Северной Америки. Не хватает десятков телекамер, караулящих лучших из хоккеистов. Не хватает плакатов с изображениями этих хоккеистов и изобилия болельщиков в свитерах с их фамилиями. Не хватает, в общем, какого-то особенного ажиотажа, подтверждающего мысль, что хоккейный турнир — Олимпиада внутри Олимпиады, состязание, лишь формально равное остальным по ценности.

Глупо спорить с тем, что, решив впервые с 1998 года проигнорировать Олимпийские игры, НХЛ многого их лишила. Но глупо спорить и с тем, что, отказавшись от Пхёнчхана, она кое-что подарила именно сборной России. Такой — ну почти такой — статус, какого у нее не было с тех времен, когда отечественные хоккеисты еще играли под советским флагом, а любой успех в матче с ними теми, кто его добился, воспринимался как успех грандиозный. Подарила не смутную, а абсолютно реальную надежду на то, что длящаяся четверть века серия олимпийских поражений в слишком дорогом для страны виде прервется.

Прикинуть, что североамериканский демарш слабее всего ударит по России, собравшей дома, в КХЛ, побольше классных хоккеистов, чем любая из европейских сборных, не говоря уже о сборных Канады и США, было несложно еще весной 2017-го, когда, собственно, демарш и совершался. Непосредственно перед стартом пхёнчханских соревнований оснований полагать, что, допустим, букмекеры из William Hill ошибаются, выставив коэффициент 2,10 на итоговое российское золото (следом с колоссальным отставанием идут канадцы — 4,50), вообще не осталось никаких. Даже у экспертов, которым, по идее, очень хотелось бы их выдумать.

Вот, допустим, четыре хоккейных аналитика телеканала ESPN составили накануне турнира свои призовые тройки. Двое отдали России золото, двое — серебро. При этом даже Грег Вышински и Крис Питерс, рискнувшие поставить ее на второе место, честно признались в комментариях, что сделали это вопреки фактическим раскладам и логике. Вышински, помнящему сладость «чуда на льду» — сенсационного выигрыша американских студентов у неуязвимой сборной СССР на Олимпиаде 1980 года,— хотелось его повторения. Но нынешняя команда США на такую, чтобы творить чудеса, совершенно не походит, а в канадцев еще можно вроде бы верить. Питерсу же импонирует умение финнов, невзирая на убийственные расклады, почти все время просачиваться к медалям, беря не классом, а дисциплиной. В принципе тот же Miracle on Ice.

Иными словами, все аргументы против России — из сферы скорее иррационального. А «материальных» причин, чтобы поставить ее статус под сомнение, как бы ни открещивались от него главный тренер Олег Знарок и его помощники, не обнаружишь, сколько ни пытайся.

Состав — сильнейший, на треть из игроков, которые были бы по крайней мере кандидатами на попадание в него, даже если бы НХЛ не наплевала на олимпийское присутствие. К тому же сыгранный: лишь двое магнитогорцев — форвард Сергей Мозякин да вратарь Василий Кошечкин — не представляют либо СКА, либо ЦСКА. К лидерам — Павлу Дацюку и Илье Ковальчуку — по яркости и близко никого нет среди зарубежных хоккеистов.

Главные соперники на этом фоне выглядят или бледновато, или откровенно бледно. Канада — клуб списанных из НХЛ пенсионеров, пусть некоторые из них в прошлом были хороши: средний возраст ее пхёнчханского варианта — 31 год. И когда тренер Вилли Дежарден обещает весь турнир играть в скоростной и жесткий хоккей, это вызывает улыбку. США — похожая история, но тут клуб «кому за 30» разбавлен горсткой молодых хоккеистов — может быть, и одаренных, но необстрелянных. У шведов и финнов немало заметных в КХЛ людей, но показательно, что, оценивая их перспективы, все говорят в основном о вундеркиндах-тинейджерах Расмусе Далине и Эли Толванене. У чехов подбор кадров абсолютно рядовой: нет ни героев вчерашнего дня с громкими фамилиями, ни вундеркиндов наподобие шведского и финского.

Олимпийская сетка у сборной России удобная. Группа B, в которой она очутилась вместе с американцами, а также посредственными нынче словаками и аутсайдерами словенцами, пожалуй, слабейшая из трех. Грех не выйти из нее с первого места, а следовательно, напрямую, минуя дополнительный раунд play-off, прыгнуть в четвертьфинал. Грех не нацеливаться на то, чтобы прыгнуть туда с наивысшими среди всех участников Олимпиады показателями в групповом раунде, тогда в 1/4 финала гарантирован проходной соперник и стадия превращается в дополнительную разминку.

Если какой-то из свежих турниров проецировать на Пхёнчхан, то декабрьский Кубок «Первого канала» в Москве, на котором сборная России обыграла и шведов, и финнов, и канадцев достаточно уверенно и без отдыхавшего Дацюка.

Эти аргументы кричат во весь голос о том, что сборная России должна наконец вернуть себе олимпийское золото, которое в «эру НХЛ» неизменно ускользало от нее: сначала в Нагано в 1998 году, в шаге от него, затем в Солт-Лейк-Сити в 2002-м и Турине в 2006-м — в двух, а в Ванкувере в 2010-м и Сочи в 2014-м, триумфальных для канадцев Олимпиадах,— уже на дальних подступах, в четвертьфинале.

А робко возражает этому крику разве что неизбежно возникающее в спорте в таких случаях, когда видишь перед собой настежь открытую дверь, ощущение, что что-то не так, где-то кроется хитрая ловушка. Не исключено ведь, что как раз в чересчур безоблачном, расслабляющем, словно деликатный восточный массаж, раскладе. Хотя именно сборная Олега Знарка, занявшего пост главного тренера после сочинского провала, строго говоря, если и забралась за это время в капкан, заготовленный для рановато почувствовавшего себя обреченным на победу фаворитом, то лишь однажды — когда в полуфинале домашнего чемпионата мира 2016 года уступила финнам. Три другие осечки — на двух мировых первенствах и Кубке мира в том же 2016-м — у нее были во встречах с канадцами, с которыми канадский вариант под Пхёнчхан объединяет исключительно название и кленовый лист на форме. А на первенстве в Минске, проходившем после Олимпиады в Сочи, осечек не было вовсе.

Так что актуальности в этом тезисе не больше, чем в воспоминаниях о последней олимпийской победе отечественного хоккея. Состоялась она в действительности, когда СССР на мировых картах уже не было, а на Олимпиаду в Альбервиль приехала «замещавшая» ее сборная СНГ. Под белым моковским флагом.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение