Коротко


Подробно

Фото: John Kuczala / Getty Images

Стрессом по сердцу

«Огонек» — о «такоцубо», новом сердечном заболевании

"Разбитое сердце" — теперь не только художественный образ, но и диагноз, который все чаще ставят россиянам. "Огонек" узнал о новой болезни.


— Вы посмотрите, во что превратилось сердце! — на мониторе компьютера — черно-белая картинка, сердце здесь похоже на мешок, в который насыпали горсть тяжелых монет,— замглавного врача по терапии Первой градской больницы кардиолог Михаил Гиляров продолжает: — Если бы на фото смотрели японцы, они бы сказали, что тут изображен такоцубо — особый горшок для ловли осьминогов.

Именно такое название — "такоцубо" — и получило новое заболевание. Хотя есть у него и второе имя — "синдром разбитого сердца", которое еще более точно отражает суть болезни.

— В девяти из десяти случаев причиной болезни становится стресс,— поясняет профессор Гиляров.— Причем это может быть как "обывательский" стресс, например домашняя ссора, плохая новость или давка в утреннем метро, во время которой вам наступили на ногу, так и стресс физический: сильная боль, перелом, хирургическая операция или тяжелый приступ бронхиальной астмы. При этом болезнь, вызванная эмоциональным стрессом, протекает легче, чем та, которую провоцирует физический.

Механизм недуга выглядит так: во время стресса в кровь выбрасывается большое количество гормонов, часть из которых оказывается губительными для сердечной мышцы. Особые вещества — катехоламины — в буквальном смысле разбивают сердце: из-за их токсического воздействия мышцы в течение нескольких часов теряют эластичность, сердце раздувается, не справляется с работой и может развиться сердечная недостаточность со всеми вытекающими последствиями. Человек же при этом ощущает типичные симптомы приступа: боль в груди с левой стороны, нехватку воздуха и головную боль. Чаще всего в этом случае он попадает по скорой в больницу, где его лечат от инфаркта, хотя болезни эти совершенно разные. При инфаркте закупоривается одна из артерий, которая гонит кровь к сердцу, из-за такой "аварии" ткани сердечной мышцы отмирают. Чтобы восстановить кровообращение, больным чаще всего вставляют в артерию стент и назначают препараты, которые не дают сгущаться крови. При "разбитом сердце" все эти усилия совершенно бессмысленны.

Недамский каприз


— Заболевание это действительно новое и во многом неизученное, поэтому оно чрезвычайно интересно специалистам во всем мире,— говорит профессор Гиляров.— Наша больница сотрудничает с Университетской клиникой в Цюрихе, где ведется регистр пациентов с такоцубо, который объединяет сведения о пациентах с этой болезнью из разных стран. Это очень важно, так как позволяет накопить информацию и выработать рекомендации по борьбе с болезнью. Ведь до сих пор абсолютно эффективных способов лечения синдрома такоцубо нет.

По сути, врачи назначают больным препараты, которые защищают сердце от действия вредных гормонов, и ждут, пока сердце вернется к своим границам. А если оно работает совсем плохо, делают операцию: временно устанавливают в артерию особый "насос", который помогает сердцу качать кровь.

Впервые синдром "разбитого сердца" был описан японцами в конце 90-х годов прошлого века. Но так как сделано это было по-японски, на это мало кто обратил внимание. Первое время медики думали, что речь идет о какой-то крайне редкой патологии жителей Страны восходящего солнца. Ведь считается, что именно японцам свойственно переживать стресс внутри себя, что, вероятно, больно бьет по сердцу. Но когда в 2006 году на Европейском конгрессе японский специалист рассказал о необычном заболевании и показал фотографии сердец в форме "горшка", кардиологи из разных стран вдруг начали говорить, что такие случаи есть и в их практике. А в течение следующей пары лет нашли даже некоторые закономерности.

Например, оказалось, что чаще всего "разбитое сердце" настигает женщин (в 90 процентах случаев), хотя никаких явных физиологических причин для этого нет.

Точно так же синдром такоцубо чуть чаще возникает у азиатов, чем у европейцев: 57,2 процента к 40 процентам. А в 10 процентах случаев он развивается вообще без стресса и примерно с такой же частотой может возникнуть повторно без всякой на то внешней причины. Также оказалось, что особенно тяжело синдром "разбитого сердца" протекает у больных с нестабильной психикой, для которых стрессом может стать совсем незначительный факт. И у алкоголиков с белой горячкой, у которых бывают по-настоящему страшные галлюцинации со всеми вытекающими последствиями.

— Заболевание это более чем серьезное, поэтому относить его к разряду дамских капризов не стоит,— говорит профессор Гиляров.— В ряде случаев может развиться тяжелая сердечная недостаточность и привести к печальному исходу. Сегодня, благодаря более широким возможностям диагностики, стало понятно, что синдром этот встречается довольно часто. Например, только в нашей Первой градской больнице за прошлый год мы зафиксировали 30 случаев этой болезни.

Лечение временем


Сам факт того, что новый диагноз появился именно в кардиологии, довольно примечателен. Ведь именно в этой области с конца 1990-х годов, когда были изобретены статины — лекарства, эффективно снижающие холестерин,— особо ничего нового не происходило. В онкологии, например, за это время был сделан гигантский шаг в сторону персонализированной медицины — теперь каждая опухоль исследуется на генетическом уровне, потому что разные виды патологии лечатся принципиально по-разному. В кардиологии, где сердечно-сосудистые заболевания практически во всем мире остаются причиной смертности номер один, никакой персонализации пока нет. Правда, в последнее время стали появляться работы, которые говорят о том, что тот же инфаркт — крайне неоднороден и лечить его тоже нужно с учетом массы особенностей. Означает ли на этом фоне выявление нового синдрома такоцубо, который раньше принимали за инфаркт, движением в эту сторону?

— Как человеку из практического здравоохранения мне кажется, что мы пока делаем очень скромные шаги в персонализации лечения,— говорит профессор Гиляров.— Пока медицина такова, что мы, как артиллеристы, бьем из пушек по площадям. И в этом, как оказалось, есть смысл. Потому что сегодня смертность от сердечно-сосудистых заболеваний снижается именно потому, что лечение становится массовым. Если еще 10 лет назад получить стент в коронарную артерию можно было только за деньги и далеко не во всяком крупном городе, то сегодня у нас стентируются фактически почти все инфаркты. Если в начале 2000-х годов статины у нас получало меньше 5 процентов населения, то сегодня все, кого выписывают после инфаркта. То есть сегодня в кардиологии массово распространяются признанные схемы лечения. И это позволило в той же Москве значительно снизить смертность от инфарктов. Конечно, кому-то эти общие схемы не подходят, но именно выявление таких групп нестандартных пациентов будет происходить в дальнейшем.

Что касается выявления синдрома "разбитого сердца", в целом медики уверены, что на самом деле таких случаев в России намного больше.

Во-первых, не все врачи знают о существовании такого заболевания, во-вторых, чтобы его диагностировать, нужно иметь под рукой современное оборудование, например кардиоангиограф, который позволяет делать подробное исследование сосудов и всех отделов сердца. И в-третьих, как ни парадоксально, для рядовых больниц выявлять и лечить "синдром разбитого сердца" невыгодно. Ведь за лечение того же инфаркта она получит примерно 200 тысяч, а за синдром такоцубо — всего 20... Так что пока персонализация своего собственного лечения — в руках самих пациентов.

Елена Кудрявцева


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение