Коротко


Подробно

Фото: Reuters

«Человеческий фактор на земле формируется»

Летчик-испытатель — о возможных причинах крушения Ан-148 в Подмосковье

Установлены возможные причины крушения Ан-148 в Подмосковье. Как сообщили в МАК, согласно данным расшифровки параметрического самописца, «особая ситуация» на борту начала развиваться через две с половиной минуты после взлета на высоте около 1300 метров и скорости около 470 км/ч. В этот момент приборы начали неверно отображать скорость. Причиной могло стать обледенение датчиков, так как система их обогрева была выключена. Именно неверные данные о скорости могли стать причиной авиакатастрофы, отмечают в комитете. Эти выводы в беседе с ведущим «Коммерсантъ FM» Юрием Абросимовым прокомментировал летчик-испытатель и заслуженный пилот России Вадим Базыкин.


— Конкретики по этой катастрофе становится больше с каждым часом, появляются новые факты. Если датчики были покрыты льдом, чья это могла быть ошибка?

— Датчики включаются изнутри кабины, называется обогрев ПВД — приемника воздушного давления. Вот меня еще вчера смутил факт, что скорость, по информации на тот момент, была 600 км/ч. На этой высоте предельная скорость то ли 540, то ли 550, точно не помню, но до 600. Поэтому у меня сразу родилась версия, что такое могло быть, если выключили обогрев приемника воздушного давления, который вычисляет скорость в том числе. А для чего выключается? Он должен работать не более двух минут, потому что иначе он может сгореть. И если ты его включил слишком рано на рулении и тебя задержали немного на исполнительном старте, либо на предварительном старте, то ты вынужден его выключить, чтобы он у тебя не сгорел. И очень часто бывает такое, что выключают перед взлетом, но забывают включать. Его выключить-то нужно на 30-40 секунд, чтобы он остыл, и снова включить. Вот если они забыли включить, то тогда, естественно, показания либо уменьшаются, либо увеличиваются. Если они увеличиваются, экипаж на этой высоте начинает с ней бороться, начинает ее гасить. А когда вы гасите, естественно, самолет начинает сваливаться. Там есть приборы, контролирующие, конечно, угол наклона, но они тоже могли быть выключены. Там все рядом. Я вам просто говорю, как это, возможно, могло было быть.

— Вроде бы никто не сомневается в квалификации летчиков, вроде бы самолет вполне исправен, погодные условия тоже нельзя не назвать экстремальными. Тем не менее, гибнут люди. Такое огромное количество факторов в функционале лайнера, которрые даже при достаточной выучке пилотов невозможно все предусмотреть? Или как это происходит?

— Человеческий фактор ведь на земле формируется. Дело в том, что самый дорогой вид транспорта — это авиация. Поэтому во времена кризиса он рушится первым, восстанавливается последним. Для этого и существует государственная политика, которая должна поддерживать небольшие авиакомпании, которые эксплуатируют эту технику. Надо просто понимать, что эта техника эксплуатируется-то всего у нас в Министерстве обороны и в двух авиакомпаниях в России, больше она нигде не эксплуатируется, то есть особого опыта эксплуатации нет. Командир пришел из Питера, я его лично знал, неплохой парень, нормальный. Но, понимаете, методика летного обучения сейчас разобщена, каждая авиакомпания учит по-своему, нет единой системы. Это все постепенно приводит к многочисленным ошибкам. Пришел с чувством легкого отвращения на работу диспетчер, с таким же чувством легкого отвращения пришел заправщик, техник, летчик, кому-то не нравится зарплата, кому-то — график, кому-то — то, что его постоянно заставляют там по ночам летать. Есть вот эта общая усталость, от каждого по ошибочке кладется в этот «мешочек». А экипаж, летчики, завязывают этот «мешочек» на высоте, допустим, а там уже, извините, невозможно как-то что-то по-другому. Авиация делается на земле, ее надо создавать на земле, условия для полета.

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение