Коротко


Подробно

Фото: Виктория Чистякова / Коммерсантъ

С организатора «Забастовки» много не возьмут

Волонтеру уфимского штаба Алексея Навального Ольге Комлевой присудили 10 тысяч рублей штрафа

Советский районный суд Уфы вчера обязал активистку штаба оппозиционера Алексея Навального Ольгу Комлеву выплатить государству 10 тыс. рублей штрафа за то, что она 28 января организовала несогласованную с властями акцию под названием «Всероссийская забастовка избирателей». Госпожа Комлева сделала это в то время, пока координатор местного штаба оппозиции Лилия Чанышева отбывала пять суток ареста — ее задержали за пару дней до мероприятия. Суд отказал ответчице во всех ее ходатайствах, в том числе в вызове в суд сотрудников полиции и свидетелей, внесших, как она заявила, в протокол недостоверные сведения. Материалы полиции суд признал достаточно «допустимыми и достоверными».


Судья Советского суда Уфы Лина Насырова вчера вынесла решение по административному делу волонтера местного штаба Алексея Навального Ольги Комлевой. Суд признал ее нарушившей правила организации публичных мероприятий (ч. 1 ст. 20.2 КоАП РФ) и присудил минимальное из предусмотренных этой статьей наказание — 10 тыс. руб. штрафа (максимальное предусматривает 30 суток ареста, штраф 300 тыс. руб. или 200 часов обязательных работ).

Ольга Комлева была одной из 66 активистов, задержанных 28 января в Уфе полицией во время акции «Всероссийская забастовка избирателей». Она была официальным организатором этого мероприятия, так как подавала уведомление в правительство Башкирии о месте его проведения и числе участников. В кабмине, как сообщал „Ъ“, в согласовании акции отказали, дежурно сославшись на отсутствие свободных площадок. На более чем 20 участников митинга полиция составила административные протоколы. Уфа стала одним из лидеров в России по числу задержанных активистов.

В суде Ольга Комлева заявила несколько ходатайств. Она просила приобщить к материалам ее административного дела диск с видеозаписью ареста, вызвать в суд свидетелей задержания, в том числе сотрудников полиции, составлявших рапорт и допустивших в нем ошибки, например, указавших недостоверные данные о месте и времени задержания. Она также заявила, что показания свидетелей, приобщенные к делу, написаны под копирку и содержат одинаковые ошибки в написании даты ее рождения. Кроме того, сообщила ответчица, никто из свидетелей не указал на то, что она совершила незаконные действия.

Административное дело Ольга Комлпева просила прекратить за отсутствием состава правонарушения. Также она сообщила, что направила обращения в СКР и прокуратуру, в которых просит проверить административное дело на фальсификацию, а действия сотрудников МВД — на соответствие закону, так как они передали ее персональные данные свидетелям и удерживали ее в отделе полиции дольше предусмотренных законодательством трех часов.

Представитель МВД в суде не поддержала ни одно из этих ходатайств. Она заявила, что свидетели уже дали показания полиции, и в дополнительном допросе необходимости нет. Основным доказательством вины ответчика в полиции дежурно назвали тот факт, что активистка продолжала участвовать в акции, несмотря на предупреждение о незаконности этого мероприятия.

Судья признала обоснованными только аргументы представителя МВД. В мотивировочной части суд указал, что «достоверность и допустимость» представленных МВД доказательств сомнений не вызывает, материалы дела не содержат «каких-либо противоречий или неустранимых сомнений».

Ольга Комлева призналась, что ожидала более жесткого наказания, так как другим участникам митинга присуждались большие суммы штрафа, обязательные работы и административный арест.

По мнению юриста проекта «Открытое право» Юрия Сидорова, факт того, что судьи избрали для активистов разные по степени жесткости наказания, может означать, что они избегают подозрений в политическом заказе. «Если судьи выносят разные решения, не под копирку, это будет расцениваться как рассмотрение дела по внутреннему убеждению, как намек на объективность»,— отмечает он. Впрочем, не исключает собеседник, такие решения могут быть восприняты и как попытка вызвать «междоусобицу» в рядах оппозиционных активистов — «поиграть на их чувствах, в том числе на чувстве справедливости». Электоральный юрист Антон Рудаков также не исключает, что «организатору шествия могли дать минимальный штраф, чтобы неприятно удивить его соратников». «С другой стороны, если исходить из буквы закона, назначить максимальное наказание за такое правонарушение суд и не мог. Для этого организатору нужно было бы по-хамски себя вести, ранее привлекаться к административной ответственности или настаивать на дальнейшем осознанном нарушении закона»,— заключил господин Рудаков.

Виктория Чистякова


Коммерсантъ (Уфа) от 13.02.2018, стр. 12
Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение