Коротко


Подробно

Фото: Андрей Аносов / Коммерсантъ   |  купить фото

Мартен Фуркад обстрелял немцев

Лучший биатлонист мира реабилитировался за провал в спринте победой в гонке преследования

Вторая из двух вчерашних гонок преследования, наконец, нарушила немецкое доминирование в биатлонной программе Олимпиады. Серию из трех побед сборной Германии, которые ей принесли Лаура Дальмайер, теперь уже двукратная олимпийская чемпионка, и Арнд Пайффер, прервал король мирового биатлона Мартен Фуркад. Убедительно выиграть французу не помешало ни то обстоятельство, что из-за неудачи в спринте он был вынужден стартовать лишь с восьмой позиции, ни промах на первом же огневом рубеже в преследовании. За его триумфом наблюдал в Пхёнчхане Алексей Доспехов.


Ощущения попадающих в Alpensia Resort, где располагается олимпийский биатлонный комплекс, кажется, напрочь опровергают тезис о глобальном потеплении. Здесь не просто холодно — здесь жутко холодно. А привыкшие к гораздо более мягким европейским зимам биатлонисты согреваются как могут — надевают шерстяные маски, тейпируют лица. И все равно жалуются на то, что в такой мороз, под таким пронизывающим ветром бежать и стрелять тяжело.

Состоявшиеся в уикенд спринтерские гонки были идеальным подтверждением того, что пхёнчханские условия способны погубить кучу фаворитов. А еще они намекали на какую-то поразительную морозоустойчивость одной отдельно взятой команды — немецкой. Оба спринта выиграли ее представители — Лаура Дальмайер и Арнд Пайффер, не самые быстрые на лыжне, но в отличие от соперников почему-то не дрожавшие при нацеливании винтовки в мишень.

Дальмайер вчера к спринтерскому золоту добавила еще высшую награду. А единственной, кто пытался дергать немку в преследовании, была словачка Анастасия Кузьмина, родная сестра не допущенного до Олимпиады лидера сборной России Антона Шипулина. Прорыв Кузьминой, быстрой, резкой, смотрелся впечатляюще. После первой стрельбы она уже была неподалеку от Лауры Дальмайер, хотя и та отнюдь не тихоход, после второй, на которой оппонентки допустили по промаху,— ее достала.

Впрочем, иллюзия насчет того, что скорость Анастасии Кузьминой позволит ей подраться с немкой в кровь, жила недолго — до третьего рубежа, стрельбы стоя. Дальмайер закрыла все пять мишеней, Кузьмина оставила два черных кружка. Это, собственно, и была развязка. Дальше Дальмайер предстояло уже просто оформить и так уже по сути добытую вторую подряд олимпийскую победу — судя по форме, немки, вполне вероятно, для нее не последнюю в Пхёнчхане.

Расклад перед мужским преследованием был еще интереснее.

Чтобы оценить градус сенсационности итогов мужского спринта, нужно знать такой факт. Перед Олимпиадой в рамках биатлонного Кубка мира состоялось 15 личных гонок. В 14 из них первенствовал кто-то из двух биатлонистов — француз Мартен Фуркад или норвежец Йоханнес Бё.

Они возвышались над всеми остальными Эверестом посреди равнины.

Так вот, в спринте шансы на золото и Фуркад, и Бё умудрились потерять на первом же рубеже. Каждый промазал трижды. Но если Бё переварить случившееся так и не смог и опустился в итоге в ту зону, выбраться из которой наверх в преследовании фактически невозможно, то Фуркад после своего конфуза продемонстрировал характер — идеально сработал на стойке и добрался до более или менее пристойной восьмой позиции. И это, конечно, сразу заставило вспомнить сюжет предыдущей — сочинской — Олимпиады. Перед ней Фуркад тоже выглядел практически неуязвимым фаворитом и тоже неожиданно провалился в спринте, чтобы затем реабилитироваться двумя золотыми медалями — за преследование и индивидуалку. В Пхёнчхане надо было провернуть тот же трюк.

Вернее, не совсем тот же. Ситуация 2018 года была чуть посложнее, чем в 2014-м. В Сочи перед Фуркадом в преследовании было пять человек, а от уходящего на старт первым норвежца Уле Эйнара Бьорндалена француза отделяло 12 секунд. В Пхёнчхане требовалось опередить семерых, а отставание Фуркада от победителя спринта Пайффера составляло 22 секунды. Это не то чтобы грандиозный, но и не символический отрыв: примерно за такое время биатлонисты проходят полагающийся за неточный выстрел штрафной круг. А на первом рубеже ситуация для Фуркада еще усложнилась.

Уже после гонки он рассказывал, что был жутко зол на самого себя за спринт. Ему казалось, что выжал из себя все, правильно рассчитал силы. Беда была в том, что матерейший из биатлонистов не смог правильно оценить направление ветра во время стрельбы лежа. Эта глупость и злила Фуркада особенно.

Злость хлестала из него во всех стороны на периодически выбрасывающей вверх снежные хлопья пхёнчханской дистанции. Уже на стартовом отрезке Мартен Фуркад сожрал эти 22 секунды, отделявшие его от Арнда Пайффера. Но опять стрелять лежа безупречно не получилось. Фуркад заехал на круг, а это означало, что все по сути пришлось начинать сначала — с догоняшек.

К третьему рубежу он снова уже был впереди, но — в составе целой группы биатлонистов, любой из которых понимал, что меткость сейчас может вознести его высоко-высоко. Все мишени расстрелял лишь один — лучший из них.

А дальше было традиционное шоу Мартена Фуркада. Бег в одиночестве от рубежа до рубежа в том темпе, на который не способен никто из тех, кто недавно ехал с ним по трассе бок о бок. Хладнокровная стрельба. И — выброшенный перед тем, как отправляться в путь, в направлении трибун салют рукой. Оно, такое приветствие, отнимает несколько секунд — в данном случае отнюдь не драгоценных, потому что преимущество настолько велико, что остаток гонки можно проплестись пешком, и все равно золото не упустишь.

Потенциальные рекордсмены корейской Олимпиады

Пхёнчханские Олимпийские игры помимо тех достижений, которые фиксируются на электронных табло, могут подарить еще несколько любопытных рекордов, которыми на самом деле отмечаются любые Олимпиады,— например, рекордов, связанных с завоеванными спортсменами медалями и количеством выступлений на главных спортивных состязаниях.

Читать далее

Материалы по теме:

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

актуальные темы

обсуждение