Коротко


Подробно

Фото: Евгений Переверзев / Коммерсантъ   |  купить фото

Сибирские ТОРы: придут ли инвесторы?

В Сибири активно готовятся к созданию территорий опережающего развития (ТОР) — площадок с привилегиями для развития бизнеса. Власти регионов сформировали списки солидных потенциальных инвесторов, но далеко не все предприниматели горят желанием реализовывать проекты в ТОРах.


Кузбасс


ТОРы — зоны со льготными налоговыми условиями и упрощенными административными процедурами — создаются в России для привлечения инвестиций и ускоренного развития экономики. После принятия в декабре 2014 г. федерального закона «О территориях опережающего социально-экономического развития в РФ» чиновники почти всех сибирских регионов озвучивали идеи ТОРов. Однако с тех пор сбылось не так много чаяний. В Западной Сибири статус ТОР присвоен только двум территориям — кузбасским моногородам Юрге и Анжеро-Судженску.

Постановление правительства РФ, наградившее Юргу (Кемеровская область) статусом ТОР, было принято в июле 2016 года. Оно предусматривает для резидентов территории существенные льготы. В частности, их освобождают от уплаты налогов на имущество организаций и земельного налога, снижают налог на прибыль. Сейчас у администрации области есть соглашения с двумя инвесторами, рассказал начальник управления инвестиционной политики администрации Кемеровской области Азер Салманов. Первый — «Сибирская инвестиционная группа» — свой проект уже активно реализует. В сентябре прошлого года инвестор открыл первый в Кузбассе завод промышленного рыбоводства. В производство радужной форели компания вложила, по данным Салманова, 726 млн руб. В сентябре директор Сибирской инвестиционной группы Борис Горшунов сообщил „Ъ“, что планирует построить вторую очередь завода мощностью 1,5 тыс. т рыбы в год. Топ-менеджер не исключил, что рыбозавод будет выращивать африканского сома.

Второй резидент Юрги — Объединенная деревообрабатывающая торгово-промышленная компания, учрежденная гражданином Китая Чжу Сяосином. Компания планирует в 2018–2022 годах вложить 626 млн руб. в строительство предприятия по обработке древесины. Представитель инвестора Анна Воробьева говорила „Ъ“ в конце декабря, что после выхода на полную мощность в 2022 году предприятие будет выпускать 40 тыс. куб. м обрезной доски и 3,6 тыс. куб. м топливных гранул из отходов лесопиления. В перспективе на предприятии планируют наладить выпуск мебельных щитов и готовой мебели.

Анжеро-Судженск стал ТОРом в сентябре 2016 года, условия для инвесторов в этой зоне сходны с юргинскими. Сейчас у ТОРа есть пять не очень крупных инвесторов. Наиболее значимый по размеру инвестиций — проект компании «Мир», учрежденный томскими предпринимателями. По словам Салманова, они запланировали вложить 95 млн руб. в производство стройматериалов из полистиролбетона. Однако директор и соучредитель «Мира» Максим Шайдо признался „Ъ“, что подумывает «свернуть бизнес в Кузбассе». «Сейчас мы занимаемся в Кемеровской области ремонтом НПЗ,— объяснил Шайдо.— Власти пообещали нам хорошие перспективы для создания производства стройматериалов: динамичные темпы строительства и т.д. И мы сформировали проект для ТОР. Но теперь мы пожалели, что зарегистрировали компанию в Анжеро-Судженске: фискальные органы просто не дают работать!».

Впрочем, кемеровские власти полны оптимизма. В ближайшее время может решиться вопрос с присвоением статуса ТОР Новокузнецку, сообщил господин Салманов. Заявка была одобрена Минэкономразвития РФ в ноябре прошлого года. Губернатор Кемеровской области Аман Тулеев в своем бюджетном послании отметил, что 14 инвесторов готовы вложить в Новокузнецкую ТОР 17 млрд руб.

Томская область


Близок к получению статуса ТОР и Северск Томской области. Как рассказала председатель комитета стратегического планирования и программно-целевого управления администрации Томской области Евгения Бугаева, проект соответствующего постановления правительства РФ сейчас на стадии согласования. Основной специализацией этой ТОР будет химико-технологическая. В перечне потенциальных инвесторов Северска 11 компаний с 13 проектами в разных сферах. Один из ключевых — Сибирский химический комбинат (СХК), входящий в ГК «Росатом». Он заявил три проекта: создание производства электролитов для химических источников тока (инвестиции — 98 млн руб.), создание производства пигментного диоксида титана (797 млн руб.) и создание коммерчески привлекательных фторсодержащих продуктов (3,9 млрд руб.). «По своим проектам СХК готов на 100%!»— сообщил гендиректор химкомбината Сергей Точилин. В частности, один проект уже реализуется: организовано опытное производство диоксида титана.

Однако другие опрошенные инвесторы высказались о северской площадке весьма скептически. Один из крупнейших проектов ТОР — создание Томским заводом катализаторов импортозамещающих титан-магниевых катализаторов с инвестициями в 3,5 млрд руб. Катализаторами предполагается обеспечить отечественное производство полиэтилена и полипропилена, а также экспортировать в Иран, Саудовскую Аравию и т.д. Директор завода Алексей Постоев заявил, что вероятность реализации проекта в Северске — не более 5%. «Северск — закрытый город с особым режимом, что создает проблемы для внешних инвесторов, с которыми мы ведем переговоры,— объяснил Постоев.— В частности, земля в Северске не отчуждается, а для инвестора всегда важно право собственника на участок. Да и производственные процессы будут тормозиться. Например, я не смогу срочно подогнать на объект проектировщиков, потому что пропуски в Северске оформляются не быстрее, чем за неделю».

Солидарен с Постоевым и другой потенциальный инвестор — томская инновационная компания «Росинком». Она заявила проект производства композитных материалов для замещения костной ткани стоимостью 75 млн руб. Руководитель проекта Виталий Гузеев сказал, что медицинской технологией интересуются различные иностранные инвесторы, которых также не привлекают режимные правила закрытого Северска. «Приходится рассматривать другие площадки»,— говорит Гузеев.

Красноярский край


В Красноярском крае готовится получить статус ТОР город Железногорск, намеренный привлекать на свою площадку инновационные компании. «Проект постановления правительства согласовывается,— сообщил заместитель руководителя агентства науки и инвестиционного развития края Александр Черников.— Надеемся, вопрос будет решен уже в первом квартале. На очереди — проект постановления по Зеленогорску». Как и в других ТОРах, резидентов освободят от земельного налога и налога на имущество, а кроме того, на площадке планируется применить процедуру свободной таможенной зоны. По мнению господина Черникова, это позволит резидентам сократить расходы на импорт оборудования на 30%.

У Железногорска 13 потенциальных инвесторов и 15 проектов на общую сумму 2,65 млрд руб. Санкт-петербургский инвестор «Би питрон и космос» заявил два высокотехнологичных проекта: кабельной продукции и электронных модулей для ракетно-космической и авиационной промышленности и производство гибридных электронных компонентов. Но совладелец компании Вадим Кокотков сдержанно оценивает перспективы железногорских проектов. «Вероятно, льготный режим ТОР — это хороший вариант для компаний, работающих на открытом рынке,— говорит господин Кокотков.— А в нашей отрасли заказчики внимательно контролируют наши издержки, и, снизив себестоимость, мы будем вынуждены уменьшить и цены. Мы пока не отказываемся от Железногорска, но рассматриваем и другие площадки».

Алтайский край


В Алтайском крае будет два ТОРа. Минэкономразвития одобрило заявки о создании льготных зон в моногородах Заринске и Новоалтайске. В МЭРТ Алтайского края рассказали, что пакет инвестиционных предложений для площадок ТОР включает 22 проекта на сумму более 7 млрд руб. В планах у инвесторов в Новоалтайске — организация вторичной переработки полимерных материалов, строительство маслосырзавода, литейного завода, завода металлических конструкций, организация производства металлообрабатывающих станков. В числе крупных проектов в Заринске — строительство кожевенного завода, создание комбината по производству фанеры.

Новосибирская область


Новосибирская область, тоже лелеющая идеи ТОРов, продвинулась по этому пути меньше, чем соседние регионы. Начальник отдела программ территориального развития экономики министерства экономического развития Новосибирской области Маргарита Полянских сообщила, что в ноябре 2017 года была одобрена заявка на создание ТОР в рабочем поселке Линево Искитимского района. «Постановление пока не готово, об инвесторах говорить рано»,— прокомментировала госпожа Полянских. В пресс-службе областного правительства считают, что присвоение статуса ТОР даст толчок к экономическому и социальному развитию моногорода. Другой перспективной зоной для территории опережающего развития должен стать поселок Горный. Заявку о предоставлении ему этого статуса предполагается направить в правительство в марте, сказала Маргарита Полянских. Пресс-служба правительства Новосибирской области в декабре сообщала, что в поселке формируется пять инвестиционных площадок общей площадью 34 га, к которым уже подведены необходимые коммуникации. Предполагалось, что ТОСЭР Горный позволит разместить крупные инвестиционные проекты в сфере производства минеральной продукции, переработки полезных ископаемых и производства стройматериалов. В 2016 году в правительстве Новосибирской области надеялись, что статус ТОР получат Маслянинский, Черепановский и Сузунский районы. Однако соответствующие заявки так и не были поданы. Пока для этого нет законодательной базы, уточнила госпожа Полянских.

Республика Хакасия


Еще одна ТОР создается в Хакасии, в моногороде Абаза. Постановление правительства РФ о ее создании вышло в июле 2017 г. Руководитель департамента промышленной политики минэкономразвития Хакасии Николай Евдокимов рассказал, что у ТОР есть пять потенциальных резидентов. Они работают в сферах производства продуктов питания, деревообработки и туристических услуг.

Руководитель отдела промышленной, экономической и тарифной политики Абазы Лариса Зеликова рассказала лишь об одном из инвесторов, переговоры с которым сейчас в завершающей стадии. Это ООО «Абазинское лесоперерабатывающее предприятие», которое будет заниматься глубокой переработкой леса и производить погонажную продукцию. Стоимость проекта около 30 млн руб. «Крупных инвесторов нам заманить трудно,—комментирует Зеликова,— из-за удаленности Абазы от транспортных артерий».

Без ТОРов


Не воплотилась и идея омских чиновников о создании ТОР на базе моногорода Красный Яр. Как сообщил начальник отдела инвестиционной политики МЭРТ Иван Чура, вопрос будет прорабатываться в апреле после вступления в силу отдельных положений законодательства.

Осталась нереализованной инициатива властей Тывы о создании Енисейской ТОР. Глава республики Шолбан Кара-оол выступал с таким предложением еще в 2014 году, увидев в основе ТОР проект строительства железнодорожной ветки Кызыл — Курагино. «До сих пор по ТОРу нет проекта»,— кратко сообщила начальник отдела экономического анализа отраслей экономики министерства экономики Тывы Мария Зубкова.

Впрочем, далеко не все регионы мечтают о ТОРах. Например, правительство Республики Алтай не инициировало создания ТОР, о чем ничуть не жалеет. «Мы активно развиваемся в рамках действующего инвестиционного законодательства!— заявил первый заместитель председателя правительства Республики Алтай Роберт Пальталлер.— В частности, продуктивно используем механизм государственно-частного партнерства».

Независимые эксперты также не возлагают на развитие формата ТОР больших надежд. «Локальные льготные проекты могут быть полезны, но они не имеют масштабного долгосрочного результата,— считает гендиректор „Финэкспертизы“ Агван Микаелян.— Крупным компаниям интересна более системная поддержка. Как, например, в Калуге, которая развивается сейчас наиболее динамично просто потому, что на поддержку инвесторов заточен весь административный аппарат».

Елена Богданова


"Экономика региона". Приложение от 09.02.2018, стр. 14
Комментировать

Наглядно

в регионе

«Ъ» в лучших местах

обсуждение