Коротко


Подробно

Фото: РИА Новости

Мечтает ли цифровой бизнес о региональных законах

новая экономика

Цифровая экономика в регионах России выглядит существенно отличающейся от "федеральной" как минимум одним параметром — бизнес в этом секторе может оставаться в "цифровой тени" еще достаточно долго. Программа Российского инвестиционного форума в части цифровой экономики во многом учитывает этот факт, как и то, что по ряду причин полностью независимое от властей развитие "цифровой тени", видимо, невозможно — проблема образования специалистов для этого сектора в любом случае остается за регионами.


Мероприятия первого дня Российского инвестиционного форума в Сочи — а это, согласно программе, День молодежного предпринимательства — своим разнообразием наводят на мысль, что организаторы пытаются максимально широким охватом покрыть область, государственную политику в которой только предстоит сформулировать, а затем еще и убедить рынок в том, что это рабочая повестка, с которой можно и нужно иметь дело. Цифровая экономика за последние два года стала обычной темой повестки дня федеральных форумов "Росконгресса", и сочетание "молодежной" и "цифровой" тематики также не ново, тем более что еще несколько "цифровых" мероприятий проходит 15-16 февраля. Однако в случае с форумом в Сочи происходящее достаточно необычно: проблема цифровой экономики в регионах выглядит иначе, чем на федеральном уровне, и Российский инвестиционный форум должен, видимо, стать чем-то вроде "экспериментальной площадки", цель которой выяснить, как эту и без этого довольно специальную тему обсуждать на региональном уровне так, чтобы это не было потерей времени.

Если федеральная бизнес-повестка в России — в частности, запуск правительством программы "Цифровая экономика" и вовлечение в участие в ней крупнейших бизнес-структур, уже работающих в самых современных отраслях бизнеса,— выглядит достаточно адекватной сложившейся ситуации (кратко — правительство фактически согласилось на допуск технологических гигантов к формированию будущего госрегулирования), то в программе регионального форума зафиксирован весь перечень проблем взаимоотношений бизнеса и властей. Судя по всему, он хорошо осознается, но не слишком удачно артикулируется: до сих пор этот "цифровой" и современный бизнес второго эшелона либо не имеет представления о том, что государство знает о нем и готово как-то решать его проблемы, либо целенаправленно уклоняется от государственного участия в его делах. Причем даже не столько по налоговым соображениям или избегая проверочной активности — сама природа "цифровой экономики" во всем мире дает достаточно и возможностей, и искушений строить ее в частном порядке вне сфер государственного регулирования.

Поэтому программа Сочи-2018 в этом плане действительно широка, и, видимо, оправданно широка: наряду с традиционным уже обсуждением правовых аспектов использования криптовалют организаторы готовы говорить о вызовах и возможностях для молодежи в цифровой экономике, современном бизнесе на селе и инвестициях в открытия молодежи, представлять разнообразные мастер-классы и образовательные проекты и даже нетворкинги и коворкинги для "завязывания перспективных знакомств" и связей. Цель этого разнообразия — найти точки, где чиновники могут оказаться необходимы основателям стартапов и некрупных, но технологичных бизнесов, и продемонстрировать, что государству и потенциальным инвесторам (как частным, так и квазигосударственным) есть что им предложить. Если говорить еще проще — что рано или поздно люди, которые занимаются майнингом биткойна, скупая видеокарты и размещая серверные на заброшенных промышленных мощностях или используя для этого корпоративные сервера тайно от руководства (судя по всему, это им удается — инциденты с майнингом на производственных вычислительных мощностях от Сбербанка до "Росатома", сообщения о которых появились в январе--феврале 2018 года, видимо, являются лишь вершиной айсберга, и этот айсберг явно не один — новая "цифровая экономика" отнюдь не исчерпывается этой темой, скорее сейчас это лишь "горячая точка"), столкнутся с проблемами, которые должны и могут решать власти.

Де-факто, в Сочи готовы говорить о многом. О том, что меняющаяся структура рынка труда усилит отток квалифицированной молодежи из России и его нужно будет восполнять, вовлекая молодых людей в технопарки и центры инновационного творчества или предоставляя им уже "обвязанные" необходимой физической и финансовой инфраструктурой государственные коворкинг-центры с "пакетным" обеспечением господдержкой. О том, что интеллектуальная собственность может потребовать защиты, как и права собственников, заработавших на новых рынках. О том, что некоторые некрупные бизнесы когда-нибудь дорастут до размеров, при которых нужно будет покидать локальные рынки ради международных, и им потребуются образовательные программы типа Школы экспорта РЭЦ, мастер-классы по решению логистических задач. И даже кажущиеся несколько старомодными в эпоху стопроцентного проникновения интернета идеи о необходимости знакомить молодых предпринимателей с более опытными коллегами могут служить образовательной цели — формированию общей системы знаний, необходимой бизнесу.

Тем не менее по крайней мере пока "цифровая экономика", более или менее (в перспективе) уловимая на федеральном уровне на расстоянии одного шага, в регионах в основном расположена по отношению к региональной власти в трех-четырех шагах, и это делает малый и даже средний бизнес в этой сфере даже при наличии "физических" выходов на обычные рынки (например, в интернет-ритейле) способным оставаться как бы не существующим для регионов. По крайней мере в течение нескольких лет этот статус-кво будет сохраняться даже в том случае, если все пойдет по "жесткому" сценарию, в котором "цифровизация" малого и среднего бизнеса в неформальном секторе будет предметом специальных разысканий государства на региональном уровне ("мягкий" сценарий сейчас активно предлагается на федеральном уровне в виде федеральных цифровых торговых платформ, более или менее прозрачных для ФНС). Тем не менее, как бы ни развивались события, держаться на безопасном расстоянии от власти такой бизнес долго не сможет — по причинам, связанным с рынком труда.

Собственно, вопрос об образовании и воспроизводстве кадров в цифровой экономике на Российском инвестиционном форуме активно обсуждается — правда, в основном на уровне университетов и специалистов в образовании, то есть во многом теоретически, во всяком случае, если судить об этом со стороны "цифровой тени". Уже сейчас главный ограничивающий фактор для развития региональной цифровой экономики на поверхности. И даже два фактора. Первый: низкий уровень безработицы и продолжающееся увеличение населения крупных городов оттягивают квалифицированный персонал или по крайней мере перспективных претендентов на получение квалификации из регионов в Москву, Санкт-Петербург, Красноярск, тогда как востребованность в них в менее развитых регионах растет. Разумеется, сама по себе цифровая экономика имеет новые характеристики для мобильности персонала — она достаточно часто свободна в размещении "производственных мощностей" в регионах, но это не отменяет большого тренда на продолжение "большой урбанизации" России: в миллионниках более конкурентен рынок, и способа исправить это по крайней мере сейчас нет. Второй фактор — цифровая экономика требует других параметров образования, в том числе непрерывного.

Последнее — это именно то, что рано или поздно будет подталкивать региональную "цифровую тень" в сторону региональных властей. В силу и культурных причин, и устройства экономики образование — сектор, в котором государство, в том числе в регионах, имеет заведомо сильные позиции, и подготовки "цифровых специалистов" для новой экономики ждут именно от него.

Олег Сапожков, Дмитрий Бутрин


Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение