Коротко


Подробно

5

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

Бронзовая коробка

Семен Елистратов принес России первую медаль в Пхёнчхане

Первую медаль на Олимпиаде в Пхёнчхане российская команда завоевала в виде спорта, о котором в ее преддверии было принято говорить исключительно в контексте жестокости «фильтра» Международного олимпийского комитета (МОК). Но Семен Елистратов напомнил, что и без не допущенного Виктора Ана в отечественном шорт-треке есть кому бороться за награды. Проведя очень грамотный, с точки зрения тактики, финал, Елистратов выиграл бронзу. С подробностями — Алексей Доспехов.


Список не допущенных до пхёнчханской Олимпиады российских спортсменов получился огромным, но, кто бы ни брался описывать масштабы потерь, перечисляя наиболее заметные среди них, имя Виктора Ана включал в перечень обязательно. И это было понятно. Главный герой сочинской Олимпиады, ее трехкратный чемпион, символ мощи российской сборной 2014 года, которая сумела добиться прорыва — разными способами, в том числе натурализацией таких, как кореец Ан, «легионеров»,— даже в тех видах, какие раньше были для нее почти terra incognita. И горечь по поводу того, что Виктор Ан не выступит в стране где родился, в чьей форме добился первых грандиозных успехов, как-то оставляла на периферии внимания тот факт, что к его великому таланту сводить сегодняшние возможности отечественного шорт-трека совсем не правильно.

Российский спортсмен Семен Елистратов (справа)

Фото: Дмитрий Коротаев, Коммерсантъ

Он уже давно перестал быть для России жанром экзотическим. Сравнимую, скажем, с биатлонной популярность, правда, тоже обрести не сумел. И, видимо, только этим фактом можно оправдать некоторое удивление, которое у российских болельщиков вызывало присутствие «своего» в финале.

А удивляться было нечему. Семен Елистратов приехал на свою третью Олимпиаду. На второй, сочинской, он уже был потрясающе хорош и вместе с Аном домчался к золоту в эстафете — причем, его вклад в ту победу был весом. А строго говоря, в этом, между Сочи и Пхёнчханом, олимпийском цикле именно он, а не легендарный партнер, так на корейские состязания и не проникший, был ключевой фигурой в сборной России. В смысле стабильности, количества добытых на разных важных соревнованиях наград, которых у него накопилась уже целая стопка, Елистратов Ана даже превосходил. А уж о самой длинной среди олимпийских дистанций и говорить нечего. Она всегда была «коронкой» Елистратова, той дистанцией, на которой он редко выпадает из борьбы за призы.

Фото: Дмитрий Коротаев, Коммерсантъ

Впрочем, имелись и обстоятельства, превращающие ее в очень особенную, выстраданную, можно сказать. И не только связанные с тем, что устроил для сборной России перед Олимпиадой МОК. Семен Елистратов рассказывал о том, что несколько месяцев назад, то есть тогда, когда требовалось заложить фундамент олимпийской формы, у него обнаружились проблемы со здоровьем. «Достаточно серьезные проблемы»,— говорил он. Из-за них он никак не мог выйти на свой уровень в состязаниях Кубка мира, а 20-е места уверенности не добавляют. А тут еще и «фильтрационная» нервотрепка… Елистратов признался, что после финиша, когда осознал, что приехал третьим, оказался не в состоянии сдержать слезы — все пережитое выплеснулось наружу. Успел лишь руками закрыть очки, чтобы никто не видел, как он, сжавшись, словно маленький ребенок, плачет.

Дотянуться до бронзы ему между тем помогло как раз хладнокровие в горячие моменты. В финале у него были сплошь уважаемые соперники.

Но сначала сфальшивил выдающийся канадец, чемпион Сочи на «полуторке» Шарль Амлен. А уже перед финишем запнулся кореец Хван Дэ Хон, лезвием конька задевший по шлему ехавшего по соседству француза Тибо Фоконне. Оба свалились, а преследовавший их Семен Елистратов, который был совершенно прав, что до поры до времени не дергался, не лез в мясорубку, с пятой позиции перебрался на третью и легко удержался на ней, пропустив вперед только главных фаворитов. Впереди были кореец Лим Хё Чжуна, за которого, не щадя глоток, болел весь стадион, дождавшийся первого корейского золота уже на старте Олимпиады, и голландец Шинки Кнегт, за которого на трибуне чуть более сдержанно, но все-таки довольно горячо болел хорошо знакомый российской публике человек — бывший тренер сборной России Гус Хиддинк. Для голландцев шорт-трек, как выяснилось, почти такой же культ, как и классический конькобежный спорт.

А кто по-прежнему, невзирая на сложные и извилистые дороги, по которым идет жизнь, является культовым персонажем для Южной Кореи, выяснилось из первых слов триумфатора. Говоря о том, кто вдохновил его на это свершение, кому он им, по существу, обязан, Лим Хё Чжун назвал одно имя — Виктор: «Виктор убедил меня в том, что я способен это сделать. Он мне дал ценные советы, которые принесли победу». Чемпион, несомненно, страдал из-за того, что его вдохновитель не бежал с ним в этот славный день в Канныне. И кто такой этот Виктор, объяснять было не нужно.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение