Коротко


Подробно

3

Фото: предоставлено Simple

Бургундское как инвестиция

Как заработать на создании винной коллекции

Александр Воронов


На вино можно не только тратиться, но и зарабатывать на нем до 24% годовых, если верить отчетам Knight Frank. Но дегустацию бордо и бургундского придется заменить выяснением их котировок на Лондонской бирже.

Хорошая новость — на вине можно зарабатывать, если знать в нем толк (и иметь хотя бы £10 тыс.). В 2016 году напитки коллекционных сортов, согласно Luxury Investment Index от консалтинговой компании Knight Frank, выросли в цене на 24% — таким образом, "винные" инвесторы заработали в полтора раза больше граждан, купивших акции компаний из списка S&P 500. Если же оценивать десятилетие, то больше можно было заработать разве что на ретроавтомобилях, но никак не на акциях этих же компаний, ведь они прибавили в цене вчетверо меньше вина. Новостью похуже является то, что о дегустациях из погреба придется, вероятно, забыть — и дело тут не только в расточительстве. Торгуют вином обычно через иностранных негоциантов, так что купленную бутылочку не откупоришь.

Как у всякого финансового инструмента, у вина есть свои биржи. Роль центральной выполняет лондонская площадка Liv-ex: выпивкой с 2000 года здесь торгуют 400 компаний из 35 стран. По словам генерального директора компании Simple Максима Каширина, биржа следит за 40 тыс. наименований вина, но главную ценность представляет эталонный индекс Fine Wine 100. Речь о динамике цен на сотню позиций из восьми регионов (в том числе Бургундии, Тосканы, но в основном из Бордо). В январе 2018 года значение Fine Wine 100 составляло £312,47: столько стоил усредненный ящик из 12 бутылок. По некоторым оценкам, ежегодно в мире перепродается вина больше чем на £2 млрд, в том числе через аукционы Christie`s и Sotheby`s.

Фото: предоставлено Simple

Интересно, что винный индекс в конце 2000-х штормило не хуже биткойна. Тогда вино из Бордо на корню, прямо с хозяйствами, взялись массово скупать китайцы, и его стоимость выросла — вместе с Fine Wine 100. Но после запрета китайского руководства делать подарки чиновникам индекс рухнул (дойдя с £336 до £238 в 2014 году). С тех пор ситуация выправилась, да и наблюдатели говорят, что китайский "пузырь" был чуть ли не единственным примером геополитического влияния на рынок.

Торговать на Liv-ex могут лишь юрлица, а частникам стоит обратить внимание на более демократичную биржу Cavex или действовать через британских негоциантов и инвестфонды. Крупнейший Vintage Wine Fund (более £100 млн в управлении) готов работать с клиентами, располагающими как минимум £100 тыс. Но другие брокеры (например, Wine Investment Fund) согласны и на £10 тыс. в качестве входного билета. Максим Каширин из Simple приводит в пример существующего с 1698 года английского торговца Berry Bros. & Rudd, готового хранить вино и торговать им.

Фото: предоставлено Simple

В таких компаниях предложат вложиться как в "голубые фишки" (вроде первого класса бордоских гран крю), так и в своеобразные "фьючерсы" — вина из Бордо "ан-пример", которые продают на следующий год после урожая, пока они еще только вызревают в бочках. На цену вина влияют урожай (для лучших бордоских вин, например, удачными считаются 2000 и 2009 годы) и оценки критиков, прежде всего владельца The Wine Advocate Роберта Паркера. "Самые ценные вина мира — с маленьких драгоценных участков земли. Ведь уникальный терруар не поддается расширению",— говорит Максим Каширин, у которого есть свое подразделение Simple Collection для поставок в Россию строго квотируемого вина (из Бургундии, Пьемонта и Калифорнии). "Вино лучше иметь под рукой, а не в погребе английского негоцианта",— объясняет Каширин.

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение