Коротко


Подробно

Фото: Reuters

Укрощение цифровых платформ

Как государство берет под контроль конкуренцию в новой экономике

Правила игры на российском рынке онлайн-торговли вскоре могут существенно измениться. Федеральная антимонопольная служба (ФАС) России разработала пятый антимонопольный пакет, целиком направленный на регулирование цифровой среды. Одна из его главных мыслей — чтобы злоупотреблять конкуренцией в интернете, не обязательно занимать монопольную долю на рынке какого-либо товара. Иногда достаточно поставить себе на пользу ценовые алгоритмы и «сетевые эффекты». До сих пор в российском законодательстве таких понятий не было.


Пятый антимонопольный


В распоряжении “Ъ” оказалась рабочая версия так называемого пятого антимонопольного пакета, который ФАС разработала при участии Института права и развития ВШЭ—Сколково. О необходимости существенно обновить законодательство глава ФАС Игорь Артемьев говорил еще в декабре 2017 года. Технологии и Big Data (большие данные), которые применяются повсеместно, стали подчинять себе огромное количество рынков — и смежных, и традиционных, властям пора принимать «адекватные меры», заявлял руководитель ФАС.

Поправки вводят в законодательство понятие «сетевые эффекты», которые станут критерием признания хозяйствующего субъекта доминирующим, даже если его доля на товарном рынке не превышает 35%. Доступ к данным о потребителях, собранным цифровыми платформами, должен будет стать недискриминационным. Ужесточится согласование крупных сделок, предписания ФАС к которым придется строго соблюдать, особенно иностранным компаниям. Иначе они рискуют утратить иммунитет по защите интеллектуальной собственности на территории России.

Кроме того, в законодательство вводится термин «ценовой алгоритм» — софт, с помощью которого компании могут проводить мониторинг цен на товарном рынке или совершать действия на торгах. Использование таких алгоритмов для нарушения закона станет отягчающим обстоятельством.

Политика сдерживания


Сами идеи, заложенные в пятый антимонопольный пакет, ФАС уже тестировала. Так, в ноябре минувшего года служба вмешалась в глобальную сделку между фармацевтической Bayer и сельскохозяйственной Monsanto объемом $63,5 млрд. ФАС отказалась ее согласовывать до выполнения сторонами требований, среди которых предоставление российским компаниям доступа к базам данных. Дело в том, что сделка между Monsanto и Bayer позволит создать в сельском хозяйстве цифровую платформу по типу Uber, которая может изменить эту отрасль так же радикально, как изменилась с приходом Uber транспортная отрасль, пояснил “Ъ” директор Института права и развития ВШЭ—Сколково Алексей Иванов.

Другой пример — дело ФАС против LG, возбужденное в июне 2017 года. Служба заподозрила российскую «дочку» южнокорейской компании в координации цен на смартфоны с применением цифровых алгоритмов. «Российская дочерняя компания LG использовала специальную программу, которая анализировала цены на смартфоны у всех реселлеров и сообщала о случаях несоблюдения “рекомендованных” цен, что позволяло LG незаконно координировать ценообразование контрагентов. ФАС в ходе исследования на рынке обнаружила множество таких программ»,— говорится в готовящейся к публикации книге «Антимонопольное регулирование в цифровую эпоху» ФАС и Института права и развития ВШЭ—Сколково.

По словам Алексея Иванова, сетевой эффект — это распространенная экономическая категория, есть формулы, позволяющие его оценить. А сетевой эффект цифровой экономики вместе с контролем больших данных приводит к особому уровню контроля рынков, которого в традиционных отраслях бизнеса просто не бывает. В то же время интернет-компании могут рассчитывать и на послабления по сравнению с традиционными: «Если обычная ценовая координация запрещена законом всегда, то в отношении цифровых платформ предлагается дать возможность антимонопольному органу оценивать положительные социальные эффекты от их работы».

Закон против маркетплейсов


Пятый антимонопольный пакет будет внесен в правительство в течение весны 2018 года, рассчитывает замглавы ФАС Сергей Пузыревский (см. интервью). Проект уже отправлен в целый ряд отраслевых ассоциаций, ассоциацию антимонопольных экспертов и экспертам рабочей группы госпрограммы «Цифровая экономика», рассказал Алексей Иванов. По его словам, предложения поддерживают в первую очередь малые и средние компании, а сопротивление чувствуется со стороны «монополистически ориентированного бизнеса».

Сами участники рынка пока категорически воздерживаются от публичной критики предложений ФАС. Замечания они высказывают только в частном порядке. «Ряд положений законопроекта может негативно влиять на развитие новых форматов онлайн-торговли, например, маркетплейсов, что может лишить российский рынок дополнительных инвестиций, а это, в свою очередь, замедляет экономический рост»,— опасается собеседник “Ъ” в российской компании, управляющей маркетплейсом. Предложения ФАС означают, что, например, «Яндекс.Маркет» может быть признан доминирующим игроком, признают собеседники “Ъ” на рынке онлайн-ритейла. «С высокой долей вероятности» цифровой платформой можно считать и «Яндекс.Маркет», подтверждает господин Иванов, но пока сложно оценить, получает ли компания за счет сетевых эффектов и контроля данных существенную рыночную мощь. В «Яндекс.Маркете» отказались комментировать положения законопроекта. Так же поступил и представитель торговой площадки AliExpress.

Какие площадки подпадут под регулирование — в принципе вопрос спорный. Цифровыми платформами можно также считать «Яндекс.Такси», Amazon или eBay, говорит Алексей Иванов. Но в самом eBay не видят, как законопроект ФАС может повлиять на деятельность компании. «В своей деятельности eBay никак не влияет и не может влиять на условия обращения каких бы то ни было товаров на рынке, более того, eBay предоставляет равные условия реализации товаров для продавцов со всего мира»,— сообщил “Ъ” генеральный директор eBay в России и на развивающихся рынках Европы Илья Кретов. Он уверен, что деятельность eBay не попадает под перечисленные в законопроекте условия, при которых платформа может быть признана доминирующей.

Заграничные манипуляции


В Евросоюзе рынок онлайн-торговли уже регулируется целым рядом специальных документов. Основополагающей стала директива об электронной торговле, принятая еще в 2000 году. Именно она определяет правила игры на всем рынке ЕС для компаний и потребителей. В мае 2015 года Еврокомиссия представила стратегию по созданию Единого цифрового рынка. Она предусматривает 16 инициатив, которые затрагивают интернет-торговлю и телекоммуникационный рынок. В частности, Еврокомиссия объявила о намерении установить единые правила заключения контрактов, единые нормы прав потребителей и, самое важное, запрет на блокировку доступа пользователей онлайн-магазинов к тому или иному сайту на основании его местонахождения. И в своем докладе от 10 мая 2017 года Еврокомиссия подтвердила обнаружение многочисленных случаев нарушений антимонопольного законодательства со стороны онлайн-ритейлеров. Впрочем, имена нарушителей названы не были.

Второй блок предложений Еврокомиссии касался телекоммуникационной сферы. В первую очередь он предполагает изучение прозрачности механизмов поисковиков, ценовой политики различных онлайн-сервисов, вопроса использования персональных данных, которые попадают в распоряжение таких компаний. Именно с алгоритмом выдачи результатов поиска связано самое громкое дело в сфере интернет-торговли. В июне прошлого года Еврокомиссия оштрафовала Google на €2,42 млрд за то, что та предоставляла преимущество в результатах поисковой выдачи собственному продукту Google Shopping в ущерб другим агрегаторам товаров. Ссылки на этот сервис оказывались наверху страницы с результатами поиска, тогда как позиции конкурирующих сервисов намеренно занижались. Так, в среднем ссылка на наиболее популярный агрегатор товаров, не принадлежащий Google, оказывалась лишь на четвертой странице поиска.

Аналогичные претензии к Google и его сервису Google Shopping были и у американских властей. Обвинения в адрес компании были выдвинуты еще в 2011 году, однако два года спустя Федеральная торговая комиссия США пришла к выводу, что даже если Google и причинила вред конкурентам умышленно, то она в любом случае сделала это для того, чтобы лучше обслуживать клиентов. В итоге дело так и не было возбуждено. Однако попытки наказать корпорацию за возможное недобросовестное использование своего доминирующего положения на рынке интернет-поисковиков не прекращаются. В числе последних Google призвали к ответу власти штата Миссури. Прокуратура намерена проверить, не нарушают ли действия Google права потребителей штата и законы о конкуренции. В частности, ей предстоит выяснить, что Google делает с собираемой пользовательской информацией, а также проверить подозрения в том, что компания удаляет потребительскую информацию с сайтов конкурентов и манипулирует результатами поиска для своей выгоды.

За манипулирование ценами в США была наказана и Apple. Компания была признана виновной в сговоре о завышении стоимости электронных книг и нарушении антимонопольного законодательства. В рамках этого дела Минюст США рассматривал соглашения, подписанные Apple с пятью издательствами (Penguin, Macmillan, Simon & Schuster, Hachette и HarperCollins) в 2010 году, когда корпорация запускала первый iPad и стремилась положить конец доминированию Amazon на рынке электронных книг. Для этого Apple предложила издательствам перейти на агентскую модель продаж, когда розничную цену на книги назначают сами издатели, а не ритейлеры, как это принято в оптовой модели продаж. При этом Apple, продавая книги по назначенной издателями цене в своем интернет-сервисе iBooks, забирала 30% вырученных средств. В итоге покупатели платили в среднем от $12,99 за электронную версию книги, в то время как до вступления в соглашение цена составляла $9,99. В итоге Apple согласилась выплатить $400 млн в виде штрафов и компенсаций представителям потребителей 33 американских штатов.

Владислав Новый, Кирилл Сарханянц


Материалы по теме:

Комментировать

рекомендуем

обсуждение