Коротко


Подробно

Фото: Hannibal Hanschke / Reuters

«Политика России требует от нас бдительности и выдержки»

В сеть попал черновик коалиционного договора ФРГ

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Уже в среду в Берлине может быть представлена финальная редакция коалиционного соглашения между Христианско-демократическим союзом Ангелы Меркель (ХДС), ее партнерами из баварского Христианско-социального союза (ХСС) и Социал-демократической партии Германии (СДПГ). Из появившегося в СМИ черновика документа следует, что Берлин не готов к пошаговому ослаблению санкций в отношении Москвы и считает реальной угрозу нарушения Россией Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Эксперты уверены: каким бы ни оказался финальный вариант коалиционного соглашения, резкого потепления в отношениях между Россией и Германией ждать не стоит.


«Двойного толкования быть не может»


Почти 170-страничный черновик будущего коалиционного соглашения был опубликован на сайте немецкой газеты Rheinische Post. Дюжина страниц сохраняет пометки желтым цветом, которые означают, что партии еще ведут переговоры по этим вопросам,— но не страница 135, почти целиком посвященная политике в отношении России.

Авторы документа коротко перечисляют положительные аспекты взаимодействия: Германия «крайне заинтересована в хороших отношениях» с «крупнейшим соседом в Европе», в сотрудничестве с Москвой на международном уровне, а также в контактах на уровне гражданских обществ, в развитии экономических связей и продолжении работы форума «Петербургский диалог».

«Поэтому мы сожалеем, что политика России, в том числе в области прав человека, привела к регрессу. Своей противоправной аннексией Крыма и вмешательством на востоке Украины Россия нарушила европейское мироустройство. Нынешняя внешняя политика России требует от нас бдительности и выдержки»,— говорится в тексте.

Что касается санкционной политики, партии, судя по опубликованному документу, договорились по-прежнему придерживаться жесткой линии в отношении Москвы и будут готовы к отмене санкций только «после выполнения минских договоренностей». Причем речь идет о полной реализации соглашений: сначала их выполнение, потом свертывание санкций. «Двойного толкования при переводе этой фразы быть не может: “bei Umsetzung” — это обязательно “в случае выполнения” или “реализации”, и это типичная формулировка для официальных документов»,— пояснила “Ъ” переводчик-синхронист высшей квалификации, старший преподаватель кафедры немецкого языка МГИМО Елена Мокрушина.

При этом ответственность за реализацию минских соглашений возлагается «как на Москву, так и на Киев». Перечисляются и ключевые шаги к урегулированию украинского кризиса: перемирие на востоке Украины, отвод тяжелых вооружений и вооруженных группировок, контроль со стороны миссии ООН.

Говоря о безопасности в Европе, участники коалиционных переговоров подчеркивают важность сохранения Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, подписанного СССР и США в 1987 году. Напомним, это соглашение позволило уничтожить целый класс вооружений: стороны обязались уничтожить все комплексы баллистических и крылатых ракет наземного базирования средней (1–5,5 тыс. км) и меньшей (от 500 до 1 тыс. км) дальности, а также не иметь таких ракет в будущем. Однако будущее договора под вопросом, поскольку Россия и США обвиняют друг друга в его нарушении. Как следует из проекта коалиционного соглашения, немецкие политики в этом споре однозначно на стороне Вашингтона. В документе сказано, что «есть основания испытывать тревогу по поводу нарушения Россией договора (о РСМД.— “Ъ”), поскольку это чревато серьезными последствиями». «Подобные вооружения могут достигнуть любой цели в Европе»,— отмечается в проекте соглашения.

В целом из черновика коалиционного соглашения следует, что резких перемен во внешней политике Берлина Москве ожидать не стоит.

«Нынешняя ситуация сформировалась не на пустом месте»


В том, что в политике Берлина не стоит ожидать кардинальной смены позиции в отношении Москвы, уверены и опрошенные “Ъ” эксперты. «С одной стороны, в Германии есть те, кто хотел бы потепления отношений с Россией: за немедленное улучшение диалога выступает как часть бизнес-сообщества, так и часть политического истеблишмента,— пояснила “Ъ” эксперт берлинского Фонда науки и политики Сабина Фишер.— В то же время говорить об облегчении санкций уже сейчас — это преждевременно и наивно. Ведь нынешняя ситуация сформировалась не на пустом месте, и есть те, кто увидел в поведении России угрозу стабильности в Европе и даже в Германии». По мнению эксперта, уже после формирования правительства возможно обсуждение пошагового снятия санкций. «Но политические партии, скорее всего, будут по-разному оценивать шаги, после которых европейская сторона была бы готова к частичному облегчению ограничительных мер,— продолжает Сабина Фишер.— Серьезным шагом могло бы стать настоящее перемирие, прекращение огня, а также отвод тяжелых вооружений. И позиция ХДС, вероятно, будет жестче, чем позиция социал-демократов».

Не ожидает изменения политики на российском направлении и руководитель программы по Восточной Европе, России и Центральной Азии Центра Роберта Боша, эксперт Германского совета по международным делам (DGAP) Штефан Майстер. «Если со стороны российских властей не поступит какого-то прорывного предложения, то в краткосрочной перспективе внешнеполитическая линия Германии едва ли изменится, так как относительно Москвы сложился консенсус,— говорит собеседник “Ъ”.— Тем более если у власти останется Ангела Меркель — а так, вероятно, и будет,— то ждать серьезных изменений не стоит: в определении внешнеполитической линии ФРГ слишком сильны личные позиции канцлера, и можно предполагать, что она и дальше будет доминировать».

Болезненный компромисс


В финальном раунде коалиционных переговоров принимали участие 15 человек — по пять от трех партий, которые затем должны сформировать правительство. Чтобы обсудить все спорные моменты еще «на берегу», партии — ХДС Ангелы Меркель, ХСС под председательством Хорста Зеехофера и СДПГ во главе с экс-кандидатом в канцлеры Мартином Шульцем — сначала провели предварительные консультации, а затем, в конце января, приступили непосредственно к переговорам о формировании правительственной коалиции (см. “Ъ” от 23 января).

Согласовать коалиционный договор не удавалось до последнего момента. Так, в минувшие выходные переговорщики решили продлить обсуждение до вторника — с тем, чтобы все-таки попытаться прийти к единому мнению по возможным нововведениям на рынке труда и в сфере здравоохранения. При этом, хотя партийные лидеры договорились, что содержание переговоров останется для журналистов тайной, источники немецких СМИ то и дело давали понять: многие разногласия сводятся к тому, что СДПГ рассчитывает оправдать ожидания избирателей и утвердить ряд социально ориентированных мер, а их оппоненты считают такие шаги популистскими и дорогостоящими.

Коротко комментируя начало нового дня переговоров, политики стремились демонстрировать уверенность в положительном исходе дебатов, утверждая: 95% всех вопросов уже удалось уладить. «Я рассчитываю, что мы сегодня сможем дойти до конца, и надеюсь, что в итоге это пойдет на пользу нашей стране»,— заявил Мартин Шульц. «Каждый из нас еще столкнется с необходимостью пойти на болезненные компромиссы,— намекнула, в свою очередь, на сохраняющиеся противоречия Ангела Меркель.— Я и сама к этому готова, если только мы сможем гарантировать, что в итоге пользы будет больше, чем вреда». Начавшиеся в десять утра переговоры в итоге затянулись: на момент сдачи номера в печать дискуссия еще продолжалась.

Более того, даже если в ближайшие дни финальная версия договора будет представлена, гарантировать формирование нового правительства пока нельзя. Против могут выступить рядовые члены СДПГ, которые в течение трех последующих недель должны будут утвердить согласованный верхушкой партии документ. Партия насчитывает около 450 тыс. членов, и многие из них не готовы идти на уступки консерваторам из ХДС. Наиболее жесткую позицию занимает молодежное крыло партии (75 тыс. участников). Лишить рядовых социал-демократов решающего слова в утверждении коалиционного договора мог бы Конституционный суд в Карлсруэ, куда уже обратились в частном порядке пятеро граждан ФРГ — однако первый из пяти таких запросов уже отклонен.

Галина Дудина


Комментарии
Профиль пользователя