Коротко


Подробно

Фото: Евгений Васильев/Интерпресс/ТАСС

«Наш турнир во всем мире смотрят более 1 млрд человек»

Руководитель St. Petersburg Ladies Trophy Александр Медведев о достижениях организаторов турнира и его развитии

В воскресенье победой двукратной чемпионки Wimbledon чешки Петры Квитовой завершился третий по счету St. Petersburg Ladies Trophy — наиболее представительный турнир Женской теннисной ассоциации (WTA) категории Premier с призовым фондом $735 тыс., в сетке которого оказалось сразу четыре игрока первой десятки мировой классификации. Его генеральный директор, заместитель председателя правления ПАО «Газпром» Александр Медведев, объяснил корреспонденту “Ъ” Евгению Федякову, чем объясняются успехи петербургской команды организаторов, назвал стоимость проведения турнира, а также дал понять, что уже в недалеком будущем в Санкт-Петербурге может пройти совершенно новое крупное теннисное состязание.


— Считается, что St. Petersburg Ladies Trophy, который проходит между Открытым чемпионатом Австралии и первыми матчами нового розыгрыша главного женского командного турнира — Кубка федерации, занимает в календаре WTA не самое удачное место. Однако вы в этом году собрали блестящий для соревнований вашей категории состав участников. За счет чего это удалось?

— Действительно, в 2016 году, когда наш турнир проходил впервые и стоял в календаре не до, а после четвертьфиналов Кубка федерации, неделя была более удачной. Ведь даже если теннисистка проигрывает на Australian Open в первом же круге, выступать после возвращения из Мельбурна в ином часовом поясе и другой климатической зоне — дело непростое. Однако мы еще три года назад продемонстрировали, что для нас нет мелочей — как в подготовке инфраструктуры, так и в работе с игроками и болельщиками (компания «Формула-ТХ», которая занимается организацией St. Petersburg Ladies Trophy, с 2015 года также проводит сентябрьский турнир Ассоциации теннисистов-профессионалов St. Petersburg Open.— “Ъ”). Это системный подход, при котором каждый человек, имеющий отношение к организации турнира, с одной стороны, работает по жесткому регламенту, а с другой — имеет поле для импровизации.

— Можете привести конкретные примеры?

— Прежде всего я имею в виду нашу культурно-музыкальную часть, которая произвела большое впечатление на всех, в том числе представителей WTA. В этом году в церемонии закрытия мы использовали балетно-оперную тематику в современной обработке. Звезды Мариинского театра, которые пели и танцевали на корте, сами получили огромное удовольствие. Так что никакого секрета у нас нет. Вообще, по моему опыту, при решении любой задачи самое главное — правильно поставить вопрос. Порой это даже сложнее сделать, чем потом найти на него ответ.

— Привлечение звезд на не самые крупные турниры практически всегда связано с дополнительными расходами. Общая сумма, которую вы потратили на то, чтобы получить четырех игроков из первой десятки, сопоставима с официальным призовым фондом?

— Сегодня система поощрения игроков устроена иначе, чем раньше. Обязательства, которые могут иметь те или иные спортсменки перед WTA Tour и организаторами конкретного турнира, весьма многообразны. Что касается дополнительных затрат, на которые мы идем ради приезда в Санкт-Петербург звезд, то они абсолютно оправданны. Ведь речь идет об официальном вознаграждении за работу, которую спортсменки выполняют вне корта (участие в различных мероприятиях, сопутствующих турниру.— “Ъ”). Кроме того, мы применяем так называемую бонусную систему для дополнительного поощрения отдельных игроков, которые доходят до полуфинала или финала. Это общепринятая практика.

— Продолжит ли заниматься вопросами приглашения спортсменов на оба ваших турнира чемпионка Roland Garros 1997 года хорватка Ива Майоли?

— Да, поскольку она имеет огромный авторитет как в женском, так и в мужском теннисе. И это помогает нам находить такие варианты взаимоотношений с ведущими игроками, которые позволяют избежать неоправданных расходов. Кстати, большое заблуждение считать, что наши возможности безграничны. Всех своих результатов мы как организаторы достигаем, работая в рамках определенного бюджета.

— И какова его общая сумма?

— На проведение каждого турнира, будь то мужского или женского, у нас уходит около 250 млн руб.

— Вам наверняка доводилось слышать мнение, согласно которому в наше время теннисный турнир не стоит таких денег.

— Доводилось. Но я уверен, что они тратятся не зря. Хотя бы потому, что жители Санкт-Петербурга имею возможность посмотреть на теннис в исполнении самых ярких мировых звезд. Кроме того, по данным телекомпаний, которые ведут трансляции с «Сибур Арены», каждый наш турнир в течение недели во всем мире смотрят более 1 млрд человек. Это официальные данные, которые утверждены международными аудиторами. Таким образом, выходит, что ежедневная телеаудитория St. Petersburg Ladies Trophy составляет в среднем около 150 млн человек. И мы, не скрою, гордимся таким показателем, поскольку все эти люди видят рекламу нашего любимого города, получают положительную информацию о нем, узнают что-то новое о нашей стране. Таким образом, в выигрыше остаются и спонсоры нашего турнира, которые получают ту самую отдачу, на которую рассчитывают. Ведь спонсора мало привлечь. Требуется и грамотно осуществлять его сопровождение в рамках турнирной программы.

— Сумев в этом году собрать блестящий состав участниц, вы видите какие-то резервы развития турнира в рамках его нынешней категории Premier, четвертой по градации WTA Tour?

— Безусловно. Хотя бы потому, что в России всегда высок интерес к выступлению своих спортсменов, а девочки у нас появляются очень талантливые, и наш турнир лишний раз это подтвердил. Взять хотя бы 16-летнюю Анастасию Потапову, которая получила wild card и выиграла свой первый матч на турнирах WTA Tour, или 18-летнюю Елену Рыбакину — она показала очень красивый теннис и с учетом квалификации вообще выиграла пять матчей, в том числе у седьмой ракетки мира француженки Каролин Гарсии. Интереснейшая игра со сменой ритма, силы и типа ударов есть у Дарьи Касаткиной, еще одной нашей совсем еще молодой теннисистки. Такую игру приятно наблюдать даже людям, не слишком искушенным в этом виде спорта.

Кстати, мы уделяем повышенное внимание детям. В общей сложности в течение года «Формула-ТХ» проводит в Москве, Санкт-Петербурге и регионах около 100 детских соревнований. Конечно, большинство их участников не станут заниматься теннисом профессионально, но ведь они вполне могут выбрать его в качестве хобби. А это автоматически означает повышение популярности этого вида спорта и рост интереса к нашему турниру.

— С 1991 года в Санкт-Петербурге появилась лишь одна звезда мирового уровня — Светлана Кузнецова. Не было ли у вас желания вырастить в городе нового игрока уровня первой десятки, обеспечив ему на начальном этапе карьеры соответствующее финансирование?

— Подготовка звезды и организация турнира — совершенно разные вещи, в том числе и в силу законодательства. Ведь родители ребенка могут подписать какие угодно договоренности, а сам он в 18 лет поблагодарит и направится в ином направлении. Поэтому бизнес-модель здесь не столь очевидна. И потом, каждый должен заниматься своим делом. Насколько я знаю, у Федерации тенниса России существует программа развития этого вида спорта, и подготовка молодых игроков, согласно этой программе, основана на традициях нашей теннисной школы. А традиции у нас богатые. Неслучайно в показательных мероприятиях St. Petersburg Ladies Trophy участвовали наши суперзвезды Елена Дементьева и Анастасия Мыскина.

— Разочарованы ли вы тем, что в споре за право принимать со следующего года итоговый турнир WTA Санкт-Петербург уступил китайскому Шэньчжэню? И что все-таки в данном случае стало решающим фактором — деньги или политика?

— Учитывая ситуацию, связанную с Олимпиадой, закрывать глаза на политику мы не можем. Но формально главным оказался финансовый фактор, поскольку призовой фонд в $14 млн, который предложил Шэньчжэнь, существенно превышает аналогичный показатель мужского итогового турнира (в этом году в Лондоне на Nitto ATP Finals будет разыграно $8,5 млн.— “Ъ”). Выходит, что именно деньги перевесили такие аргументы, как выгодное географическое расположение Санкт-Петербурга, желание самих спортсменок, интересы телевидения. Ведь прямые трансляции из Китая неудобно смотреть ни в Европе, ни в Америке, а уже известный результат спортивного соревнования всегда бьет по телевизионной аудитории.

— В свое время вы высказывались категорически против планов WTA по увеличению с восьми до 16 человек количества участниц итогового турнира. В итоге этого не произошло: согласно последней информации, в Шэньчжэне в 2019 году будут выступать по восемь лучших одиночниц и пар…

— Для итогового турнира 16 участниц — это слишком много. Наверное, можно было бы рассмотреть вариант с 12 теннисистками, в число которых вошли бы игроки первой десятки плюс два лучших молодых игрока, но от него, насколько я понимаю, тоже отказались. Итоговый турнир должен быть турниром лучших, иначе его статус размывается. Поэтому спекулировать тут не стоит. Сейчас мы думаем о новом теннисном мероприятии, которое может вызвать не меньший интерес, чем финальная восьмерка. Причем обсуждения на эту тему с WTA по ее инициативе уже начались.

— Не могли бы конкретизировать? Возможно, речь идет о проведении нового командного женского турнира?

— С деталями давайте подождем. Мы рассматриваем все варианты, которые могут быть успешными.

Газета "Коммерсантъ" от 07.02.2018, стр. 12
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение