Коротко


Подробно

4

Фото: Reuters

Смартфон джунглей

Как гаджеты влияют на подростков

от

«Смартфоны делают юных пользователей несчастными. Гаджеты оказали вредное влияние на целое поколение» — к таким выводам приходит в своих научных работах и популярных книгах Джин Твенге (Jean M. Twenge), профессор Университета штата Калифорния в Сан-Диего. Но верна ли ее теория? Нужно ли отбирать у ребенка телефон или ограничивать время пользования гаджетом?


АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВ


Смартдети


Суть теории профессора Твенге можно понять по названию ее последней книжки, вышедшей в свет в прошлом августе,— «iGen: Почему современные “суперподключенные” дети растут менее склонными к бунту, более толерантными и послушными, но менее счастливыми и совершенно неготовыми к взрослой жизни». Эта книга — бестселлер номер один в разделе «Демография» на сайте Amazon.

Нынешние дети и подростки — это поколение iGen, то есть поколение айфонов-айпадов (Твенге к нему относит тех, кто родился между 1995 и 2012 годом.) В России социальная сеть «ВКонтакте», проводя летом 2017-го исследование среди своих пользователей в возрасте 14–25 лет, без ложной скромности назвала их поколением «ВКонтакте». И с ней не поспоришь: в крупных российских городах «ВКонтакте» пользуется 93% молодежи.

Это поколение всю жизнь живет при интернете, очень рано осваивает компьютер. Моя дочь Алиса, читая в учебнике для пятого класса задания вроде «Сверните окно» или «Найдите курсор», считает, что автор учебника или всех пятиклассников держит за дураков, или сам дурак.

Главное, что определило стиль жизни поколения iGen, его привычки, манеру общения,— смартфон и социальные сети.

Разница между мобильным телефоном и смартфоном существенна. Примерно такая же, как между обычным зеркалом и тем, через которое Алиса в сказке Льюиса Кэрролла попала в Зазеркалье: со смартфона можно выходить в интернет. В первую очередь — ради общения в соцсетях.

Согласно статистике 2017 года, в США смартфонами владеет 92% тех, кому от 18 до 29 лет. В Великобритании — 96% тех, кому от 16 до 24. Для россиян в возрасте от 12 до 24 лет аналогичный показатель составлял в 2016 году 86,2%. Это в среднем по стране. В Москве, Санкт-Петербурге и крупных городах цифры, вероятно, соответствуют американским и британским.

Смартфон молодые люди используют прежде всего ради социальных сетей. В США это в первую очередь снапчат «Фейсбук», в России — «ВКонтакте». Плюс «Инстаграм» для фотографий, конечно. Нет оснований считать, что смартфоны и социальные сети по-разному влияют на американских и российских детей и подростков. Послушаем профессора Твенге — она расскажет о том, как именно влияют.

Или смартфон, или хорошее настроение


Твенге утверждает, что смартфоны вгоняют подростков в тоску, депрессию, делают скучными, апатичными домоседами-эгоистами.

Твенге анализировала данные общенациональных опросов старшеклассников США (8-й, 10-й и 12-й классы) и первокурсников за разные годы начиная с 1975-го. И обнаружила однозначную взаимосвязь между использованием смартфонов и настроением. Подростки, много времени тратящие на общение через интернет и телефон (социальные сети, чаты, СМС, мессенджеры), реже бывают счастливы, чем те, кто больше общается, играет, занимается спортом — все это в реальном мире. (Впрочем, заметим, что и в реальном мире во время встреч подростки беспрерывно пользуются смартфонами, размещают фото в «Инстаграме» и в «Фейсбуке», переписываются с теми, кого на встрече нет.)

Влияние жизни в социальных сетях на эмоциональную сферу подростка не зависит от того, какой у него цвет кожи, где он живет и каков доход его семьи. Влияет только одно: сколько времени он проводит у экрана устройства. Скажем, у восьмиклассников, злоупотребляющих общением в социальных сетях, на 27% выше вероятность возникновения депрессии, чем у их сверстников, которые свободное время посвящают спорту, делают уроки, ходят на какие-то мероприятия.

А вот разница между мальчиками и девочками есть: девочки проводят в социальных сетях в среднем больше времени, а потому чаще, чем мальчики, чувствуют себя одинокими, острее реагируют на комментарии и лайки под своими публикациями. Наконец, девочки чаще становятся объектами травли в интернете.

Представители поколения смартфонов перестали ежедневно гулять с друзьями. Они не торопятся обзаводиться автомобильными правами и садиться за руль. Реже ходят на свидания, а старшеклассники реже занимаются сексом.

Чаще ощущают себя одинокими. Чаще недосыпают. Особенно отчетливо негативные тенденции стали проявляться после 2007 года — именно в том году вышел первый iPhone.

В 2012-м смартфонами обзавелось более половины населения США, и с этого года ситуация не улучшилась.

Парочка дополнительных российских штрихов из исследования «ВКонтакте» «Портрет молодежи». Им комфортнее в социальной сети, чем в жизни. Или одинаково. Так ответил 61% опрошенных. Мысль о том, чтобы остаться без социальных сетей, приводит в панику 81% парней и 89% девушек.

Депрессивные ловушки


По мнению ряда исследователей, соцсети делают несчастными не только детей — вообще всех, кто ими злоупотребляет.

Холли Шакья и Николас Кристакис, работающие вместе с Джин Твенге в Университете штата Калифорния в Сан-Диего, опубликовали в прошлом году результаты своего исследования. При содействии службы изучения общественного мнения Gallup было опрошено 5208 американцев. Им задавали вопросы о физическом и душевном здоровье, удовлетворенности жизнью, общении со знакомыми в реальном мире. Полученные данные сопоставлялись с активностью опрошенных в «Фейсбуке» (числом френдов, лайков, переходов по ссылкам, изменений статуса).

Результаты исследования — три волны в течение двух лет — показали: общение в реальном мире положительно влияет на физическое и душевное здоровье человека, его настроение, тогда как общение через «Фейсбук» — отрицательно.

И тому есть ряд причин. Например, иллюзия более бурного, активного общения в социальной сети по сравнению с обычным общением. Или другая проблема: когда люди хвастаются чем-то в сети, создавая образ более счастливой, чем на самом деле, жизни, это может вызывать у их сетевых собеседников ощущение собственной неполноценности, ущербности.

В 2012 году в Университете штата Мичиган был проведен эксперимент на добровольцах. В течение двух недель испытуемым пять раз в день присылали СМС с вопросами о том, насколько они довольны своей жизнью в целом и какое у них настроение в настоящий момент. Выяснилось, что, чем активнее человек в «Фейсбуке», тем сильнее у него портятся настроение и самочувствие после этой активности. Интересно, что за участие добровольцам не только заплатили по $20, но и разыграли между ними iPad2.

Социолог Мортен Тромхольт из Университета Копенгагена, работая над своей магистерской диссертацией, провел эксперимент. Участники (1095 датчан) неделю были отлучены от «Фейсбука». Контрольная группа продолжала пользоваться им как обычно. Через неделю выяснилось, что у тех, кто не выходил в социальную сеть, повысилась удовлетворенность жизнью, стало больше позитивных эмоций. Особенно полезной недельная передышка оказалась для тех, кто много времени проводил в соцсети, для тех, кто не делал собственных публикаций, только читал других, и для тех, кто завидовал своим френдам.

Джобс что-то знал


Хотите видеть своего подростка счастливым? Заставьте его выключить смартфон, планшет, компьютер. И сделать что-нибудь. Что? Да что угодно.

Профессор Джин Твенге считает, что пребывание детей в интернете просто необходимо ограничивать. Вредные последствия начинают ярко проявляться, когда подросток проводит в сети более двух часов. Значит, два часа в день — и все. Освободившееся время нужно потратить на встречи с друзьями, спорт, другую физическую активность.

Многие видные деятели ИТ-индустрии ограждали и ограждают своих детей от вредного влияния гаджетов. Журналист The New York Times Ник Билтон разговаривал со Стивом Джобсом перед премьерой первого планшета iPad. Билтон спросил: «Ваши дети, наверное, обожают iPad?» И был поражен, услышав в ответ: «Они им не пользовались. Мы дома ограничиваем использование нашими детьми технологий». И это не единичный пример.

Эван Уильямс создал компании Blogger и Twitter. Его жена Сара отправляла твиты во время родов. А вот двум сыновьям Эвана и Сары приходится дома читать бумажные книги из огромной библиотеки, вместо того чтобы играть на планшете.

В некоторых семьях устанавливают лимит на пользование смартфонами и планшетами. Например, детям до десяти лет нельзя пользоваться электронными гаджетами в будни вовсе, а в выходные — не более определенного времени, от получаса до двух часов. Для 10–14-летних лимит выше. Они могут взять гаджет в руки и в будни, чтобы сделать домашнее задание. Есть и другие подходы: только в гостиной, но не в спальне. Только для творчества, не для игр.

Есть и совсем радикальные точки зрения. Ведущий телеканала Fox News Стив Хилтон после встречи в эфире с профессором Джин Твенге написал колонку под таким заголовком: «Смартфоны превратили нас в технозависимых зомби. Поэтому мы должны запретить детям ими пользоваться».

О бедном смартфоне замолвите слово


Картина создается удручающая, если принять теорию Джин Твенге за абсолютную истину. Но с этой теорией согласны не все. Особенно представители академической науки. Они упрекают Твенге в том, что в погоне за популярностью и сенсационностью та не брезгует не самыми честными приемами: иногда вольно обращается со статистикой, пользуется данными и чужими исследованиями, подтверждающими ее теорию, но игнорирует те, которые вступают с ней в противоречие.

Да, современные дети и подростки не такие, какими были их сверстники в прежних поколениях. Но они отличаются не только в отрицательную сторону. Не всем родителям, особенно родителям девочек, может показаться минусом, что подростки стали реже заниматься сексом.

Нора Волков, директор Национального института по проблемам злоупотребления лекарственными средствами США, считает, что широкое распространение смартфонов могло способствовать снижению уровня наркомании среди подростков.

И даже сама Твенге иногда высказывала мысли, противоречащие ее заявлениям о том, что смартфоны «поломали судьбу целого поколения». В 2015 году она поставила свое имя под работой «Более счастливая молодежь и менее счастливое старшее поколение. Временные различия в субъективной оценке удовольствия от жизни в США. 1972–2014». Странное название, правда? Молодежь стала счастливее? А как же смартфоны, делающие ее все несчастнее и несчастнее? Джин Твенге отгородилась от слишком назойливых журналистов литагентом. С просьбой разрешить противоречие я обратился к соавтору исследования профессору психологии Соне Любомирской из Университета штата Калифорния в Сан-Диего. Госпожа Любомирская сказала, что у нее нет времени отвечать на подобные вопросы.

В работах Твенге не доказана причинно-следственная связь между длительным пребыванием подростков в социальных сетях и их эмоциональным состоянием. А это главный тезис ее теории. Она просто говорит в многочисленных интервью: «Это наиболее правдоподобное объяснение». Твенге в принципе не рассматривала возможность того, что изменение привычек поколения вызвали не смартфоны, а какая-нибудь другая причина. Например, усиление борьбы с терроризмом после 11 сентября 2001-го. Или финансовый кризис 2007–2009 годов. Да мало ли что еще!

Но простые и понятные страшилки гораздо легче находят понимание у широкой публики, чем серьезные академические исследования. Возможно, не стоит пока торопиться отбирать у детей смартфоны.

Теорию Джин Твенге о вредном влиянии смартфонов на детей и подростков прокомментировали для “Ъ” детский психолог, социолог и представитель социальной сети.

«Для младшего поколения интернет — это не изобретение, а среда жизни»


Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ

Алексей Фирсов, руководитель центра социального проектирования «Платформа»

— В таких ситуациях мы видим столкновение двух очень разных и мощных культурных пластов. В истории мало примеров ценностного конфликта такой силы, хотя нынешние его формы не ведут к социальным катаклизмам. Например, по социальному эффекту это можно сравнить с появлением христианства. Возникла совершенно новая культура, которая стала разрушать сложившиеся жизненные модели и стереотипы.

Для взрослых интернет — это изобретение, появившееся при их жизни, привнесенное извне. Это некий технический процесс, способный приносить как пользу, так и вред, ущерб. Для младшего поколения это не изобретение, а среда жизни. Часть окружающего пространства, как мебель, улицы, транспорт. Это принципиально разные подходы. И нам очень важно понимать логику младшего поколения.

Дети и подростки, пользуясь социальной сетью, порой даже не думают, что выходят в интернет. Они просто общаются. Вот, к примеру, практика гендерных знакомств. Для тех, кто старше, знакомство в интернете, через Tinder или Mamba, и знакомство, например, в баре — совсем разные вещи. Для тех, кто младше, особой разницы нет.

Для них границы между миром вещей и виртуальным миром становятся условными. И со временем эта граница будет все больше размываться, стираться.

Виртуальный мир для сегодняшней молодежи ничем не ущербнее реального — это просто другой аспект бытия.

Запреты и ограничения в отношении интернета со стороны взрослых станут наталкиваться на сопротивление и непонимание. По-моему, лучшей стратегией будет так выстроить офлайновую систему воспитания, чтобы негативные факторы в онлайне меньше воздействовали на ребенка,— прививать культуру поведения в виртуальном мире. Нас же, когда мы были детьми, учили, как вести себя на улице, во дворе. А когда ты директивно запрещаешь что-то ребенку, то просто снимаешь с себя ответственность.

«Каждый человек должен самостоятельно решать, сколько времени проводить в социальной сети»


Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Руслан Карболсунов, представитель пресс-службы «ВКонтакте»

— Соцсети уже давно больше чем место для общения с друзьями и близкими. В VK пользователи слушают музыку, играют, смотрят сериалы и даже покупают авиабилеты и заказывают такси. Многие подписываются на научные сообщества, интересуются трансляциями лекций, слушают образовательные подкасты. Логично, что люди проводят в онлайне все больше времени. При этом наша команда внимательно следит за контентом и оперативно блокирует опасную и оскорбительную информацию — так вместе с пользователями мы создаем позитивное и безопасное пространство.

Мы уверены, что каждый человек должен самостоятельно решать, сколько времени проводить в социальной сети, ведь искусственные ограничения приводят к негативу. И, даже если говорить о самых молодых пользователях, важно, чтобы родители регулярно общались с детьми, вместе проводили время и находили совместные интересы, это гораздо эффективнее запретов.

Если вдруг ребенок столкнулся с опасностью — на улице, в школе или в интернете,— лучше помочь сформировать правильное отношение к проблеме, а не создавать информационный вакуум.

В призывах все ограничить нет ничего нового. Раньше во всех проблемах общества обвиняли то произведения классиков литературы, то сцены из фильмов и сериалов. Сейчас все чаще упоминаются смартфоны, интернет и игры, а в будущем их место наверняка займет что-то новое. Но это борьба с ветряными мельницами, которая ничего не изменит. Важнее обращать внимание на настоящие причины проблем и депрессий — они гораздо глубже и редко имеют отношение к отдельным девайсам или интернету.

«Кроме виртуального общения подростку должно быть интересно общаться в реальности»


Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Татьяна Пуйда, психолог, психотерапевт

— На мой взгляд, нельзя категорично утверждать, что для каждого подростка длительное пребывание в интернете вредно и делает его несчастным. Основная деятельность в подростковом возрасте — это общение со сверстниками. В процессе этого общения подростки решают важные задачи своего развития: учатся общаться, конфликтовать, находить компромиссы и лучше понимать, как устроен процесс взаимодействия между людьми. Интернет как раз дает такую возможность.

Здесь важен вопрос меры и степени. Кроме виртуального общения подростку должно быть интересно общаться в реальности. Если такой интерес есть, то подросток скорее выберет пойти с друзьями (или со своим парнем или своей девушкой), встречаться и общаться в реальной жизни. Если подростку не хочется идти в мир и он «уходит» в интернет, это скорее говорит о том, что у него есть определенные психологические сложности, которые он, часто неосознанно, пытается решить посредством погружения в виртуальный мир.

Несколько смущает определение «несчастности» детей и подростков. В чем она измеряется? Подростковый возраст априори самый сложный в жизни человека. Это возраст максимального рассогласования всех сфер развития, ты уже не ребенок, но еще и не взрослый. У подростка часто отсутствуют внутренние опоры и ориентиры, они как раз находятся в процессе становления. Этот период иногда сопровождается повышенной агрессивностью, тревогой, депрессивным настроением, суицидальными мыслями, непринятием себя и других. Поэтому сложно говорить о прямой зависимости использования гаджетов и «несчастности» подростков.

Отвечая на вопрос, частое ли пользование смартфоном делает детей несчастными, или несчастные дети чаще берут в руки смартфон, можно предположить, что верно второе, но необходимо понимать, про какой возраст детей идет речь. Чем младше ребенок, тем меньшее количество времени ему нужно проводить в интернете.

Подростку для усвоения законов общения и нахождения в своей субкультуре необходимо больше времени в интернете.

Конечно, родители должны определять время пребывания детей в интернете исходя из возраста ребенка. Дети, особенно маленькие, не в состоянии самостоятельно контролировать время игры. И важно, чтобы родитель определял время нахождения ребенка в интернете. И не только устанавливал правила, но еще и помогал ребенку их соблюдать, не ожидая от маленького человека, что он сам поспешит оторваться от интереснейшего занятия. Тут все дело в балансе: с одной стороны, обозначать свое требование, а с другой — признавать, что ребенку непросто его соблюдать. Плюс, важно, чтобы правила менялись в зависимости от возраста ребенка.

Рекомендация про два часа в день выглядит странно, поскольку не учитывается возраст ребенка. Для трехлетнего это слишком много и вредно, а для влюбленного подростка совершенно недостаточно.

Технологический прогресс действительно не остановить. Современные дети и подростки, конечно, сильно отличаются от предыдущих поколений — своими возможностями, навыками, восприятием информации. Сложно предположить, куда это может привести, но если родители стараются находить баланс в общении с ребенком: с одной стороны, давать ему больше самостоятельности в каждом возрасте, а с другой — создавать определенные правила, позволяющие ребенку или подростку чувствовать себя более устойчиво, то все будет хорошо!

Комментарии

Наглядно

валютный прогноз