Коротко


Подробно

Фото: Павел Кассин / Коммерсантъ   |  купить фото

Мозги стали утекать быстрее

Как остановить эмиграцию россиян

от

Интеллектуальная эмиграция из России за последние семь лет увеличилась. Как посчитали аналитики РАНХиГС, ежегодно страну покидают около 100 тыс. человек; почти половина — люди с высшим образованием. Треть уехавших не собирается возвращаться домой. Такая тенденция наблюдается с 2014 года.


Какие факторы провоцируют эмиграцию и как остановить утечку мозгов? Соавтор исследования и ведущий научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Юлия Флоринская отмечает, что многие покидают страну из-за отсутствия карьерных перспектив: «Масштабы в этом десятилетии, конечно, немножко выросли. Кроме выезда еще существует и возврат, с ним по косвенным признакам как раз хуже — многие, кто планировал после учебы, после завершения контрактов вернуться, этого не сделали. В этом смысле потерь больше, потому что сальдо не в нашу пользу. Очень расширился спектр: если смотреть статистику принимающих стран, раньше это в основном были США, Германия, Израиль, а сейчас вся Западная Европа, Австралия, и в Китай едут учиться. Выезжают главным образом учиться, судя по интервью, — это как минимум треть. Второй канал — работа, и третий по распространенности — члены семьи».

Около 3 млн наших соотечественников проживают за рубежом, отмечают эксперты; примерно половина из них сохраняет российское гражданство. Что стало главной причиной отъезда и не планируют ли россияне вернуться? «Коммерсантъ FM» задал эти вопросы эмигрантам.

:

Екатерина Гадаль, Франция: «Есть люди, у которых самоцель — уехать, у меня ее не было. Я вышла замуж за француза и одновременно еще являюсь членом Координационного совета российских соотечественников, поэтому знаю ситуацию с нашей эмиграцией во Франции. Основная ситуация переезда — русские женщины, которые не нашли себе мужа в России и вышли замуж за французов. На сегодняшний день у меня есть работа, есть издательство, которое работает. Никогда не говори никогда: может быть, когда я выйду на пенсию, я вернусь в Россию».

Руслан Молдаванов, США: «Мне просто было интересно учиться в зарубежном вузе. Вышло так, что я выиграл грин-карту, и терять ее уже не хотелось. Конечно, и финансовый кризис, я думаю, тоже сказался, потому что ты видишь меньше перспектив, небольшие зарплаты, потому что я не из Москвы, не из Питера, а из Ростова-на-Дону. Эти зарплаты просто несопоставимы с тем, что я могу получить в Чикаго. Какие-то концы я не рву: абсолютно нормально будет, если после завершения университета мне поступит предложение преподавать или поучаствовать в научном проекте от российского вуза в Москве или в Петербурге. У меня нет такого антагонизма, что нет, я не хочу возвращаться».

Елена Навроцкая, Испания: «Я восемь лет живу в Испании, а уехала, потому что хотела год поучиться, сначала у меня не было планов оставаться. После того, как я провела здесь какое-то время, поняла, что не хочу больше жить в России, потому что мне был ближе испанский менталитет. У меня уже здесь муж и дети, дом, в России меня ничто не прельщает. Я уже, честно говоря, дольше живу в Испании, чем даже в Москве».

Чтобы удержать высококвалифицированных сотрудников в стране, недостаточно просто повысить им зарплату, считает хэдхантер, руководитель проекта «Антирабство» Алена Владимирская: «Уезжают, собственно, по нескольким причинам: первая и главная, с которой сталкиваюсь я — а я работаю с топ-персоналом, — это возможность поработать в проекте мирового уровня, типа Google, Facebook, то есть интерес ровно в этом. Как ни странно, для топ-менеджмента финансовая мотивация не является основной при переезде, потому что при пересчете налогов человек чаще всего не выиграет ничего. Главное, что мы можем сделать — проекты такого уровня, чтобы они были столь же интересными, как Google и Facebook».

Чтобы компенсировать утечку мозгов, Россия создала ряд условий для привлечения мигрантов с высшим образованием. Однако эта мера существенно ситуацию не улучшила: за 6 лет в страну въехали 150 тыс. человек, однако и эти ресурсы не всегда используются рационально, отмечают в РАНХиГС. Около трети таких мигрантов трудятся на рабочих местах.

Комментарии
Профиль пользователя