Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

В Давос со своим блокчейном

Российская делегация представила программу «цифрового перехода»

Программа «Русского дома» в Давосе открылась панельной сессией, на которой представители госструктур и компаний представили весьма неожиданное описание будущей роли экономики России в цифровой экономике мира. Блокчейн и смежные технологии, к которым в российской юрисдикции нет единого подхода, объявлены представителями Минкомсвязи, ВТБ, Waves сектором, в котором РФ имеет шансы как игрок мирового уровня. Реальные перспективы будут более очевидны в ближайшие два-три года — выступающих не смутили даже вопросы об итогах развития проекта «Сколково».


Деловая программа «Русского дома», открытого фондом «Росконгресс» в рамках зимней сессии Всемирного экономического форума в Давосе, началась вчера панельной сессией, тема которой совпала с одной из ключевых тем «большого Давоса» — это перспективы цифровых технологий. Впрочем, если на десятках панельных сессий WEF чаще обсуждаются культурные и технологические аспекты цифровизации экономик, то в «Русском доме» состоялось, по существу, что-то вроде рекламной презентации цифровой экономики РФ, которая создается прямо сейчас и может, по словам выступающих, стать частью глобальной конкурентоспособности России в мировой схеме специализаций в среднесрочной перспективе.

Отметим, репутация российской IT-индустрии на ключевых рынках достаточно сильна (хотя в 2010-х отрасль нигде не играла действительно ключевой роли) — однако сколько-нибудь ответственных заявлений о том, что РФ может иметь в будущей «индустрии блокчейна» и смежных секторах важную в масштабе мира роль, в Давосе никто не ожидал.

В этом качестве рассматриваются в основном США и Китай, важной «кулуарной» темой WEF в 2018 году является будущая конкуренция китайских и американских компаний в мире вокруг big data и рынка обработки информации, а Facebook и Google в Давосе впервые представлены, видимо, даже более масштабно, чем большинство европейских стран.

Глава Минкомсвязи Николай Никифоров открыл дискуссию в «Русском доме» достаточно нестандартным заявлением: программа «цифрового перехода» экономики России, по его словам, практически полностью сформирована инициативами частных компаний РФ, роль государства в ней заключается скорее в содействии развитию регуляторными усилиями. При этом министр Никифоров упомянул возникающую в развивающейся цифровой экономике мира проблему «мировых монополий», заявив при этом, что достаточно высокие оценки состояния IT-сферы в России (очень высокий по мировым меркам уровень широкополосного доступа, стоимость коммуникаций, сетевое покрытие в городах) обеспечены сильной конкуренцией частных компаний в этом секторе — правительство будет стремиться обеспечивать конкурентную среду в IT, это стратегическая цель.

Основную презентацию вел глава Внешэкономбанка Сергей Горьков, и это также не было похоже на стандартные российские презентации. Руководитель банка развития констатировал, что России в принципе не следует претендовать на достижение позиций во всех перспективных технологических трендах — «покрыть все это не хватит денег». Поэтому ВЭБ как госинститут настаивает на поддержке лидерства России в трех секторах — блокчейн-технологиях, квантовых вычислениях и коммуникациях и «конвергентных технологиях» на стыке IT и традиционной индустрии. Кроме того, по его словам, сильные университетские наработки позволяют говорить об относительном лидерстве РФ в сфере разработки приложений искусственного интеллекта (AI). Перспективы российских разработок в этой сфере, пояснил Сергей Горьков, будут более понятны на горизонте двух-трех лет — пока они более очевидны лишь специалистам.

Несмотря на хорошо видимый скепсис аудитории (в значительной степени — российской), тезисы господина Горькова были полностью поддержаны коллегами. Среди них были, в частности, основатели компаний Waves Александр Иванов и Universa.io Александр Бородич (последняя подписала в Давосе соглашение с EY и группой «Ланит» о сотрудничестве в российском проекте «быстрого» блокчейна, в том числе для нужд документооборота). Выступающих не смущали и вопросы о том, чем закончились такие же презентации пяти-семилетней давности, посвященные проекту «Сколково»,— он рассматривается сейчас скорее как действующая стартап-экосистема и университет («Сколтех»), нежели как «инноград». Министр правительства Москвы Сергей Черёмин (он, кстати, сообщил, что Москва занимает второе место в мире после Нью-Йорка по развитию цифровых госсервисов) также заявил о готовящейся «второй жизни» Сколково — как центра высокотехнологичной медицины мирового уровня.

У «цифрового апломба» российских представителей в Давосе действительно есть определенные основания. Но есть и существенная проблема: несмотря на претензии российских IT-специалистов на роль «мирового поставщика инфраструктуры блокчейна», готовые решения российских компаний в этой сфере почти отсутствуют — есть только активные инвестиции ВЭБа, Сбербанка, «Ростеха», частных структур в экспериментальные проекты. По сути, кроме стартовавшего в январе проекта ВЭБа и Росимущества по применению блокчейна при регистрации сделок с имуществом, показывать можно лишь лаборатории, но не продукты. Впрочем, в «Русском доме» в Давосе явно были уверены в том, что в течение года-двух ситуация изменится — это легко проверяемая позиция.

Оцифрованные миллиарды

Правительство одобрило итоговый перечень проектов в рамках программы «Цифровая экономика» на общую сумму 522 млрд руб. Наиболее затратным может стать направление «Информационная инфраструктура», предусматривающее в частности, создание многофункциональной спутниковой системы за 300 млрд руб. На проекты в области информационной безопасности пока планируется выделить 34 млрд руб., но рост количества киберугроз позволит шире использовать внебюджетные средства, ожидают эксперты.

Читать далее

Дмитрий Бутрин, Давос


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение