Коротко

Новости

Подробно

Три мира -три "Динамо"

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 47
  
  
       На пространстве бывшего СССР, где Россия медленно, но верно теряет свои позиции, есть три страны, за которые она будет бороться до конца,— Украина, Грузия и Белоруссия. Эта борьба имеет для Москвы такое же принципиальное значение, как в свое время для московского "Динамо" — противоборство с одноклубниками из Киева, Тбилиси и Минска.
      Судьба призовых мест на чемпионатах СССР по футболу не решалась в матчах четырех динамовских команд. Но очный спор с одноклубниками всегда имел для московского "Динамо" особое значение. Сегодняшнее место России в мировой политике тоже не зависит напрямую от ее отношений с Украиной, Грузией и Белоруссией. Но именно этим своим соседям Москва уделяет особое внимание. И строит свою политику на украинском, грузинском и белорусском направлениях, руководствуясь одними и теми же соображениями и используя схожие рецепты.
       
"Динамо" (Москва)--"Динамо" (Киев)
       Отношения с Украиной имеют принципиальное значение для России не только потому, что это ее ближайший сосед и одно из крупнейших государств СНГ. После распада СССР Украина была основным конкурентом России в борьбе за титул главного партнера Запада на Востоке. Западная Европа и США, долгие годы считавшие Киев первым дублером России, рассуждали примерно так. Пока в России идут демократические реформы и ее внешняя политика направлена на сотрудничество с Западом, Москва будет оставаться для западных стран ключевым восточным партнером и главная европейская ось будет проходить по линии Париж--Берлин--Варшава--Москва. Если же Москва пойдет иным путем, ключевым восточным партнером станет Украина, а конечной точкой европейской оси окажется Киев.
       На практике такая политика выражалась в том, что любой шаг в сторону Москвы Запад тут же дублировал жестом в адрес Киева. К примеру, в мае 1997 года НАТО создало с Россией совместный совет, который сразу окрестили историческим, и тут же учредило аналогичный орган — комиссию — с Украиной.
       Украинский президент Леонид Кучма всячески подыгрывал такой политике, балансируя между Россией и Западом. При этом он не выражал особой готовности реально учитывать интересы восточного соседа. Еще три года назад Украину, провозгласившую курс на радикальные рыночные реформы, США не раз ставили в пример другим странам СНГ. А после того как президент Кучма назначил премьером молодого реформатора Виктора Ющенко, вообще заговорили о резком крене Киева в сторону Запада.
       Все изменилось в конце 2000 года. Сначала Москва обвинила Киев в краже своего газа и стала активно пробивать строительство новой ветки газопровода на Запад через Польшу в обход Украины. Потом неприятности для Леонида Кучмы стали следовать одна за другой: "дело Гонгадзе", кассетный скандал, акция "Украина — против Кучмы". В результате Запад поспешил отмежеваться от нынешнего украинского президента, а его позиции внутри страны оказались подорваны. Москва для Кучмы стала едва ли не единственным светом в окошке. И восточный сосед протянул ему руку поддержки. Однако, поддерживая сегодня Кучму, Москва прекрасно понимает, что он — фигура уходящая. И потому, одной рукой дружески похлопывая по плечу украинского президента, другую представители Москвы протягивают его сегодняшнему оппоненту и завтрашнему преемнику — Виктору Ющенко.
       Смотрины главного претендента на кресло главы Украины Кремль доверил лидеру СПС Борису Немцову — в последний раз он встречался с Виктором Ющенко в Киеве в середине ноября. А во время его предыдущего визита в Москву была практически решена судьба Леонида Кучмы: он остается на своем посту до конца срока (начало 2004 года), а Москва тем временем договаривается с преемником о цене его поддержки. Цена эта очевидна — обязательство не поворачиваться к России спиной.
       Москва убивает сразу двух зайцев: не портя отношений с нынешним президентом Украины, налаживает их с его наиболее вероятным преемником. Ющенко, которого еще вчера за глаза называли "ставленником США и МВФ", с готовностью идет на контакт с Россией.
Так что игру с Киевом Москва пока выигрывает.
       
"Динамо" (Москва)--"Динамо" (Тбилиси)
       Главная стратегическая цель Москвы на грузинском направлении — сохранить Тбилиси в орбите своего влияния. Потеряв Грузию, Россия фактически лишится и своего главного союзника в Закавказье — Армении. Ведь основной сухопутный путь из России в Армению лежит именно через Грузию.
       Иллюзий в отношении нынешнего грузинского руководства во главе с Эдуардом Шеварднадзе, которое однозначно ориентируется на США, в Москве, похоже, давно не питают. Но строить планы свержения неудобного режима для Москвы малопродуктивно: это вряд ли допустит Запад. А вот создать условия, при которых президент Шеварднадзе будет вынужден повернуться лицом к Москве, попытаться можно. И Россия пытается. Причем атака ведется по отработанной схеме. Удар наносится по наиболее уязвимому для противника направлению. Для Тбилиси это проблема Панкиси.
       Все последние годы Москва настойчиво подталкивала Грузию к принятию своей военной помощи в борьбе с боевиками в Панкисском ущелье. А военное присутствие — это как раз тот фактор, который должен "помочь" Шеварднадзе повернуться лицом к Москве. Нынешняя ситуация в Панкисском ущелье идеальна для активизации этого фактора. Поэтому Панкиси — едва ли не главный козырь Москвы в ее игре в Закавказье. На кону — вопрос о том, под чьим влиянием окажется Грузия.
       О наличии чеченских боевиков в Панкисском ущелье в России впервые заговорили в начале лета 2000 года. Тогда приближался срок вывода с территории Грузии двух российских военных баз (в Гудауте и Вазиани), да и судьба двух остальных (в Ахалкалаки и Батуми) была неопределенной. И Москва стала намекать Тбилиси на возможность совместной борьбы с боевиками в Панкисском ущелье. Положительный ответ Тбилиси давал России возможность не только сохранить военное присутствие на грузинской территории, но и расширить его.
       Грузия намерения России раскусила. Но они никак не соответствовали ее собственным планам — как можно скорее избавиться от российских баз на своей территории и российских военных в Абхазии. И Тбилиси поначалу категорически отрицал наличие баз боевиков в Панкиси. На признание этого у грузинских властей ушло более года — только в феврале 2002 года глава МГБ Грузии Валерий Хабурзания прямо заявил, что "в Панкисском ущелье боевики пытаются создать тренировочные лагеря". Москва уже тогда могла праздновать победу, но переиграла и многое испортила.
       После неоднократных заявлений российских представителей о том, что "бен Ладен может находиться в Панкисском ущелье", США решили направить в Грузию своих военных для борьбы с террористами в Панкиси. Так что российские политики не только не достигли желаемого — расширения военного присутствия в Грузии, но и создали идеальные условия для размещения на грузинской территории войск США. А именно в этом состоит едва ли не главная цель нынешнего грузинского руководства. И расчет на поддержку США — единственный реальный козырь в руках Эдуарда Шеварднадзе, который позволяет ему успешно отбивать атаки Москвы.
Так что в игре с Тбилиси Москва вынуждена пока довольствоваться ничьей.
       
"Динамо" (Москва)--"Динамо" (Минск)
       В отличие от Киева и Тбилиси Минск до самого последнего времени не только не грозил Москве повернуться в сторону Запада, а, наоборот, рвался (во всяком случае, на словах) в ее объятия. Белорусский лидер Александр Лукашенко чуть ли не с первого дня своего президентства настойчиво подталкивал Москву к созданию единого государства. Правда, объединение России и Белоруссии "батька" предлагал исключительно на своих условиях — как двух абсолютно равных субъектов. Москву такой вариант не устраивал, но она не решалась в этом признаться — чтобы не прослыть противником интеграции с братской республикой. И ей долгое время приходилось соглашаться на игру, которую вел Минск. Свою игру Россия начала только нынешним летом.
       В середине июня Владимир Путин упрекнул руководство Белоруссии в стремлении создать из российско-белорусского союза "что-то наподобие СССР" и тут же жестко заявил, что возврата к Советскому Союзу не будет. Российский президент резко высказался против требования Минска иметь право вето на совместные решения и напомнил, что экономика Белоруссии составляет лишь 3% от российской. Надо отделять мух от котлет, сказал Владимир Путин.
       Ответ из Минска последовал почти сразу же. Лукашенко назвал возникшую ситуацию очередной попыткой вбить клин между братскими республиками и предположил, что "это кому-то надо в России на самом высоком уровне". "Союз нужен простым людям, а не президентам",— многозначительно заявил президент Лукашенко. И сделал вывод: "У российской стороны нет желания двигаться в направлении единения братских народов Белоруссии и России". Это был прямой выпад в адрес Путина. Но он ответил на него не сразу, а два месяца спустя.
       В августе Путин неожиданно предложил свой график объединения России и Белоруссии: май 2003 года — референдум о создании единого государства, декабрь 2003 года — выборы единого парламента, март 2004 года — выборы единого президента. По сути, Александру Лукашенко предлагался вариант вхождения Белоруссии в состав России, а ему самому — должность полпреда президента РФ в белорусском округе. Но теперь "батька" уже не мог упрекнуть Кремль в нежелании интегрироваться с братской республикой.
       Лукашенко не просто отверг предложения Путина. Он сделал резкий выпад в его адрес: "Даже Ленин и Сталин не додумались до того, чтобы раздробить Белоруссию и включить в состав СССР. Никто не пойдет на то, чтобы порезать республику на части и включить ее в состав пусть даже братского государства".
       Ответ из Москвы не заставил себя долго ждать. Российский "Газпром" объявил, что с 1 ноября резко сокращает поставки газа в Белоруссию.
       И тогда "батька" решил сыграть ва-банк. Он пригрозил России переориентироваться на Запад: "Мне надо было проводить такую же политику, как проводил все эти годы Леонид Кучма и руководство Украины,— заигрывать с Россией и одновременно вступать в ЕС, НАТО и иметь те отношения, которые они имеют с США". Кроме того, Александр Лукашенко приказал правительству: "Не берите больше у них (России.— "Власть") долгов, попросите лучше у арабских государств, у Запада, у Америки — они помогут нам, не глядя ни на какие наши отношения".
       Но отчаянный штурм Минска быстро захлебнулся. В Москву срочно вызвали белорусского премьера Геннадия Новицкого и доходчиво объяснили, что решение перекрыть газ — не шутка. После этого Новицкий согласился уладить скандал на российских условиях, а "эмоциональность" своего шефа объяснил "недостоверной информацией, предоставленной белорусскому руководству". Кроме того, на Западе дали понять, что принимать Лукашенко в свои объятия там явно не спешат.
       Так что в игре с Минском Москва сегодня не просто ведет в счете, но и уверенно диктует игру.
ГЕННАДИЙ СЫСОЕВ
       
Газовые атаки России

       Отношения России с ближним зарубежьем во многом строятся на поставках газа, от которого зависит благополучие российских партнеров по СНГ.
       Грузия. Все поставки газа в Грузию осуществляет НГК "Итера" через дочернюю компанию "Грузгаз". В середине ноября "Грузгаз" прекратил поставки топлива "Тбилгазу", газораспределительной сети грузинской столицы. Поводом для отключения стала задолженность Тбилиси за топливо, которое было потреблено в октябре,— $1,7 млн (общая задолженность Грузии перед "Итерой" — $11 млн). "Итера" лишь отчасти исполнила угрозу — давление газа в трубопроводах было снижено на несколько часов. "Итера" при всем желании не может организовать полноценную газовую блокаду Грузии: по ее территории проходит транзитный газопровод в Армению, которая за топливо исправно платит.
       Белоруссия. По межправительственному соглашению с Россией, Белоруссия в этом году покупала газ у "Газпрома" по $21-24 за тысячу кубометров. Условия крайне льготные — соседняя Литва платит вдвое больше. Однако поставки дешевого газа в Белоруссию ограничены квотой 10,6 млрд кубометров. Когда квота стала заканчиваться, а покупать газ у "Итеры" по $36 за тысячу кубометров Белоруссия не захотела, начался конфликт. "Газпром", которому "Белтрансгаз" должен $207 млн (а с учетом непризнаваемых пеней и штрафов — $282 млн), в дополнительных поставках отказал. В ответ президент Александр Лукашенко призвал увеличить цены за транзит российских энергоносителей по территории республики в четыре-пять раз и аннулировать льготы "Газпрому". Утром 6 ноября Белоруссия сожгла последний газ, полагавшийся ей по межгосударственным контрактам. Белорусскому премьеру Геннадию Новицкому, срочно прилетевшему в Москву, пришлось согласиться на коммерческие поставки — по $40 за тысячу кубометров.
       Украина. Из ежегодно потребляемых Украиной 75 млрд кубометров газа на поставки "Итеры" приходятся 35 млрд. Однако в отличие от Белоруссии на Украине сейчас избыток этого вида топлива. Лишние 1,5 млрд кубометров лежат мертвым грузом в украинских газохранилищах. Долги за его хранение принесли "Итере" $32,5 млн долга перед "Газпромом". В украинских хранилищах находятся 26 млрд кубометров газа; "Газпром", согласно договоренностям, передаст Украине в четвертом квартале еще 8,1 млрд кубометров. Этого, как утверждают украинские специалисты, вполне достаточно для спокойной зимовки. Вместе с тем, по их мнению, Украине невыгодно терять "Итеру" как поставщика туркменского газа.
       
Комментарии
Профиль пользователя