Коротко

Новости

Подробно

Своя валюта ближе к телу

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 32
 Фото ДМИТРИЙ ЛЕКАЙ 
 Сергей Игнатьев 
       Не каждый новый закон может вызвать правительственный кризис. Минфиновскому законопроекту "О валютном регулировании и валютном контроле", который правительство рассматривает 28 ноября, это удалось. Премьер и его министр финансов спорят о валютной либерализации, а тем временем олигархи из РСПП уже внесли в Думу альтернативный законопроект.
       Главный противник нынешней системы валютного регулирования и валютного контроля — РСПП. Недавно Вячеслав Воскресенский, член рабочей группы РСПП по валютной либерализации, рассказал в Думе популярный среди коллег анекдот. Выходит рано утром из российского посольства в Париже проститутка. Тревожно оглядывается по сторонам и напряженно изучает какую-то бумажку. Проходит час, другой, но дама никак не может понять, что за документ ей всучили дипломаты. Дождавшись открытия ближайшего банка, она решительно подходит к клерку и спрашивает: "Со мной расплатились, судя по всему, чеком. Но меня смущает, что на нем написано 'Требуется виза валютного контроля'!" "Ничего удивительного, мадам,— поясняет банковский служащий.— У русских такие валютные правила — нужно доказать Минфину, что импорт тех или иных услуг невозможно заменить их покупкой на внутреннем рынке".
       Каха Бендукидзе, гендиректор "Объединенных машиностроительных заводов", которому РСПП поручил добиваться радикальной валютной либерализации, уже не шутя заявил газете "Коммерсантъ", что валютное регулирование ничем не лучше регулирования производства штанов. А стало быть, просто не нужно. С ним согласен и Петр Авен, президент Альфа-банка, который до сих пор не может простить себе, что именно он сам и ввел, будучи министром внешних экономических связей в 1992 году, пресловутый валютный контроль и обязательную продажу части валютной выручки. Остальные олигархи тоже в основном поддерживают борцов с валютным произволом ЦБ и правительства.
 Фото СЕРГЕЙ СЕМЕНОВ 
 Алексей Кудрин 
То, что РСПП именно Каху Бендукидзе назначил главным борцом за либерализацию, не случайно. Он обладает уникальными лоббистскими способностями. Одно из последних его достижений — согласие и премьера, и его заместителя Алексея Кудрина на отмену обязательной регистрации крупных сделок. Вполне достаточно уведомительного принципа. Во всяком случае, вице-премьер уже поручил Министерству по антимонопольной политике (МАП) проработать этот вопрос. Решился на этот либеральный шаг Алексей Кудрин после того, как о его необходимости на заседании совета по предпринимательству при премьере заявил олигарх Бендукидзе. А потом олигарха поддержали в Минэкономразвития.
       Что же касается либерализации валютного режима, то те послабления, на которые пошли власти в прошлом году (прежде всего снижение нормы обязательной продажи валютной выручки с 75% до 50%), также были бы невозможны без массированного давления на правительство, ЦБ и даже Кремль со стороны РСПП. Но достигнутого олигархам явно недостаточно. Они выступают за максимально быструю отмену большинства валютных ограничений.
       Наиболее полно принципы валютной либерализации были изложены президентом РСПП Аркадием Вольским 9 октября в письме первому заместителю министра финансов Алексею Улюкаеву. Это "безусловная отмена насильственной продажи валютной выручки; осуществление капитальных операций в уведомительном порядке, а текущих — без ограничений; наличие национального режима валютного регулирования операций нерезидентов; ограничение возможности введения чрезвычайных мер как наносящих заведомый и предварительный ущерб качеству национальной валюты".
       Два месяца назад в РСПП надеялись, что в правительстве и ЦБ к их мнению прислушаются. В РСПП был написан и собственный вариант закона "О валютном регулировании и валютном контроле" и еще до отправки в Минфин письма Вольского передан для ознакомления в правительство. Однако разработчики валютного законопроекта из Минфина и ЦБ все предложения РСПП проигнорировали.
 Фото ДМИТРИЙ АЗАРОВ 
  Михаил Касьянов: регулировать надо либеральнее 
Тогда олигархи предложили свои наработки ряду либеральных депутатов. Последние, в частности, председатели думских комитетов по экономической политике и собственности Григорий Томчин и Виктор Плескачевский, написали на их основе свой законопроект, который в начале ноября был официально передан для рассмотрения в комитет Думы по бюджету и налогам.
       Думский документ предполагает полную ликвидацию обязательной продажи валютной выручки, отказ от разрешительного порядка для всех валютных операций, равенство прав резидентов и нерезидентов, ограничение возможностей ЦБ и правительства вводить чрезвычайные меры наподобие обязательного депонирования от 20% до 100% от суммы операции.
       В думском законопроекте вообще крайне мало внимания уделено контрольным и регулирующим функциям ЦБ. Во-первых, нормы этого законопроекта имеют прямой характер и почти не требуют для своей реализации издания инструкций ЦБ и постановлений правительства. (Виктор Плескачевский подчеркнул: "Мы предлагаем вообще пересмотреть функцию ЦБ как государственного комиссара на рынке".) Во-вторых, за валютным порядком следить должны почти исключительно налоговые органы. Окончательная валютная либерализация должна наступить, согласно этому законопроекту, не позднее 1 января 2005 года. В общем, думский законопроект максимально отвечает требованиям РСПП в области валютной либерализации.
       Правительство же запаздывает. Проект закона "О валютном регулировании и валютном контроле", который готовили в Минфине и в ЦБ, встретил ожесточенное сопротивление сначала в Минэкономразвития, где были подготовлены сразу два значительно более либеральных законопроекта, а затем и в Белом доме. В октябре — начале ноября валютное противостояние между господами Кудриным и Игнатьевым, с одной стороны, и Германом Грефом и Михаилом Касьяновым — с другой, дошло почти до уровня правительственного кризиса.
       
 Фото ВАСИЛИЙ ШАПОШНИКОВ 
 Каха Бендукидзе: регулировать не надо вообще 
Проект Кудрина--Игнатьева, известных своими либеральными взглядами, неожиданно оказался крайне консервативным. В первоначальном варианте единственной либеральной мерой было снижение нормы обязательных валютных продаж с 50% до 35% (а затем и до 30%). Однако олигархов эта норма волнует мало. Они теряют из-за нее 1-2% валютной выручки на встречных конверсионных операциях. Зато обход запрета ЦБ на открытие счетов в иностранных банках и проведение валютных капитальных операций между резидентами и нерезидентами обходится олигархам значительно дороже — до 15% от суммы операции. Это уже существенно. Однако всех остальных положений нынешнего запретительного валютного режима либерализация по Кудрину--Игнатьеву даже не коснулась. Более того, воспользовавшись ситуацией (президент требует изменить валютный закон, чтобы обеспечить для российских предпринимателей равные условия конкуренции с иностранцами), ЦБ попытался за счет правительства усилить свои регулирующие функции.
       Министра финансов и председателя ЦБ понять можно. За дефолт или бюджетную недостачу спросят прежде всего с них. Однако дело заключается не только в осторожности руководства Минфина и ЦБ. У российских властей не так уж много рычагов непосредственного воздействия на макроэкономическую ситуацию. Учетная ставка, являющаяся ключевой мерой воздействия на экономическую ситуацию в развитых странах, в России просто не работает. Банковские кредиты для населения и реального сектора у нас ничтожно малы. А вот меры валютного регулирования, при условии их своевременного и грамотного применения, могут воспрепятствовать массовому и быстротечному оттоку капиталов за границу, а значит, предотвратить финансовый кризис наподобие того, который случился в августе 1998 года. Естественно, председатель ЦБ, каким бы либералом в теории он ни был, не прочь максимально сосредоточить в своих руках меры валютного регулирования.
       Однако попытка усилить валютные полномочия ЦБ не понравилась премьеру: ему совершенно не улыбается перспектива ослабления своих собственных полномочий. В конце концов может сложиться ситуация, когда в стране окажется фактически два премьера. И будет еще неизвестно, кто из них будет основной. Поэтому Михаил Касьянов потребовал от Минфина и ЦБ, во-первых, хоть какой-то валютной либерализации, а во-вторых — усиления полномочий правительства в сфере валютного регулирования.
       Однако ни Кудрин, ни Игнатьев отнюдь не торопились уступать. 10 октября перед первым по-настоящему жестким столкновением с премьером на совещании в Белом доме Алексей Кудрин изложил свои взгляды на валютную реформу президенту. Но Владимир Путин, по своему обыкновению, ничего определенного вице-премьеру не сказал, заметив лишь, что российским предпринимателям надо обеспечить равные условия конкуренции с иностранными. По-видимому, президент предпочел, чтобы его подчиненные сами разобрались, кто из них подлинный либерал, а кто только на словах. Михаил Касьянов расценил итоги кремлевской встречи как свою первую победу и резко усилил давление на Кудрина и Игнатьева. Вначале он снял законопроект с обсуждения на заседании правительства как неподготовленный в должной мере. А затем вообще отменил заседание правительства. Оппонентам пришлось пойти на уступки, и 14 ноября в Белом доме был рассмотрен значительно видоизмененный в сторону либерализации законопроект "О валютном регулировании и валютном контроле".
Прежде всего ЦБ полностью уравняли в валютных правах с правительством. Однако это совершенно не понравилось олигархам: компромисс был достигнут за их счет. Вводить ограничения на проведение всех валютных операций, а также обязательное депонирование на срок от двух месяцев до одного года в размере от 20% до 100% вводимых и выводимых из страны капиталов теперь сможет не только ЦБ, но и правительство. Но кое-что было сделано и для олигархов. Вместо разрешительного принципа открытия счетов в зарубежных банках был предложен принцип предварительной регистрации (своего рода квазиуведомительный принцип). На регистрацию законопроектом отводится пока целых два месяца. Но по настоянию Михаила Касьянова срок может быть уменьшен до десяти суток. Возможно, будут уменьшены и размеры обязательных депозитов. А самое главное — Кудрину рекомендовано как можно четче прописать в законе ситуации, которые потребуют ограничения валютных прав участников рынка.
       Выполнят ли указания премьера его заместитель и председатель ЦБ, окончательно станет ясно 28 ноября, когда законопроект о валютном регулировании будет повторно рассмотрен на заседании правительства. Положение осложняется тем, что из борьбы за либерализацию валютного режима вышел Герман Греф. Он удовлетворился последними уступками Кудрина и решил наблюдать за схваткой со стороны.
       Однако говорить о том, что правительственный кризис на почве либерализации валютного режима близок к завершению, рано. В Думе правительственный умеренно либеральный законопроект столкнется со сверхлиберальным олигархическим. И что предпочтут депутаты, еще неясно. Известно, что Дума, как правило, голосует так, как нужно Кремлю. Но, учитывая лоббистский вес Кахи Бендукидзе, нельзя исключить, что ему удастся обратить в свою веру президента. И тогда неприятности валютным консерваторам независимо от занимаемых ими должностей обеспечены.
КОНСТАНТИН СМИРНОВ
       
Комментарии
Профиль пользователя