Коротко

Новости

Подробно

Можно ли реформировать милицию?

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 9
 Фото: АЛЕКСЕЙ КУДЕНКО 
  
       В недалеком будущем российская милиция может быть разделена на четыре части: федеральную полицию, муниципальную милицию, национальную гвардию и федеральную службу расследований. Такую реформу подготовила комиссия по разграничению полномочий между центром и регионами, возглавляемая заместителем руководителя администрации президента Дмитрием Козаком.
      Анатолий Лисицын, губернатор Ярославской области. Конечно, хочется, чтобы она поддавалась реформированию, и мы будем этому помогать. Но надо разобраться, кому в результате реформы она будет подчиняться, кто за нее будет отвечать и содержать ее. Ведь почти все средства из регионов-доноров забираются в центр.
       
       Анатолий Куликов, председатель комиссии Госдумы по терроризму, в 1995-1998 годах министр внутренних дел. Реформу провести можно, но результаты предсказать трудно. Все будет зависеть от того, каковы будут подходы. Я за такую реформу, при которой учет преступности и командные кадры были бы централизованы. Если эти механизмы разделят, пользы не будет. Неверно и введение наименования "национальная гвардия". Мы не монореспублика или США, где национальность одна — американец. У нас должна быть федеральная гвардия. А в переименовании в полицию ничего страшного не вижу.
       
       Владимир Соловьев, телеведущий канала ТВС, член общественного совета ГУВД. А де-факто милиции уже давно нет. У нас полиция, во всяком случае действуют они именно такими методами. Будет ли это реформирование успешным, зависит от двух вещей: кому поручат реформу и будет ли нормальное финансирование. Доверить это мероприятие надо профессионалам — тому же Васильеву из МВД или Пронину из ГУВД.
       
       Юрий Трутнев, губернатор Пермской области. С мешаниной в функциях надо что-то делать. Сегодня муниципальная милиция, которая должна охранять порядок в наших муниципальных образованиях, мало того что ездит в Чечню, так еще и в боевых действиях участвует. А это дело федеральных органов. В некоторых странах выбирают шерифов, а не назначают, и те выполняют свои обещания, а не сидят, как у нас, в ожидании очередной звезды на погоны. Это мне нравится.
       
       Аркадий Мурашев, президент Ассоциации ипотечных банков, в 1991-1992 годах начальник ГУВД Москвы. Все можно изменить, была бы политическая воля. А она есть, и все то, что говорит Козак,— осмысленно и здраво. Провести такую реформу будет проще, чем в сельском хозяйстве. В милиции народ служивый, им приказали — они исполнят. А превращение милиции в полицию — это возвращение к корням: при царе была полиция и сильное государство.
       
       Марк Захаров, художественный руководитель театра "Ленком". Намерение реформировать милицию я приветствую. Наши органы уж очень не соответствуют требованиям общества. Иногда кажется, что мы не светское государство, а страна победившего криминала. Но позволят ли наши финансовые средства провести эту реформу?
       
       Петр Романов, вице-спикер Госдумы. Мы хотим опять наступить на те грабли, что дали нам по лбу при разделении КГБ. Сейчас эти ведомства соревнуются, кто лучше, прячут информацию и вместо того, чтобы предотвращать "Норд-Осты", стараются пробиться к телу президента, чтобы накапать один на другого. Раздробление ведомства, тем более силового, всегда ослабляет его.
       
       Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы. Реформировать органы — довольно безнадежное занятие. Весь их состав коррумпирован и развращен. Министр Грызлов, свалившийся к нам неизвестно откуда,— субъективно честный человек. Но это обязательное условие, а не достаточное. В Японии в подобной ситуации трижды обновляли весь состав полиции, прежде чем появились позитивные сдвиги. Повышение зарплаты не выход. Чтобы хоть что-то изменить, нужен жесточайший общественный контроль.
       
       Екатерина Андреева, ведущая программы "Время" телеканала ОРТ. Если бы господин Козак смог провести в жизнь все, о чем говорит, это сделало бы ему честь. Я сужу по реформе Уголовного кодекса. А реформа МВД давно назрела. Если просто переименуют подразделения — это одно, а если милиционерам захочется хорошо работать, то я за реформу.
       
       Александра Маринина, писатель, подполковник милиции в отставке. Если администрация президента хочет таким образом полностью искоренить преступность, то это полный бред, потому что это нельзя сделать ни в одной стране мира. Мне хотелось бы знать, чем и какими принципами они руководствуются. Потому что реформировать милицию без ее на то согласия будет нереально.
       
       Алаудин Мусаев, полковник милиции, доцент Московского университета МВД. Лучше бы зарплату милиционерам повысили и техобеспечение улучшили. В США коллеги получают от $5 тыс. в месяц, и им не надо постоянно реформироваться.
       
       Елена Мизулина, депутат Госдумы. Мириться с тем, что 85% общества не доверяют структурам МВД, нельзя. Конечно, сейчас многие настроены скептически: мол, изменится только название, а не суть МВД. Однако вспомните, что было, когда реформировали Уголовно-процессуальный кодекс. Кричали, что преступность захлестнет страну. А что в итоге? Наоборот, сократилось количество необоснованных арестов.
       
       Лев Новоженов, телеведущий канала НТВ. Теоретически — да, практически — нет. И зачем? Надо заставить хорошо заработать то, что есть и без реформы. Например, странно видеть милицию у казино, где есть свои службы безопасности, а не на охране улиц.
       
       Ольга Вдовиченко, председатель внешнеторгового объединения "Машиноимпорт". Милиции нужна даже более радикальная реформа, чем судебной системе. Не уверена, что ее надо переименовывать в полицию или гвардию, но разделить на федеральную и муниципальную, выделить службу расследований, как предлагает комиссия Козака, было бы правильно. А руководить новыми структурами должны профессионалы уровня Юрия Андропова.
       
       Александр Половцев, актер, исполнитель роли майора Соловца в телесериале "Улицы разбитых фонарей". Реорганизацию надо начать с того, чтобы дать сотрудникам нормальные зарплаты, квартиры, матобеспечение и снаряжение. А иначе все деньги уйдут только на бланки документов и вывески для райотделов. ГАИ переименовали в ГИБДД, и что? Я вижу, как сотрудники выезжают на вызовы днем и ночью, не думая, муниципалы они или кто-то еще. Такие всегда работать будут.
       
       Алексей Бинецкий, руководитель адвокатского бюро "Бинецкий и партнеры". Совковую ментальность надо менять, а не названия. Страсть господина Козака к реформированию известна. В результате его реформы адвокатуры нашим гражданам от общения с адвокатами ничего хорошего ждать не приходится, а с милицией может получиться еще хуже. А ведь уже сейчас, согласно опросам, люди боятся выходить на улицу не из-за бандитов, а из страха перед встречей с милиционером.
       
       Олег Аксенов, гендиректор телеканала 7ТВ, генерал-майор милиции в отставке. В МВД работают всего 1,5 млн человек, и вряд ли потребуется много денег, чтобы провести там реформу. Разграничения на муниципальные и федеральные органы безусловно нужны. Те люди, которые занимаются коррупцией и преступлениями в экономике, не должны тратить время на ловлю мелких хулиганов.
       
       Александр Ткачев, губернатор Краснодарского края. Хуже не будет, это точно. А разделение милиции на федеральную и муниципальную вполне логично в рамках разграничения полномочий центра и регионов. Местная власть должна иметь не декларативные права и обязанности, а реальные силы и рычаги по укреплению правопорядка.
       
       Александр Пороховщиков, актер. Надо реформировать не милицию, а сознание людей. Все зависит от внутреннего состояния людей: какие мы — такие и милиция, и власть, и даже бандиты. А как бы ни делили милицию, как бы ни обозвали, функции-то не изменятся. И все, что там напридумал господин Козак,— это чушь.
       
       Андрей Коркунов, председатель совета директоров Одинцовской кондитерской фабрики. Достали меня эти разные реформы сверху! Милиция — это слепок нашего общества, и, пока оно не будет реформировано, о чем тут можно говорить. Мы продолжаем двигаться по пути, предложенному Лениным, но так и не воплощенному в жизнь: устроить всемирную революцию в отдельно взятом государстве.
       
ВОПРОС НЕДЕЛИ / ЧЕТЫРЕ ГОДА НАЗАД*

       
А убийц найдут?

       Правоохранительные органы обещают во что бы то ни стало найти убийц Галины Старовойтовой. Верят ли им граждане?
       
       Валентина Матвиенко, вице-премьер России. Уверена, что правоохранительные органы сделают все возможное и невозможное, чтобы найти. Это долг государства.
       
       Александр Лебедь, губернатор Красноярского края. Я не Глоба. Решать вопрос о судьбе мухи можно только тогда, когда она жужжит у тебя в кулаке. Если мы хотим стать правовым цивилизованным государством, то необходимо навести порядок.
       
       Кирсан Илюмжинов, президент Калмыкии. Если силовые структуры захотят — найдут.
       
       Владимир Платонов, председатель Московской городской думы. Должны, я в этом не сомневаюсь. Хотя наш оперативный аппарат и система правоохранительных органов крайне расшатаны из-за недостаточного финансирования.
       
       Борис Немцов, бывший вице-премьер России. Многое зависит от того, какие меры будут приниматься для борьбы с криминалом вообще. А Санкт-Петербург сейчас напоминает Чикаго 20-х годов. Если власти города не сделают соответствующих выводов, их надо гнать поганой метлой.
       
       Александр Коржаков, депутат Госдумы. Не знаю. Правоохранительные органы ослаблены реорганизациями и сокращениями. Но от этого зависит честь мундира министра внутренних дел и директора ФСБ.
       
       Михаил Козаков, актер. Не найдут, а если найдут, то не тех. Ведь одно дело — киллеры, а другое — заказчики. А во всех таких случаях — с Менем, Холодовым, Листьевым — власти были бессильны.
       *Должности указаны на момент опроса.
Комментарии
Профиль пользователя