Коротко

Новости

Подробно

«Ситуация с парком "Торфянка" не разрешилась»

Муниципальный депутат Лосиноостровского района Виктория Миронова

от (обновлено в 14:55, 30.01)

18 июня 2015 года неизвестные огородили часть парка, снесли тротуар, поставили сетку, завезли бытовку и деревянный поклонный крест. Местные жители выбежали из домов, большинство из них не знали о планирующейся стройке в парке. Они решили начать круглосуточные дежурства, препятствуя завозу строительных материалов. С тех пор дежурства продолжаются два с половиной года.

Тогда же вместе со священником Олегом Шалимовым стали приходить «здоровячки-боровички» в одежде с символикой «Сорока сороков». Мы наблюдали их ритуальные богослужения. Представители «Сорока сороков» зиговали под молитвы, выбрасывая руку вверх и вперед. Это возмущало лосиноостровцев старшего поколения.

Сначала люди не понимали, что происходит, конфликт обострялся. Местные жители подходили к активистам «Сорока сороков»: те были в футболках с соответствующими надписями — их было очень легко идентифицировать. А те начинали не только матом посылать, а если кто-то пытался задавать вопросы более настойчиво, толкались и дрались. Защитники парка направили более 50 заявлений в полицию об угрозах и нанесении вреда здоровью. Мою маму, Марину Сергеевну, человека верующего и очень миролюбивого, толкнули, очень грубо отпихнули, так что она упала, и оскорбили. И это просто за вопрос: «Почему парк огораживают сеткой?»

В судах было как минимум два дела по жалобам местных жителей. Первым заявителем был Евгений Лебедев. Он пострадал от нападения Юрия Шубина, представителя «Сорока сороков». У Шубина есть своя тактика бить людей: он всегда ходит с видеокамерой, записывает видео, делает фото и бьет объективом в лицо, а потом говорит, что человек сам на него налетел. Женя вступился за какую-то женщину, и ему рассекли лицо. Он подал в суд. Тогда как раз декриминализовали статью о побоях, тем не менее Женя проходил как потерпевший, а Шубин — как обвиняемый. Дело закончилось административкой.

Еще одно судебное дело было по иску Владислава Кузнецова к Федору Кабанову. Федор Кабанов — несовершеннолетний местный житель, который после молебна пошел бить защитников парка. Этот эпизод есть на видео. Кабанов ударил Владислава наотмашь по лицу, Влад упал, у него было сотрясение мозга. Суд признал вину Кабанова, но дело закончилось мировой: Владислав пожалел Кабанова, он сказал, что «парень молодой, пусть живет».

Со стороны «Сорока сороков» еще были угрозы. У нас есть пенсионерка, инвалид, ветеран труда Валентина Петровна Кудрявцева. Ей сказали, что ее сожгут вместе с палаткой, в которой она дежурит. Но она записала все угрозы на диктофон и подала заявление в полицию. Через полгода пришел участковый и удивился: «А вы еще живы?»

Оба суда — по заявлениям Лебедева и Кузнецова — были летом 2015 года, когда еще все только началось. К тому моменту у нас уже была бумага из межрайонной Бабушкинской прокуратуры, которая свидетельствовала, что прокурор увидел нарушения в процедуре публичных слушаний и предписал главе управы их устранить. В частности, оповещения в СМИ о слушаниях по проекту не было.

По законодательству если часовня, храм или церковь построены незаконно, без документов, то их нельзя признать самостроем без судебного решения. Вероятно, поэтому наши оппоненты 13 февраля 2016 года попытались завезти ночью две фуры со строительным грузом, чтобы собрать здесь часовню. Жители оповестили друг друга в WhatsApp, выбежали, в том числе и я, попытались воспрепятствовать разгрузке, заставили погрузить все обратно и увезти. Тогда все представители «Сорока сороков» были задержаны полицией, но мы до сих пор не знаем судьбу этого дела. Я тогда тоже пострадала. Когда я подходила к приехавшим, чтобы проверить документы, активист «Сорока сороков» Максим Пахомов распылил мне в лицо перцовый баллончик. Я подала заявление в полицию. Мне пришел ответ, что состав преступления усматривается, но я должна идти в суд.

Сейчас с парком «Торфянка» ситуация следующая. Еще в 2015 году по результатам голосования на портале «Активный гражданин» местом для размещения храма был выбран Анадырский проезд, в 500 м от парка. Уже полтора года как там построен и открыт храм-часовня. Но ситуация с парком «Торфянка» не разрешилась, ограждения и бытовка остались, там каждое воскресенье проходят молебны. Но местные жители против всего этого. Мы уверены, что православной общине есть где молиться, а это место для прогулок наших детей. В департаменте городского имущества нам ответили, что готовы расторгнуть договор аренды с РПЦ на срочное пользование участком в парке «Торфянка», но затем нас уведомили, что патриарх Кирилл обратился к мэру с просьбой о недопущении расторжения договора, пока не будет получена проектная документация на строительство каменного храма на альтернативном участке. В конце октября 2017 года была встреча жителей с префектом, представитель проектировщика обещал, что к концу недели документация будет готовы. Все похлопали в ладоши, а воз и ныне там. Дежурства в парке продолжаются. Жители района боятся попытки повторного ввоза строительных материалов и не намерены отступать.

Записала Валерия Мишина



После публикации комментария муниципального депутата Виктории Мироновой в редакцию ''Ъ'' обратился упомянутый ею Юрий Шубин, который заявил, что в тексте содержится информация, не соответствующая действительности. Так, господин Шубин заявил, что представители «Сорока сороков» «ни разу не зиговали под молитвы», местные жители не выступают против еженедельных молебнов в парке Торфянка, а участвуют в них, в том числе, и местные жители, которые «могут предъявить паспорта». Господин Шубин настаивает, что законность отвода земли под храм в парке подтверждена решением Бабушкинского суда от 1 июня 2015 года. Он также отмечает, ссылаясь на «судебные материалы» и «видеодоказательства», что он не нападал на Евгения Лебедева, и утверждает, что никого не бил фотокамерой. Также Юрий Шубин заявляет, что защитник парка Владислав Кузнецов не падал после удара, нанесенного ему сторонником строительства Федором Кабановым, и признания вины господина Кабанова нет «в судебном решении и материалах суда». Юрий Шубин также указывает, что Виктория Миронова — «фигурант уголовного дела, возбужденного по фактам умышленного препятствования законному богослужению и разжиганию ненависти и вражды против православных граждан».

В свою очередь, Виктория Миронова заявила ''Ъ'', что все изложенные ею факты «подтверждаются документально». «Уголовное дело о препятствовании богослужениям в парке “Торфянка” возбуждено в 2016 году по заявлению одной из прихожанок священника Олега Шалимова в отношении неустановленного круга лиц. Все защитники парка проходят в нем в качестве свидетелей,— уточнила госпожа Миронова.— Естественно, я тоже свидетель молебнов в парке, организованных, по объяснению самого священника Шалимова, в ответ на публикацию пресс-службы префектуры СВАО об отмене строительства храма в Торфянке. Однако к данному делу я не привлекалась». Виктория Миронова заявила ''Ъ'' о готовности «отстаивать свою честь, достоинство и деловую репутацию в суде».

Комментарии
Профиль пользователя