Коротко


Подробно

Фото: Коммерсантъ   |  купить фото

«Волготанкер» отправляют в повторное плавание

Активы одного из крупнейших российских пароходств консолидируют под новым именем

Банкротящемуся ОАО «Волжское нефтеналивное пароходство “Волготанкер”» может быть дан шанс на сохранение компании. Конкурсный управляющий предприятия Виталий Шемигон инициировал процедуру замещения активов компании, в рамках которой флот и другие активы пароходства могут в полном объеме перейти компании-преемнику. Эксперты считают, что таким образом управляющий пытается сохранить некогда крупнейшее в центральной России пароходство.


Конкурсный управляющий банкротящегося ОАО «Волжское нефтеналивное пароходство “Волготанкер”» Виталий Шемигон намерен запустить на предприятии процедуру замещения активов. Соответствующий вопрос внесен в повестку собрания кредиторов, назначенного на 26 января. Об этом говорится в сообщении управляющего от 11 января, опубликованном в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве.

ОАО «Волжское нефтеналивное пароходство “Волготанкер”» зарегистрировано в Самаре в 1992 году. По данным системы «СПАРК-Интерфакс», 73,85% акций предприятия принадлежат ЗАО «Тринфико», еще 20% контролирует Росимущество. Выручка компании в 2016 году составила 209,5 млн руб., чистая прибыль — 97,6 млн руб.

К началу 2000‑х годов «Волготанкер» был крупнейшим нефтеналивным пароходством в центральной части России. Компания владела 353 судами общей грузоподъемностью более 1,2 млн тонн и занимала около 10% от общего объема российского экспорта мазута. До 2000 года пароходство принадлежало структурам ЮКОСа, однако впоследствии неоднократно меняло собственников. В 2007 году Федеральная налоговая служба инициировала банкротство компании, которое продолжается до настоящего времени. Руководил процедурой Александр Волжанин, в феврале 2014 года его сменил член московского НП «СРО НАУ “Дело”» Виталий Шемигон. На предприятии введено конкурсное производство.

При введении процедуры наблюдения задолженность перед фискалами составляла 3,3 млрд руб. К 2011 году, по данным «СПАРК-Интерфакса», кредиторская задолженность выросла до 6,02 млрд руб. По информации из протокола собрания кредиторов в апреле 2015 года, долг снизился до 1,3 млрд руб. В реестре кредиторов значатся ФНС с требованиями на 1,29 млрд руб., самарское ЗАО «Нефтефлот» (3,8 млн руб.) и ООО «ПКП “Танкер-Сервис”» из Астрахани (350 тыс. руб.).

Почему управляющий принял решение о начале процедуры замещения, выяснить не удалось: в телефонном разговоре господин Шемигон заявил, что только вышел из отпуска и ему «нужен тайм-аут, чтобы погрузиться в дела».

Как рассказал “Ъ-Волга” адвокат Дмитрий Натариус, замещение активов — один из видов удовлетворения требований кредиторов и восстановления платежеспособности компании, который используется, если перед управляющим стоит задача сохранить предприятие как единый имущественный комплекс.

В этом случае на базе имущества банкрота создается новое акционерное общество, акции которого продаются путем открытой подписки. Вырученные от их продажи средства идут на погашение требований кредиторов. Если это позволяет полностью погасить долги банкрота, платежеспособность компании считается восстановленной и процедура банкротства прекращается.

«Обычно замещение активов используют, если целый имущественный комплекс предприятия имеет большую ценность, чем сумма его активов. Раздробить имущество и пустить его с торгов может означать обесценивание имущества»,— рассказал господин Натариус.

C самого начала банкротства активы «Волготанкера» выставлялись на торги, так что флот предприятия значительно уменьшился. По данным Российского речного реестра, в собственности компании осталось 46 судов различного назначения. Значительная часть флота компании перешла его дочернему предприятию из Уфы — ЗАО «Судоходная компания “БашВолготанкер”», флот которого составляет 147 судов.

Именно акции «БашВолготанкера» считались основным активом банкротящейся компании. Позиции уфимской «дочки» усилились в 2017 году, когда предприятие стало победителем крупного контракта ПАО НК «Роснефть» на перевозку нефтепродуктов в 2018–2022 годах на общую сумму почти 11,6 млрд руб.

Как пояснил “Ъ-Волга” Дмитрий Натариус, процедура замещения активов позволяет передавать новому юрлицу нематериальные активы: лицензии, товарные знаки, фирменное наименование и акции дочерних предприятий.

Также на баланс нового юрлица могут перейти активы пароходства, ушедшие ранее с молотка, если Виталию Шемигону удастся вернуть их в конкурсную массу. В конце 2017 года он обратился в Арбитражный суд Москвы с иском об оспаривании результатов торгов 2009 года, в ходе которых десять судов разного типа и назначения были проданы ООО «Многопрофильная фирма “Консалтсервис”» из Астрахани. Тогда с молотка ушли нефтеналивные баржи типа «Бельская», буксир-толкач «Шлюзовой‑47», разъездной теплоход «Волна», станции для перекачки нефти и мазута и другие суда. В судебных документах нет информации об их стоимости, эксперты из области речных перевозок отмечают, что стоимость судна зависит от его состояния: корабли одного типа могут продаваться и по цене металлолома, и как работающий актив.

Однако 20 декабря суд поддержал требования управляющего о наложении обеспечительных мер на спорные активы, запретив ФБУ «Администрация Волжского бассейна внутренних водных путей» регистрировать переход, прекращение или ограничение прав собственности или изменять порт регистрации судов.

Генеральный директор консалтинговой группы «ДСТС Финанс Консалтинг» Дмитрий Цибизов считает, что попытка управляющего вернуть активы в конкурсную массу — логичный шаг по увеличению ликвидности предприятия перед началом процедуры замещения активов. Вернув часть распроданного флота на баланс предприятия, он повышает привлекательность компании для будущих акционеров.

«Вернув предприятию ликвидные активы и восстановив его платежеспособность, он может не только удовлетворить требования кредиторов, но и сохранить компанию»,— считает господин Цибизов.

Узнать позицию кредиторов по этому вопросу не удалось: в пресс-службе ФНС России не смогли предоставить оперативный комментарий. Представители «Нефтефлота» и «Танкер-Сервиса» отказались обсуждать эту тему. Тем не менее Дмитрий Натариус считает, что конкурсный управляющий, вероятно, обсудил с кредиторами замещение активов и высока вероятность, что они поддержат его предложение. Адвокат считает, что стоимость акций предприятия, которое будет создано в процессе замещения активов, должна перекрывать требования кредиторов.

«Управляющий должен был изучить этот вопрос и наверняка представляет, какую ценность представляют активы предприятия, чтобы инициировать процесс»,— резюмирует эксперт.

Никто из собеседников “Ъ-Волга” не стал прогнозировать, какие структуры могут претендовать на покупку предприятия, которому достанется флот одного из крупнейших российских пароходств. Однако учитывая наличие длинных нефтяных контрактов и солидную имущественную базу «Волготанкера», оно наверняка вызовет интерес у потенциальных инвесторов, считают эксперты.

Елена Вавина


Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение