Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

Казахстанские ученые не понимают президентских апострофов

Перевод казахского алфавита с кириллицы на латиницу вызывает множество споров

от

В Казахстане не утихают споры по поводу начавшегося перевода казахского алфавита с кириллицы на латиницу: выбранный президентом Нурсултаном Назарбаевым вариант с использованием многочисленных апострофов озадачивает многих ученых и специалистов, и не только в Казахстане. Деликатную тему решила затронуть газета The New York Times.


После того как 26 октября 2017 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал указ о переводе казахского алфавита с кириллицы на латиницу, многолетний спор о целесообразности этого, а также о том, как именно должна выглядеть казахская латиница, еще больше обострился. Сомнений в том, что это должна быть именно латиница, а разные варианты сложных звуков должны изображаться с помощью единственного знака, похоже, нет только у самого президента и его администрации. И эта ситуация, отмечает The New York Times, наглядно показывает, «насколько буквально все в этой бывшей советской республике — будь то незначительный вопрос или очень важный — зависит от воли единственного 77-летнего мужчины или тех, кто говорит от его имени».

Переход с кириллицы на латиницу, который, согласно указу, должен быть полностью завершен к 2025 году, изначально преподносился как символ полной независимости от России и выход в широкий мир. По мере того как доля русскоязычного населения в Казахстане в последние десятилетия неуклонно сокращалась — сейчас она составляет около 20%, возможность латинизации алфавита упрощалась. Однако камнем преткновения оказалось то, что многие звуки казахского языка очень трудно передать латиницей. Например, в казахском языке сразу три варианта звука У, по два варианта звуков К и Г и т. д. Казахстанские лингвисты, вошедшие в комиссию по реформе алфавита, предложили использовать для изображения сложных звуков умлауты и другие диакритические знаки.

Как возвращали латиницу на постсоветском пространстве

Читать далее

Но администрация президента сделала ставку на апостроф, который должен заменить собой все остальные знаки. По мнению администрации, все необходимые для написания слов буквы и знаки должны быть на любой стандартной клавиатуре, а диакритических знаков на ней нет. В результате, теперь название государства — Қазақстан Республикасы — пишется так Qazaqstan Respy`blikasy. Большинство слов, содержащих звуки, которые нельзя выразить обычной буквой латиницы, удлиняются за счет добавления апострофа. Короткое слово шие (вишня) теперь выглядит как s'ii`e, имя Шәкәрім (Шакарим) — S`a`ka`rim, фамилия Пушкин становится Py`s`kin, а Шишкин — S'is`ki'n, и т. д. «Когда ученые впервые это видели, у нас был шок»,— отметил в интервью NYT глава алматынского института лингвистики Эрден Кажибек. А казахский режиссер Сакен Жолдас сделал короткий юмористический ролик о нововведениях, которые «вносят путаницу» и делают казахский язык «нечитабельным».

По мнению профессора международных отношений в университете Мичигана Тимура Кочаоглу, который в прошлом году побывал в Казахстане, «никто не понимает, откуда взялась эта жуткая идея». «Казахстанская интеллигенция смеется и задает вопрос: как вообще можно прочитать что-то, написанное вот таким образом?» — сказал он, добавив, что от нового варианта алфавита «начинают болеть глаза».

Многие отметили, что новый вариант алфавита не позволит делать поисковые запросы в интернете и создавать хештеги в Twitter. «Мы вообще-то должны модернизировать язык, а получается, что мы отрезаем себя от интернета»,— заметил политический обозреватель и член языковой комиссии Аидос Сарым. По его словам, возникшая ситуация демонстрирует главную проблему Казахстана. «Если президент что-то сказал или даже просто написал что-то на салфетке, все должны тут же ему аплодировать»,— говорит господин Сарым. Конечно, добавляет он, президенту нужно отдать должное за то, что он превратил Казахстан в самое стабильное и процветающее государство региона, однако язык — «это очень деликатная область, в которой чиновники не могут диктовать».

Известный казахстанский политический обозреватель Досым Сатпаев говорит, что «кириллица была частью колониального проекта России и многие воспринимают введение латиницы как антиимперский шаг». «Мы все хотели создать собственные государства и собственную культуру, чтобы можно было спастись из разваливающегося Советского Союза,— добавляет заместитель директора института лингвистики в Алматы Анар Фазылжанова.— Но изменение алфавита в Казахстане оказалось гораздо более сложным политически, чем, например, в Узбекистане или Азербайджане, также отказавшихся от кириллицы».

Как отмечает NYT, некоторые специалисты придерживаются мнения, что, отказываясь от диакритических знаков, «господин Назарбаев стремится избежать любых допущений того, будто он поворачивается спиной к России и встречает с распростертыми объятиями пантюркское сообщество, которое было вечной головной болью для российских чиновников — и при царе, и в советское время». Но, возможно, полагают эксперты, сказывается и другое. «Президент думает о своем наследии и хочет остаться в истории человеком, который создал новый алфавит,— считает Досым Сатпаев.— Проблема лишь в том, что президент не филолог».

Алена Миклашевская


Во сколько обойдется переход Казахстана в Kazakhstan

Хотя бы приблизительных данных по поводу стоимости реформы власти Казахстана не приводят. Наиболее полными были подсчеты, проведенные в 2007 году рабочей группой Министерства образования и науки Казахстана,— затраты, в частности, на «обучение экономически активного населения республики казахскому письму на латинице» и замену вывесок должны были составить 35,959 млрд тенге (по текущему курсу — $115,5 млн).

Читать далее

Комментарии
Профиль пользователя