Коротко

Новости

Подробно

Фото: Studio / Produzent

Шутки ниже поиска

В прокате комедия «Кто наш папа, чувак?»

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

На экраны вышел фильм «Отцовские фигуры» (Father Figures), названный в отечественном прокате «Кто наш папа, чувак?». При просмотре у Юлии Шагельман возник совсем другой вопрос: какая нелегкая заставила сняться в проходном образчике туалетного юмора таких прекрасных актеров, как Гленн Клоуз, Кристофер Уокен и Джонатан Кимбл Симмонс.


«Кто наш папа, чувак?» — первая режиссерская работа оператора-постановщика Лоуренса Шера, стоявшего за камерой всех трех частей «Мальчишника в Вегасе». Такой послужной список, конечно, настраивает на определенные ожидания. И действительно, «Папа» — комедия, что называется, для взрослых, с шутками, которые ни разу не забираются выше пояса, хотя до трэша и угара «Мальчишников» ей все-таки далеко, а щедрая порция семейных ценностей может сбить с толку тех, кто рассчитывал исключительно на безбашенное веселье.

Питер (Эд Хелмс) и Кайл (Оуэн Уилсон) — великовозрастные братья-близнецы, которых в одиночку вырастила боевитая мамаша (Гленн Клоуз). Более непохожих, и не только внешне, людей еще поискать. Питер — правильный и занудный врач-проктолог (на этом месте можно начинать смеяться), который за всю жизнь занимался сексом только с одной женщиной — своей бывшей женой (тут хохот, по замыслу создателей фильма, должен стать уж совсем безудержным). После развода он пребывает в постоянной меланхолии, и любой стакан видится ему наполовину пустым. Кайл — веселый раздолбай, чудом ставший миллионером, живет на Гавайях, регулярно меняет красивых подружек и идет по жизни с девизом «Не парься!». На маминой свадьбе они узнают потрясающую новость — оказывается, все рассказы об их якобы покойном отце были неправдой, а кто на самом деле был их папой, мама сама толком и не знает, ведь стояли 70-е и она отжигала в клубе «Студия 54», сами понимаете. Но какие-то предположения у нее все-таки есть, и братья, постоянно препираясь и переругиваясь, отправляются в путешествие по Америке в поисках отца.

Первым на их пути встречается легендарный квотербек Терри Брэдшоу (играет самого себя). От него и его коллеги, тоже бывшего футболиста (Винг Реймз), Питер и Кайл узнают, что их мама была та еще штучка, сладкие воспоминания о постельных подвигах которой до сих пор не дают пенсионерам спокойно уснуть. Наверное, сопоставление этих рассказов с благообразной и элегантной Гленн Клоуз должно быть очень смешным, но получается нелепо и неудобно (в основном за сценариста с режиссером), а уж насколько подобные беседы могут укрепить отцовско-сыновние связи, так и остается неизвестным, потому что, как можно догадаться по хронометражу картины (почти два часа) и количеству пожилых звезд на постере, Терри Брэдшоу — только первая остановка на пути братьев. Он не их папа, чувак!

Второго кандидата в отцы играет Джонатан Симмонс, трудовая этика которого, видимо, не позволяет халтурить даже в проектах такой пробы. Его появление в образе татуированного с ног до головы и поминутно хватающегося за пистолет угонщика, выдающего себя за коллектора (герои почему-то верят), оживляет картину, но, к сожалению, совсем ненадолго — разумеется, он тоже не папа, и братья продолжают свой путь. Им еще предстоит познакомиться с сумасшедшей ирландской семейкой, а также ветеринарным врачом в исполнении Кристофера Уокена, еще одного заслуженного артиста, неизвестно какими превратностями судьбы занесенного в эту картину.

По форме «Кто наш папа, чувак?» — типичное роуд-муви, в котором герои путешествуют по стране, встречая целую галерею колоритных персонажей. Но, как это уже бессчетное количество раз в таких фильмах бывало, на самом деле эта дорога помогает Питеру и Кайлу лучше узнать друг друга и по-настоящему сблизиться: кто бы мог подумать, но отвязный фарс внезапно оборачивается сентиментальной мелодрамой о братской любви. Тут и воспоминания о детстве, и взаимные претензии, и драка, и объятия, и слезы на плече друг у друга — причем все на полном серьезе, без капли иронии, и смотреть на такие мизансцены в исполнении Хелмса и Уилсона настолько скучно, что поневоле даже шуточки про маму-шлюшку начинают казаться не самой катастрофической альтернативой.

По мере того как усиливается поток вульгарных шуток, нарастает и сентиментальность, но органично сочетать их у создателей картины так и не получается. Возможно, в других руках эта история могла бы превратиться в остроумный фильм, а то и сериал, чем черт не шутит, но режиссер Шер и сценарист Джастин Мэйлен, видимо, почему-то считают, что любой сюжетный кризис можно разрешить, если крупным планом показать на экране кошачьи яйца. Или такие же белые и пушистые семейные узы, ставшие крепче в результате братского приключения,— увы, и то и другое выглядит у них совсем неубедительно.

Комментарии
Профиль пользователя