Коротко


Подробно

2

Фото: Robert Kruh / Alamy / GettyImages.ru

"Под угрозой основа"

Президент Фонда информационной демократии Илья Массух — о том, чему «чипокалипсис» может научить Россию

Президент Фонда информационной демократии и директор Центра компетенций по импортозамещению в сфере информационно-коммуникационных технологий Илья Массух — об уроках, которые России стоит извлечь из нынешнего Чипокалипсиса


От IBM до импортозамещения

Визитная карточка

Илья Массух как менеджер и идеолог


Президент Фонда информационной демократии и директор Центра компетенций по импортозамещению в сфере информационно-коммуникационных технологий, Илья Массух также создатель и идеолог проекта "Российская общественная инициатива" — интернет-ресурса, на котором граждане РФ могут выдвигать различные гражданские инициативы либо голосовать за таковые.

В 1995-2008 годах работал в российском представительстве корпорации IBM. С 2008-го перешел на госслужбу, в 2010-2012 годах — заместитель министра связи и массовых коммуникаций Российской Федерации. Под его руководством запущен портал Gosuslugi.ru, внедрены системы межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ) и координации расходов госведомств на информатизацию, реализован проект "ВебВыборы-2012" (интернет-трансляция голосования на выборах президента России).

— Илья Иссович, новость об уязвимостях вас потрясла?

— Не слишком. Реализация в технологической архитектуре одной математической модели увеличивает потенциальные риски. Уязвимости, о которых все говорят, обнаружили только сейчас, но сама проблема возникла больше четверти века назад — в 1995-м, как заявила сама Intel. Это лишний раз подтверждает, насколько глубоко она коренилась в самой "архитектуре" процессоров: сегодня под угрозой их подавляющее большинство — не только произведенных Intel, но и АМD, ARM, Apple, IBM.

Развитие технологий шло так, что компании не создавали каждый продукт "от начала и до конца", а пользовались существующими модулями, конструируя на их базе нечто новое. Один из таких модулей, занятый предсказаниями ветвлений команд и внедренный в большинство американских процессоров, как раз оказался "с изъяном".

— По-вашему, почему столько молчали? Об уязвимостях стало известно еще летом..

— Есть несколько возможных объяснений. Те же процессоры используются в так называемой информационно-критической инфраструктуре, включая оборонные и стратегические комплексы, что могло привести к серьезным политическим последствиям. И власти решили "придержать" обнародование данной информации, чтобы компании успели подготовить патчи ("заплатки", обновление софта.— "О"). Эту версию подтверждает и то, что обновления операционных систем стали оперативно выходить всего через 4-5 дней после объявления о Metldown и Spectre. Создать патч для закрытия серьезной уязвимости с нуля — масштабная задача для целой команды специалистов, так как приходится серьезно переработать все компоненты операционной системы. Можно пофантазировать и предположить, что патчи вполне могли бы содержать какие-либо специальные "закладки", позволяющие контролировать компьютеры. Вы только представьте объемы — большинство компьютеров и гаджетов планеты...

— Но патч с "закладками" можно загрузить и по-тихому, как стандартное обновление. Зачем было оповещать об уязвимостях мир?

— Intel пришлось сыграть на опережение. Вспомните, уязвимость Spectre была обнаружена исследователями корпорации Google (Zero) и группой, сотрудничающий с Paul Kocher, при участии сотрудников Грацкого технического университета...

Не следует забывать, что мы говорим об американских корпорациях: по законам США ответственность несет тот, кто умолчал об уязвимости. Прийти к корпоративному сговору, гарантирующему молчание всего сообщества, в такой ситуации невозможно — слишком много заинтересованных сторон, да и СМИ оказались начеку. Intel пришлось открыть карты. В противном случае события могли получить развитие по аналогии с Uber, которая пыталась замолчать факт слежки за клиентами, но правда всплыла и скандал вышел колоссальный. К тому же без официального заявления трудно было бы привлечь к исправлению ситуации разработчиков операционных систем, которые побоялись бы вмешиваться, рискуя взять ответственность на себя.

Кстати, о производителях софта... Нет худа без добра: нынешний скандал вокруг уязвимостей большинства американских процессоров делает как никогда очевидным факт того, что за последние 5-7 лет серьезно поменялась расстановка сил на мировом ИТ-рынке.

— Вы о чем?

— "Железо", то есть сами компьютеры, как аппараты, все реже требует замены, в отличие от программного обеспечения. В начале 2000-х все обстояло с точностью до наоборот: машины приходилось менять каждые 2-3 года, в противном случае они безнадежно устаревали. С учетом того, что мощностей по созданию "железа" для массового пользователя в России за эти годы не появилось, а уровень разработчиков софта стал вполне конкурентоспособен, наступило время посостязаться со Штатами и Китаем. Самое главное — это не требует больших стартовых инвестиций, а отдача будет относительно быстрой (в среднем — полгода). В России, я уверен, может появиться весьма качественный продукт.

— Уходя из Минсвязи, вы заявили, что не стоит поддерживать американского производителя программного обеспечения в ущерб отечественному. Торжествуете?

— Я говорил о возможности такого варианта развития событий тогда, когда об импортозамещении и антироссийских санкциях никто не задумывался. Не буду отрицать, я рад, что оказался прав. В государственной программе "Информационное общество" версии 2011 года, которую Владимир Путин утверждал еще в должности премьера, был пункт о создании, например, российской операционной системы. В планах государства было получить к концу 2017 года полную линейку офисно-производственной инфраструктуры. Никто не замахивался на суперсерверы, но отечественное оборудование можно было бы внедрять хотя бы в госсекторе. При этом денег по меркам отрасли это требовало небольших — примерно миллиарда рублей в год в течение 6 лет. И этого было бы достаточно! В реальности для разработки подобных продуктов требуется немного исполнителей: ключевые технологии в том же IBM, где мне довелось поработать, или Microsoft разрабатывает небольшая группа специалистов.

— Но госпрограмму свернули?

— Скажем мягко, не выполнили. Вместо этого в 2012 году сделали ставку на опережающее внедрение передовых зарубежных технологий, но пришел 2014-й, а с ним — санкции и озарение, но, к сожалению, системной работы по импортозамещению пока не получилось. Российских разработчиков софта попытались простимулировать, но государство, как игрок, в эту сферу системно не вложилось, а ИТ-корпораций, наподобие американских, в России нет. Только осенью прошлого года в новую госпрограмму "Цифровая экономика" снова были заложены мероприятия по созданию отечественной операционной системы, оборудования.

Чипокалипсис сегодня

Своеобразным новогодним поздравлением стало заявление компании Intel о наличии в их процессорах уязвимостей Meltdown ("Крах") и Spectre ("Призрак"). При этом известии вздрогнули миллионы пользователей: процессоры этой компании составляют львиную долю мирового рынка.

Читать далее

— Не поздно ли?

— Лучше поздно, чем никогда. Сейчас ввиду разразившегося скандала и открывшихся уязвимостей в американских процессорах, российские окажутся как никогда кстати. С другой стороны, как я уже сказал, "железо" сегодня не так важно, как программное обеспечение. Конечно, для полноценного цифрового суверенитета страны нужны и сами аппараты, но тут совсем иной уровень инвестиций и без серьезной госпрограммы и казенных денег не обойтись. Нужно только внимательно следить за реализацией, а также расходами исполнителей — увы, известно немало случаев, когда из отечественного в продукте были только "наклейки" с логотипом.

К слову, на российском рынке уже есть неплохие разработки. Тот же процессор "Эльбрус" не подвержен нынешним уязвимостям — у него иная "архитектура". Но сегодня мы можем только мечтать, что было бы, если бы Россия развивала свою линейку "железа" с 1995 года. Те же "Эльбрусы" стали бы массовым продуктом, а не нишевым, как сейчас.

Впрочем, полной защищенностью сегодня не может похвастаться ни один процессор, у того же "Эльбруса" могут быть свои "дыры". Минобороны уже объявило, что вложится в усовершенствование "Эльбрусов", но результат будет не для массового пользователя: военные компьютеры хорошо справляются с узкими задачами (например, расчет полета баллистической ракеты, где по величине потока задач даже обходят Intel), но в офисных приложениях, тем более изначально разработанных под архитектуру Intel, они работают медленно, что для современного пользователя неприемлемо. Напрашивается вопрос: почему бы не доработать "Эльбрусы" и под так называемый офисный планктон? Но зачем? Та же Google считается одним из лидеров ИТ-отрасли, а собственного аппаратного производства не имеет — закупает компоненты, модули и детали у разных компаний и собирает из них "свои" решения. То есть значение "железа" не определяющее для ее бизнеса. Скажем так: сегодня не важно, в какой кастрюле — фирмы Tefal или в отечественном чугунке — ты варишь суп. Лишь бы повар был талантливый и продукты свежие.

Фото: Геннадий Гуляев, Коммерсантъ

— Но в том-то и дело, что большинство "кастрюль", как сейчас выяснилось, с "дырками" и такой "дуршлаг" не удержит "варева"...

— Не исключаю, что производители "железа" отчасти подстегивают нынешнюю шумиху, чтобы на них обратили внимание и инвестиции в эту отрасль выросли. Впрочем, это предположение. Но один такой случай в нашей общей практике уже был — так называемая проблема 2000 года. Она была раздутая, мягко говоря. Сегодня очевидно, что это был сговор между продавцами софта и "железа": от возникшей на рынке паники они серьезно увеличили объемы продаж и того, и другого. Да, уязвимости — не вымысел, они есть, но есть и решение проблемы. Нынешние уязвимости — не из тех, что перевернут мир. И по мере усложнения софта и "железа" риски возникновения таких уязвимостей будут возрастать. Пока ждем следующую, которая, как я думаю, продемонстрирует, что весь цифровой мир на деле довольно беззащитен. Цифровой мир таит блестящие перспективы и колоссальные угрозы.

— Как их избежать?

— Как минимум перевести ИТ-индустрию в тот же режим, в каком находятся все остальные отрасли: сделать так, чтобы производители софта и "железа" отвечали за продукт, который они создают. Когда я работал в IBM, меня поразила строка в стандартном контракте, говорящая об ограничении ответственности компании 100 тысячами долларов. Банальная ситуация: машины IBM ставились в некоем банке и, если в результате операций денежных переводов и расчетов "терялась" какая-то сумма, корпорация была ни при чем. Ведь всегда можно выпустить патч и исправить недочет. В офлайн-мире ответственность производителя наступает всегда: вспомните хотя бы массовые отзывы автомобилей, которые регулярно производят автоконцерны, как только обнаруживается новая проблема. Но в ИТ-отрасли это не работает! Думаю, проблема в изначальной монополизации отрасли: гиганты индустрии сплошь и рядом американские компании. Конечно, смена подхода не исключит вероятность появления новых уязвимостей, но увеличит шансы конечных пользователей снизить потери от применения новых технологий.

Под угрозой

Досье

Эксперты вывели список процессоров, уязвимых для Meltdown и Spectre


Meltdown и его аналоги (Variant и Variant 3a)


Все процессоры Intel линейки Core, Xeon, Celeron и Pentium на ядрах семейства Core

Все iOS-устройства, работающие на ARM-процессорах

Процессоры ARM на ядрах Cortex-A15, Cortex-2679656E3B7 и Cortex-A72 (на них работают смартфоны Samsung Exynos 5 и Exynos 7, Galaxy S5, Galaxy S6, Galaxy Note с 3-го по 7-й, Qualcomm Snapdragon 650, 652, 653, 808 и 810, Mediatek Helio X20).

Samsung Mongoose (серия процессоров Exynos 8, смартфоны Galaxy S7, Galaxy S8, Galaxy Note 8), Qualcomm Krait и Kryo 2xx, HiSilicon Kirin и пр. с большой вероятностью подвержены уязвимости, потому что в значительной степени похожи на своих ровесников из стандартной линейки.

Baikal-M (построен на ядре Cortex-2679656E3B7)

Spectre


Процессоры Intel подвержены все

Новые ядра ARM подвержены все (на Cortex-2679656E3B3 построены многие смартфоны среднего уровня, он известен как Snapdragon 625, Snapdragon 410, Mediatek MT6752 и т.п.)

Процессоры AMD, по заявлению компании, "практически не подвержены" атаке через гаджеты, официально называющейся Branch Target Injection или Indirect Branch Poisoning

Источник: https://geektimes.ru/post/297029/, https://geektimes.ru/post/297031/


Беседовала Светлана Сухова


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение