Коротко

Новости

Подробно

Из связи в князи

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 22

 Фото: СЕРГЕЙ ПОНОМАРЕВ 
  
       Михаила Бабича, назначенного 12 ноября новым премьером Чечни, можно назвать историческим человеком — в почти гоголевском смысле этого слова. Правда, происходившие с ним скандальные истории ничуть не помешали Бабичу, в отличие от Ноздрева, снискать авторитет весьма компетентного, а по мнению некоторых коллег, даже выдающегося управленца.
Офицер
       Михаил Бабич родился в мае 1969 года в Москве. В 1990 году закончил Рязанское высшее военное училище связи, но уже в 1995 году ушел из армии в звании капитана. О том, какие истории происходили с ним в этот период жизни, сам Бабич рассказывать не любит, поэтому приходится довольствоваться слухами и догадками. Например, его предшественник на посту чеченского премьера Станислав Ильясов сказал, что Бабич "хорошо знает республику, потому что служил в Грозном". Поскольку после прихода к власти дудаевцев и вплоть до начала первой чеченской войны российских военных в республике не было, получается, что Бабич либо служил там сразу после училища в 1990-1991 годах, либо участвовал в первой чеченской кампании, начавшейся в декабре 1994-го.
       Есть в военной биографии Бабича и еще одна загадка: многие коллеги упорно называют его бывшим десантником, хотя в училище связи таковых явно не готовят. Возможно, он служил связистом в подразделении ВДВ, чем объясняются и его знание этого рода войск, и широкие знакомства среди десантников (к примеру, в августе этого года в Иванове прошло шоу "Открытое небо", на которое по приглашению вице-губернатора Бабича приехали командующий ВДВ Геннадий Шпак и бывший министр обороны Павел Грачев). Как утверждают очевидцы, когда в начале осени по телевидению показывали сериал "Спецназ", Бабич непременно находил время на его просмотр и не раз восхищался тем, как профессионально и точно снят фильм. Его подчиненные даже шутили, что скоро будет издан приказ: "Всем в такое-то время смотреть телевизор. Утром отчитаться".
       
Бизнесмен
       На "гражданке" Бабич, как и многие бывшие офицеры, занялся бизнесом. И сделал на этом поприще стремительную карьеру — к 1999 году дослужился до вице-президента компании "Росмясомолторг". В конце 1999-го капитан Бабич курировал финансовые вопросы в предвыборном штабе генерала Бориса Громова, баллотировавшегося в губернаторы Подмосковья, а после победы последнего в феврале 2000 года стал первым вице-губернатором Московской области по экономике и финансам. Там-то с ним и приключилась первая громкая история.
       29 мая 2000 года следственный комитет МВД возбудил уголовное дело по факту хищения 5 млрд руб., полученных "Росмясомолторгом" от продажи американской гумпомощи. Бабич проходил по этому делу свидетелем. Вскоре выяснилось, что преступления не было: как установила Счетная палата, вся выручка от продажи поступила в бюджет в апреле 2000 года, а компания получила лишь 51 млн руб. законных комиссионных. Более того, в ходе этой сделки гумпомощь впервые в России продавалась коммерческим структурам на условиях стопроцентной предоплаты, причем настоял на этом условии именно Бабич. Тем не менее 6 марта 2001 года были арестованы вице-президент "Росмясомолторга" Дмитрий Илясов и два предпринимателя, один из которых был другом Бабича, а другой — мужем его сестры. Самому Бабичу, который тогда уже уволился из подмосковной администрации и работал вице-губернатором Ивановской области, предъявили обвинение и объявили его в розыск. В представительстве Ивановской области при правительстве РФ и в здании ивановской обладминистрации были проведены обыски.
       За своего подчиненного заступился ивановский губернатор Владимир Тихонов, пожаловавшийся на действия МВД президенту Путину. Генпрокуратура по поручению администрации президента отменила постановление о привлечении Бабича в качестве обвиняемого и позднее закрыла дело в связи с отсутствием доказательств вины обвиняемого. Сам Бабич заявил, что дело по "Росмясомолторгу" — следствие его конфликта с советником министра внутренних дел генералом Александром Орловым. По словам вице-губернатора, генерал пытался отстаивать интересы "водочной и земельной мафий, которым крышевала милиция".
       Впрочем, есть и еще одна версия, связанная с аппаратными интригами в российском правительстве. В феврале 2001 года в Белом доме был подготовлен проект постановления о назначении Михаила Бабича заместителем министра экономики. После того, как документ поступил в аппарат премьера, Бабичу предъявили обвинение. В итоге постановление так и не было подписано.
       Как бы то ни было, работу Бабича его подмосковные коллеги оценивали достаточно высоко. Особо отмечался тот факт, что всего за три месяца работы администрации удалось увеличить в шесть раз объем налоговых поступлений в областной бюджет. Поэтому в Иваново Михаил Бабич отправился с неплохими рекомендациями. И снова попал в не слишком приятную историю.
       
Вице-губернатор
       С ивановским губернатором Михаил Бабич познакомился еще в конце 90-х годов, когда был председателем совета директоров холдинга "Шуйские ситцы", одного из крупнейших ивановских текстильных предприятий. Назначая Бабича на пост первого вице-губернатора в марте 2001 года, Владимир Тихонов назвал его "боевым офицером с отличным экономическим мышлением". Поначалу новый вице-губернатор отстаивал интересы области на федеральном уровне — он был главой регионального представительства в Москве. У многих в Иванове тогда возникали сомнения, что Бабич, мыслящий в рыночных категориях, сработается с коммунистом Владимиром Тихоновым. Но оказалось, что при принятии конкретных экономических решений ивановский губернатор руководствуется не столько марксистско-ленинской теорией, сколько рыночной практикой. Тихонов ценил деятельность своего прeдставителя: "Благодаря Бабичу мы получили значительные федеральные трансферты".
       Постепенно влияние Бабича на главу области выросло, и его стали называть серым кардиналом. Те, кто симпатизировал вице-губернатору, говорили о его энергии, твердой хватке и пробивной силе, а недоброжелатели — о том, что он пользуется "телефонным правом", чересчур жестко ведет диалог с оппонентами и преследует личные интересы. В публичной порке Бабича особенно преуспел начальник областного УВД Геннадий Панин, который не раз напоминал о его "уголовном прошлом" и предупреждал, что "за красивой оберткой инвестирования может скрываться лоббирование коммерческих интересов".
       С лета 2001 года Михаил Бабич стал все глубже погружаться во внутренние дела области. Он курировал вопросы стратегического планирования, деятельность правоохранительных органов, алкогольную и лесную отрасли, а также занимался поисками источников пополнения бюджета дотационного региона. В то время в Иванове стала популярной поговорка "Где деньги, там и Бабич". Для начала вице-губернатор занялся формированием работоспособной команды, для чего, по выражению одного из местных депутатов, "пинал и толкал всех наших чиновников, чтобы они нормально работали". Затем ввел в практику работу в рамках межведомственных комиссий, к участию в которых активно привлекались силовые структуры. А заодно наладил связи с законодательным собранием области и, по данным "Власти", способствовал созданию там промышленно-экономической группы, которая стала противовесом фракции "Единая Россия", оппозиционной губернатору.
       Первым крупным и одновременно скандальным проектом Бабича в Иванове стала сделка с Петровским спирткомбинатом — одним из крупнейших в Европе спиртопроизводством с плановой мощностью 3,2 млн декалитров в год. К середине 2001 года ОАО "Петровский спирткомбинат" разорилось и в сентябре было лишено лицензии на производство спирта. Михаил Бабич за счет старых московских связей нашел потенциального инвестора — компанию "ОСТ-Алко", которая в декабре 2001 года приобрела у области 51% акций спиртзавода и выкупила у старого ОАО оборудование на сумму около 60 млн руб. Эти деньги поступили в бюджеты всех уровней в счет погашения долгов Петровского спирткомбината. Но по Иванову тут же поползли слухи о том, что Михаил Бабич получил за эту сделку $1 млн. Нагнетанию скандала поспособствовали и областные депутаты, обиженные тем, что с ними эту сделку не согласовали.
       Областное УВД провело расследование законности продажи акций и передало материалы в прокуратуру области, однако та не нашла оснований для возбуждения дела. Тем не менее генерал Панин упорно продолжал настаивать на противозаконности сделки и направил материалы расследования в Генпрокуратуру. Летом 2002 года начальник областного УВД заявил, что Генпрокуратура проводит собственную проверку по делу о спирткомбинате, но никаких официальных подтверждений того, что такая проверка действительно ведется, прессе представлено так и не было. Упорство генерала легко объяснимо его личной неприязнью к первым лицам губернаторской команды.
       Впрочем, мнение УВД никак не повлияло на положение Михаила Бабича, который по-прежнему пользовался безусловным доверием губернатора. За счет своих связей в столичных деловых кругах вице-губернатор продолжал привлекать в область крупных инвесторов, среди которых, в частности, была компания "Разгуляй", которая приобрела мелькомбинат в Кинешме. Личной заслугой Бабича стало и начало восстановления Ивановского аэропорта, который Министерство транспорта России собиралось вычеркнуть из списка перспективных. Именно вице-губернатор сначала добился того, чтобы за аэропортом был сохранен международный статус, а затем смог убедить депутатов законодательного собрания области выделить деньги на его реконструкцию. В итоге минувшим летом комиссия Минтранса дала добро на возобновление полетов из Ивановского аэропорта.
       
Человек
       О работоспособности и энергии Михаила Бабича в Иванове ходили легенды. Разрываясь между провинцией и Москвой, он один умудрялся в считаные дни проворачивать дела, над которыми целые подразделения администрации бились месяцами. Из-за мощи, маневренности и устойчивости вице-губернатора в Иванове прозвали "БМВ" — обыгрывалось совпадение его инициалов (Бабич Михаил Викторович) и марки машины, на которой он ездил. При этом вице-губернатор оставался практически недоступным для журналистов, поскольку придерживался твердого мнения, что руководитель даже самого высокого ранга вовсе не должен общаться со СМИ и быть публичным политиком. Как разъяснял Бабич, журналисты никогда не смогут быть столь же квалифицированными, как чиновники, поэтому и на совещания в администрации их лучше не звать: вдруг поймут что-то не так, а потом объясняй, что ты вовсе не это имел в виду. В эту ситуацию даже вынужден был вмешаться губернатор, который очень настойчиво просил своего заместителя хотя бы иногда встречаться с представителями государственных СМИ.
       Однажды я получила редкую возможность познакомиться с режимом работы вице-губернатора. Сославшись на то, что у него "совершенно нет времени разговаривать с журналистами", Бабич предложил приехать для интервью к нему домой в 7.30 утра. Разговор происходил за завтраком, но потом чиновник сообщил, что ему пора собираться на работу, и предложил продолжить беседу в процессе глажки брюк, которым заместитель губернатора занимался лично.
       — А почему вы не доверите это кому-то другому? — изумилась я.
       — Понимаете, у меня собственная методика, чтобы все было как надо,— хитро улыбаясь и пропаривая брючину, признался вице-губернатор.— Так еще только моя жена умеет.
ОКСАНА БОЛЕЦКАЯ, Иваново

Комментарии
Профиль пользователя