Коротко

Новости

Подробно

Фото: Владислав Содель / Коммерсантъ   |  купить фото

«Следующий этап обмена будет еще сложнее»

Виктор Медведчук в интервью «Ъ FM» — о возвращении пленных

от

Украина и самопровозглашенные республики Донбасса обменялись пленными. Это был крупнейший с начала конфликта на юго-востоке Украины обмен. О возможности обмена заговорили еще в середине прошлого месяца. Тогда лидер общественного движения «Украинский выбор — право народа» Виктор Медведчук попросил Владимира Путина оказать содействие в этом вопросе, тот идею поддержал. Сам Медведчук в интервью «Коммерсантъ FM» заявил о необходимости второго этапа передачи пленных.


— Как происходил обмен пленными?

— Обмен закончен между Донецком и Киевом, ранее на первом этапе был обмен между Киевом и Луганском. В результате формулы «306 на 74» украинская сторона получила 74 человека, а представители ДНР и ЛНР получили 237 человек — за исключением 40 человек, которые закончили отбытие срока наказания и были освобождены за период с 15 ноября, когда были согласованы списки и формула при моем обращении к президенту Российской Федерации господину Путину; еще 29 человек отказались от обмена за этот период времени. Обмен происходил на контрольно-пропускном пункте «Майорск» — это район Горловки — в «серой» зоне между линиями соприкосновения. Со стороны Украины участвовал руководитель центра СБУ по обменам и по поиску граждан Украины господин Качанов, первый вице-спикер парламента госпожа Геращенко и уполномоченный по правам человека Лутковская.

— Лично вы как оцениваете результат этого процесса? Как ситуация скажется на минских соглашениях и на развитии конфликта в Донбассе в целом?

— Это самый масштабный обмен с 2014 года. Естественно, оценка его является исключительно положительной. Во-первых, это сделано в разрезе пункта 6 минских соглашений, где записан принцип «всех на всех». Хотя мы длительное время дискутируем, что включает в себя этот принцип «всех на всех», и это естественно, потому что каждая сторона его понимает по-своему. Но, несмотря на это, обмены, которые имели место в 2014, 2015 и 2016 годах, к сожалению, затормозились фактически на 15 месяцев. Сегодня этот обмен возобновлен, и можно говорить, что это еще один из серьезных существенных этапов на пути реализации минских соглашений. Хотелось бы, чтобы реализация этого пункта по поводу освобождения «всех на всех» продолжилась, так как остаются люди, которых Украина ищет в Донецке и Луганске, и те, кого ищет Донецк и Луганск в Киеве.

— Когда следующий этап можно ждать?

— Сегодня сложно определить, когда он будет, потому что он будет еще даже сложнее, чем этот. Хотя и этот давался с потугами различного рода даже после договоренностей, которые были достигнуты 15 ноября, когда после моего обращения президент Российской Федерации обратился к лидерам непризнанных республик Захарченко и тогда в Луганске Плотницкому, и те согласились на обмен. Это было еще 15 ноября, а обмен произошел сегодня, 27 декабря. Люди отказываются от обмена, потому что последняя верификация по отказам была в мае, и летом, допустим, люди хотели обмена, а в декабре они уже к этому относятся отрицательно, потому что кто-то изменил свое мнение, кто-то через несколько месяцев тоже отбудет свой срок и выйдет на свободу, и у него совершенно другие планы. Ситуация меняется, и приходилось дорабатывать в переговорном процессе эти позиции. На втором этапе Украина удерживает 74 человека, которых разыскивает Луганск и Донецк, они остались на территории Украины, в Донецке и Луганске осталось установленных 29 человек. Почему «установленных» — потому что Украина разыскивает 168 человек, установлено 103. Сегодня 74 были освобождены, вот 29 из 168 установлены, они остаются в условиях лишения свободы на территории непризнанных ЛНР и ДНР, которые должны быть, но будут ли — это вопрос, освобождены во время второго этапа. Когда мы об этом договоримся, говорить сложно, не хочу сейчас гадать. Но, по крайней мере, работа уже началась, чтобы приблизить второй этап.

— Процесс обмена вы обсуждали лично с господином Порошенко, какова его позиция по этому вопросу?

— Естественно, я обсуждаю этот вопрос с господином Порошенко, президентом Украины, потому что я действую по его поручению, и все вопросы, касающиеся условий обмена, конкретных лиц и другие формальности, которые возникают, я обсуждаю только с ним. И по всем этим вопросам решение принимает президент Украины. Это процесс постоянный. Я находился в Москве, когда шел заключительный этап согласования, он был очень сложным, если не самым сложным, потому что несколько лиц Украина не могла выдать, и необходимо было замещение на других лиц, которых разыскивает Донецк и Луганск. И естественно, они против этого возражали по абсолютно объективным причинам. И надо было все это привести к общему знаменателю, это очень сложный процесс. Но он удачно завершился 25 декабря, в Москве на территории Свято-Даниловского монастыря в присутствии и при непосредственном участии его святейшества патриарха Кирилла.

— Правильно я понимаю, что инициатива идет со стороны Киева?

— Безусловно, это была наша инициатива. И я эту инициативу реализовывал через президента Российской Федерации, к которому обратился за помощью.

— В каком состоянии находятся люди, которые сегодня перешли в обе стороны границу? Некоторые из них больше 1000 дней находились в этой сложной ситуации.

— Да есть те, кто был более трех лет в условиях лишения свободы. По тем данным, которые есть у меня, состояние здоровья фактически всех удовлетворительное. Несмотря на это, там дежурит скорая помощь как с одной, так и с другой стороны, но нет таких случаев, которые могли свидетельствовать о том, что эти лица не могут сами передвигаться или находятся в каком-то тяжелом физическом состоянии. Такой информации у меня нет.

— А как обстоит дело с вопрос о введении миротворческой миссии в Донбасс?

— Общеизвестно, что у господина Путина и у господина Порошенко разные точки зрения в отношении миротворцев. Вопрос с миротворцами инициировала украинская сторона. В первую очередь, она инициировала, например, сначала вооруженную миссию ОБСЕ в Донбассе, потом она инициировала полноправную миротворческую миссию в Донбассе. Но предложение по миротворцам было сделано Российской Федерацией, проект резолюции в Совете безопасности ООН подавала Россия, где предложила механизм использования миротворцев для обеспечения безопасности миссии ОБСЕ. Но это не поддерживается Украиной, хотя миротворческая миссия сегодня является лозунгом Украины для достижения определенных целей. Но вот здесь консенсуса как раз и нет, нет понимания того, какая миротворческая миссия нужна. У России одно предложение, у Украины — совершенно другое. Киев ждет других миротворцев, не тех, которые будут обеспечивать безопасность ОБСЕ, а тех, которые будут полнокровно выполнять свои функции в классическом стиле, если можно так выразиться. Поэтому будет ли достигнута точка согласования — это вопрос. Но я думаю, что здесь будет очень важной позиция Запада — позиция нормандской четверки, позиция Брюсселя, Берлина, Парижа, Вашингтона, которые склоняются к необходимости миротворческой миссии, даже в том виде, который критически воспринимается Украиной, но положительно воспринимается Россией. Если Россия предлагает такой вариант, на мой взгляд, надо на него соглашаться, потому что в любом случае миротворцы в Донбассе — это обеспечение стабильного режима прекращения огня, это обеспечение реализации принципов безопасности на этой территории. Поэтому мне кажется, что Украина должна на это согласиться, но пока такого согласия нет. Под влиянием Запада, может, это случится быстрее.

Беседовал Никита Павлюк-Павлюченко


Комментарии
Профиль пользователя