Коротко


Подробно

Фото: Михаил Солунин / Коммерсантъ   |  купить фото

«Электроэнергетика это непростой бизнес»

Интервью

ПАО «ТНС энерго Нижний Новгород» как гарантирующий поставщик электроэнергии в регионе занимает более половины нижегородского энергорынка. О его нынешнем состоянии, платежной дисциплине предприятий и новых методах работы с населением рассказывает управляющий директор компании Олег ШАВИН.


Беседовал Роман Кряжев


— Олег Борисович, считается, что Нижегородская область — энергодефицитный регион и своей электроэнергии у нас не хватает. Так ли это?

— Исторически дефицит электроэнергии сложился в советский период, во время бурного развития промышленности. Как изве­стно, рынок считается дефицитным, когда порядка 30–40% покупается по перетокам, за пределами региона. На сегодняшний день, с точки зрения регламентов, Нижегородская область энергодефицитна. Но если отталкиваться от темпов развития региона, то реального дефицита электроэнергии нет. Крупные промышленные предприятия серьезно занимаются внедрением технологий энергосбережения, а с 2012 года, когда было принято решение об уходе с так называемой «последней мили», многие заводы перешли на сети Федеральной сетевой компания (ФСК, ныне «Россети»). Они напрямую заключили договоры с сетями, получив неплохие преференции по цене.

— Тем не менее многие промышленники считают цены за электроэнергию в нижегородском регионе высокими…

— Дело в том, что тариф на электроэнергию для населения у нас регулируемый, он ежегодно повышается на процент инфляции. Разница между регулируемой ценой и нерегулируемой рыночной ложится в основном на плечи предприятий малого и среднего бизнеса, именно он доплачивает за население. Это так называемое перекрестное субсидирование серьезно тормозит развитие региональной экономики. Только в Нижегородской области объем перекрестного субсидирования составляет более 5 млрд руб. Это очень серьезная нагрузка на бизнес, для избавления от которой регионам необходимы компенсации из федерального бюджета.

— Как вы относитесь к тому, что крупные предприятия ради экономии стараются построить собственные сети? Помните, была история с бумкомбинатом «Волга», который строил свою линию электропередачи, купив электростанцию…

— Эта тенденция приводит к очень странным решениям с точки зрения энергетиков. «Волга» купила старейшую генерацию НиГРЭС им. Винтера, обещав ее реконструировать, увеличить отпуск электроэнергии. Понятно, что к бумкомбинату как градообразующему предприятию, занимающемуся водоснабжением и канализацией Балахны, особо трепетное отношение со стороны правительства. Но что мы видим сегодня? НиГРЭС работает практически как котельная, на малую толику своей мощности, а большинство помещений напоминают декорации к фильму «Сталкер». Ушли от сетей, но в итоге получили ресурс, который используется нерационально. Зачем, спрашивается, покупали электростанцию? Я считаю, что каждый должен заниматься своим делом, а электроэнергетика — это непростой и специфический бизнес.

— По данным системного оператора Единой энергетической системы, энергопотребление в России растет. Участники рынка в Нижегородской области это замечают?

— По моим наблюдениям, объемы энергопотребления заметно растут только в Москве и Московской области, где высоки темпы строительства, в том числе жилищного. В Нижегородской области энергопотребление снижается — примерно на 2% в год. Несмотря на то, что у нас строительный рынок вроде бы начал расти, сопоставимого роста энергопотребления не ощущается. Полагаю, это говорит о том, что значительная часть нового жилья приобретается в инвестиционных целях. Если говорить об основных направлениях развития общества, я вижу серьезные негативные тенденции: в частности, убыль населения — известно, что у нас смертность превышает рождаемость. Глубинка вымирает, инфраструктура там деградирует, в том числе энергетическая. Не хватает рабочих мест, нормального жилья, а ведь это все взаимосвязано. К примеру, приехали в регион инвесторы, которые хотят строить малый каботажный флот — нужное дело для развития грузоперевозок по Волге. Начинаем искать подходящие места: некоторые предприятия закрылись, другие еще живы, но уже не могут ничего производить. В поселке, где раньше работал судоремонтный завод, осталось полторы тысячи человек, из них специалистов — 20–30, а инвестору необходимо пятьсот сотрудников. И жилья нормального нет, и никто в этот поселок не поедет.

— В конце года у энергетиков традиционно возникают разногласия с администрацией города по поводу долгов предприятий электротранспорта. Почему повторяется ситуация с предупреждениями о возможных ограничениях электроэнергии муниципальным предприятиям?

— Когда мы с предыдущим губернатором Нижегородской области (Валерием Шанцевым — «Э») разговаривали о копящейся задолженности городских предприятий, он всегда удивлялся: «Как же так, это же должны быть защищенные статьи расходов!». На мой взгляд, руководители городской администрации должны четко понимать, что энергоснабжение Нижнего Новгорода и его ключевых предприятий — это стратегический вопрос. Нужно правильно расставлять приоритеты и грамотно планировать бюджетные расходы. Если в начале года власть видит дефицит бюджетных средств, давайте заранее встречаться и обсуждать проблемы, которые могут возникнуть, искать варианты их решений. Можно составить график платежей, который всех устроит, прокредитоваться: мы тоже в этом городе живем и все понимаем. Однако никто с нами проблему не обсуждает, а в конце года, когда этот дефицит «внезапно» выплывает на поверхность и мы вынуждены принимать жесткие меры, начинаются громкие заявления со стороны властей: «Это все политика!». Нет здесь никакой политики, я вижу лишь неумение работать и грамотно планировать расходы. У подавляющего большинства муниципальных предприятий нет даже подписанных режимов аварийной брони, о чем еще говорить? Почему-то, имея задолженность за поставку электроэнергии муниципальным транспортным предприятиям, городские власти считали, что могут диктовать условия. Сначала нам предложили такой график погашения, при котором долги вырастали еще на 200 млн руб., естественно, он нас не устроил. В процессе сложных переговоров мы договорились о реструктуризации долга, но я считаю, что отношение чиновников к оплате энергоресурсов должно поменяться, иначе это признак некомпетентности.

— «ТНС энерго НН» не раз высказывало претензии в адрес домоуправляющих компаний Нижнего Новгорода по поводу роста долгов за электроэнергию и содержание общего имущества. В чем суть проблемы, с вашей точки зрения?

— У нас сегодня в целом долги управляющих компаний составляют 728,51 млн рублей, долги ТСЖ и ЖСК — еще 145,12 млн рублей. Эти задолженности в основном формируются именно управленцами-жилищниками, не всегда добросовестными.

Долги некоторых управляющих компаний в Нижнем Новгороде исчисляются десятками миллионов рублей: ОАО «Домоуправляющая компания Канавинского района» — 52,3 млн руб.; ОАО «ДК Советского района» — 52,8 млн руб.; ОАО «ДК Московского района» — 45,4 млн руб.; ОАО «ДК Нижегородского района» — 43 млн руб.; МП Нижнего Новгорода «Город­ская управляющая компания» — 29,4 млн руб.; ОАО «Домоуправляющая компания Ленинского района» — 27,4 млн руб.; ОАО «Домоуправляющая компания Приокского района» — 15,3 млн руб.

Сейчас ДУКи начинают платить по вступившим в силу судебным решениям. При этом суды, как правило, занимают продолжительный период времени. Поскольку обслуживание любого долга стоит недешево, а компании приходится перекредитовываться, мы применяем пени за просрочку платежа и проводим активную претензионно-исковую работу в отношении злостных неплательщиков. Также мы взаимодействуем со службой судебных приставов, с администрациями муниципальных образований, органами ГЖИ и прокуратурой Нижегородской области, с правоохранительными органами. Мы ежемесячно публикуем рейтинг должников на официальном сайте компании. Мы за то, чтобы люди знали и понимали, за что они платят, чтобы повысилась прозрачность работы управляющих компаний и на рынке ЖКХ не было недобросовестных компаний.

— Судя по всему, взыскание задолженностей составляет немалую часть вашей работы…

— К сожалению, умение собирать долги стало очень востребованным навыком в энергосбытовой сфере. У нас достаточно большая просроченная задолженность — около 2 млрд руб. при общем обороте в 40,8 млрд руб. ­Текущая «дебиторка» составляет порядка 10 млрд руб. Чтобы ее собрать, гарантирующий поставщик должен подать исковое заявление в суд, а для этого необходимо, чтобы прошло три периода неплатежа. Некоторые предприятия стали использовать такую тактику: два периода они за электроэнергию не платят, а на третий погашают долг, фактически получая на два месяца беспроцентный кредит.

По бизнес-клиентам только за 10 месяцев 2017 года мы направили почти 2 тысячи исковых заявлений на сумму 2,6 млрд руб., в том числе на взыскание пеней на сумму 128 млн руб., а также подано 28 заявлений о признании должника несостоятельным или банкротом, о включении в реестр 10 заявлений. К должникам — част­ным клиентам подано 7,6 тыс. исков на сумму 208 млн руб., в том числе пени 9,8 млн руб., 61 заявление о включении в реестр требований кредиторов должников —физических лиц.

Что касается населения, мы стараемся разбираться в каждом конкретном случае длительных неплатежей, понимая, что иногда людям нужно предоставить возможность рассрочки — не все могут платить вовремя. Причины разные: кто-то надолго уехал в командировку или отпуск, кто-то просто не разобрался в платежках или попал в трудную жизненную ситуацию. Мы вникаем, стараемся подсказывать потребителям, как им лучше поступить. У нас появились мобильные офисы, которые выезжают в отдаленные районы области, где зачастую не везде есть связь. Специально купили восемь оборудованных автомобилей. Людям в деревнях очень удобно: подошли, заплатили, получили консультацию. Также начали оснащать платежные терминалы, принимающие оплату по банковской карте. Но главное направление мы видим в развитии электронных платежей и передачи показаний через интернет.

— Экономическое поведение нижегородцев, на ваш взгляд, изменилось?

— Безусловно. Наши клиенты начали считать, активно вникать в расчеты своих платежей за электроэнергию, в методику начислений. Такого объема обращений, который мы получили в 2017 году, в истории компании не было никогда. Теперь на сайт компании заходит почти 2 млн человек — уникальных пользователей. Электронных квитанций пока немного, мы только начали развивать это направление, но в 2017 году востребованность услуги возросла вдвое. Теперь электронный счет получают на почту более 111 тыс. клиентов компании. Через сайт компании передано в 2017 году 6,2 млн показаний, это очень хороший показатель. Мы организовали семинары для людей старшего поколения, обучаем их пользоваться сайтом. Люди старшего поколения с удоволь­ствием приходят — видно, что им интересно разбираться в электронных сервисах. В целом жители становятся грамотнее, объем запрашиваемой информации растет. Я считаю, что это позитивный процесс, он стимулирует компанию разрабатывать максимально удобные и понятные алгоритмы взаимодействия с клиентами.


ПАО «ТНС энерго Нижний Новгород»


Входит в структуру ПАО ГК «ТНС энерго». Зарегистрировано в апреле 2005 года. Уставный капитал, по данным Kartoteka.ru 59 млн руб. Является гарантирующим поставщиком на территории Нижегородской области. ­Контролирует 56,4% рынка сбыта электроэнергии в регионе, обслуживает по договорам более 34,9 тыс. юридических лиц и более 1,22 млн физических лиц. Более 4,4 тыс. договоров заключены с потребителями, которые финансируются из бюджетов различных уровней. В состав компании входят восемь отделений: ­Арзамасское, Балахнинское, Выксунское, Кстовское, Семеновское, Сергачское, Шахунское и Город­ское, которое обслуживает потребителей Нижнего Новгорода, Бора, Дзержинска и Володарского района. По ­итогам 2016 года выручка составила 38,8 млрд руб., чистая прибыль 387 млн руб.

"Энергетика". Приложение от 22.12.2017, стр. 10
Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение