Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ

«Плохо проведенная интеграция может разрушить бизнес»

Глава ВТБ 24 Михаил Задорнов о слиянии банка с ВТБ и проблемах «ФК Открытие»

Вместе с 2017 годом в прошлое уходит ВТБ 24 — банк, который был ключевым в рознице на протяжении многих лет. Его ведущие менеджеры составят костяк управленческой команды финансовой группы «Открытие», которая санируется новым фондом ЦБ. Реально ли восстановить и потом продать бизнес «Открытия», на чем на самом деле погорел «Росгосстрах» и стоила ли свеч игра в интеграцию банков группы ВТБ, “Ъ” рассказал президент ВТБ 24 и будущий глава «Открытия» Михаил Задорнов.


— ВТБ 24 — фактически ваше детище, которое теперь уходит в историю. Решение о присоединении было рациональным?

— Решение приняли акционеры год назад. Какой смысл его сейчас обсуждать? Никакой рефлексии нет, нет в голове такого вопроса: правильным ли было это решение. Все зависит от того, как эта идея будет воплощена. Удастся ли выстроить общую корпоративную культуру, снизятся ли издержки либо, напротив, они увеличатся в силу того, что проект будет плохо управляться. Хорошо сделанная интеграция — плюс для акционеров и стоимости капитала. Плохо проведенная интеграция может разрушить бизнес. Если дело пойдет не так, потери понесут и клиенты, и сам банк.

Были очень удачные интеграции банков, были крайне неудачные, которые закончились гибелью. Например, ABN Amro вместе с Royal Bank of Scotland (в 2007 году Royal Bank of Scotland вошел в консорциум вместе с бельгийским Fortis и испанским Santander, купившим ABN Amro.— “Ъ”). Купили, выиграли конкуренцию у Barclays, попытались объединиться — и все, на конкурентном рынке нет Royal Bank of Scotland, нет ABN Amro.

— С какими сложными моментами вы столкнулись в процессе подготовки к объединению банков?

— Ключевое — как будет работать команда объединенного банка, насколько в головах сотрудников срастется вот эта живая ткань: бизнес, человеческие отношения между собой и с клиентами. Корпоративная культура у ВТБ и ВТБ 24 разная, у каждой организации свой генезис. Безусловно, надо интегрировать операционные процессы, сделать единый баланс, клиенты должны привыкнуть к обновленному банку: будет новый сайт, для кого-то изменятся расчетные реквизиты. Но с точки зрения технологического объединения у группы ВТБ колоссальный опыт. За последние десять лет она прошла огромное число слияний, поглощений, перевода бизнеса из одного банка в другой, продажи проблемных кредитов. Поэтому, я уверен, серьезных сбоев не будет.

— Вы скоро приступите к новой работе — председателя правления банка «ФК Открытие», все-таки были какие-то варианты, допустим, остаться в группе ВТБ?

— Были всякие варианты: и остаться в группе, и помимо «Открытия» были другие идеи и предложения.

— Какие?

— Дело прошлое, что сейчас об этом говорить.

— Почему вам показалось интересным именно предложение возглавить «Открытие»? Оно, мягко говоря, необычное.

— Этим оно и интересно. Это огромный проект с точки зрения масштаба бизнеса не только самого банка, но и «Открытия» как холдинговой структуры, включая страховой бизнес, негосударственные пенсионные фонды (НПФ.— “Ъ”). Напомню, во всех российских НПФ — примерно 2,2 трлн руб. частных пенсий. На три фонда группы «Открытие» приходится 600 млрд руб., соответственно это 27% от общего объема всех средств НПФ, то есть колоссальные пассивы и большая ответственность. В периметре группы «Открытие» также есть целый ряд новых для финансовой сферы структур: это «Точка» (высокотехнологичный сервис для предпринимателей.— “Ъ”), это Рокетбанк (высокотехнологичный сервис для частных лиц.— “Ъ”). То есть уже сейчас, на старте, «Открытие» — не просто банк, а холдинг со всем спектром финансовых услуг для населения, для корпоративных клиентов, с одним из лучших на рынке инвестбанков, а также с одной из старейших брокерских компаний на рынке — «Открытие-брокер», которая входит в тройку лидеров на Московской бирже. Плюс «Открытие» — первый опыт санации через Фонд консолидации банковского сектора ЦБ (ФКБС.— “Ъ”).

— Санация «Открытия» под управлением УК ФКБС разворачивается одновременно с оздоровлением Бинбанка и Промсвязьбанка. В ЦБ не раз заявляли о возможности объединения «Открытия» с Бинбанком. Логично предположить, что и с Промсвязьбанком?

— Этот вариант обсуждается, но он не единственный.

— Какие еще есть варианты?

— Давайте подождем первых итогов работы временных администраций в Бинбанке и Промсвязьбанке.

— У ЦБ нет практики по управлению действующими банками, их развитию. Я правильно понимаю, что бизнес-решения в банке за вами?

— Безусловно, с точки зрения разработки и воплощения бизнес-стратегии «Открытия», да. Но саму стратегию будет утверждать ЦБ как акционер. Точнее — совет директоров «Открытия», куда войдут не только руководители ЦБ, но и представители правительства, независимые директора.

— В «Открытие» вы пригласили много сотрудников из ВТБ 24 — специалистов по рознице и малому бизнесу. Откуда вы пригласите специалистов по другим направлениям?

— Мы внимательно ищем таких специалистов на рынке и считаем, что у «Открытия» есть потенциал для привлечения лучших кадров на рынке.

— Каким образом? Вряд ли можно привлечь сотрудников хорошими условиями: банк проблемный, тех же бонусов какое-то время точно не будет.

— Какое-то время не будет, да, это вопрос срока выхода на прибыль. Стараемся заинтересовать перспективой.

— Вы планируете развивать «Открытие» как классический банк? Или как, например, Сбербанк или Внешэкономбанк будете перенимать новые модные практики, модели, скажем, внедрять интеллектуальные системы управления, технологию Agile?

— Есть декларация, и есть реальный бизнес. Один из принципов работы команды ВТБ 24 в том, чтобы декларация и реальные результаты, реальный сервис несильно отличались друг от друга. Думаю, такая же практика сохранится у нас и в «Открытии». По мне, когда декларации и реальное качество обслуживания клиентов расходятся,— это плохо, это подрывает доверие к бренду, создает ненужную рассинхронизацию в головах у членов коллектива.

В «Открытии» пока нет бизнес-стратегии. При этом на сегодняшний день мы уже неплохо понимаем сильные стороны всей финансовой группы. ЦБ уже объявил о том, что приобретает дополнительный выпуск акций «Открытия» на сумму 456,2 млрд руб., так что проблема нехватки капитала в своей основе решена. Хотя, отмечу, что это не окончательное решение, оно не затрагивает банк «Траст» (был на санации у «Открытия», входит в периметр ФКБС.— “Ъ”). Докапитализация «Траста» пройдет в первом квартале 2018 года.

Также мы видим и слабые стороны, например, не понимаем до конца объем потенциально проблемных активов. Было бы преждевременно делать выводы, сколько удастся вернуть, с кем из бывших акционеров удастся договориться о более благоприятных для банка условиях погашения кредитов, которые были выданы несколько лет назад. Мы до конца не понимаем, какие активы придется возвращать на баланс, какие сделки, проведенные акционерами за последние полгода до введения временной администрации в «Открытие», придется разворачивать.

— Это ваша команда будет делать?

— Разумеется. Вместе с коллегами из ЦБ. До конца декабря у нас уже будут утверждены бизнес-планы на 2018 год по «Росгосстраху» и пенсионным фондам. Видимо, в первом квартале будет утвержден бизнес-план «Открытия», в январе — сформирована новая оргструктура. Также в первом же квартале мы определимся с проблемными активами. Проблемные и непрофильные активы, которые есть на балансе «Открытия», «Траста», пенсионных фондов и «Росгосстраха», мы соберем на отдельную структуру. Возможно, это будет вновь созданный фонд, возможно, «плохой банк», который можно сформировать на базе того же «Траста». Форма еще не выбрана.

— Вы заявляли, что польза от работы с «Открытием» будет не только для самого банка, но и для всего рынка. Какая?

— Во-первых, как уже сейчас видно, население и бизнес достаточно спокойно восприняли переход управления тремя крупными банками к ФКБС, к ЦБ. Во-вторых, приводя в порядок бизнес-модели, мы обязаны будем работать вместе с рынком над изменением правил игры, внедрением новых стандартов, новых технологий, новых методов регулирования на финансовых рынках. Хотя «Открытие», Бинбанк, Промсвязьбанк — крупнейшие неустойчивые банки, мы прекрасно понимаем, что еще какие-то проблемы в системе остаются. Успех санации по новому механизму будет способствовать оздоровлению всей банковской системы. Государство потратит существенно меньше денег. Вот, говорят, огосударствление. Но я бы не преувеличивал. До ввода временной администрации активы «Открытия», Бинбанка и Промсвязьбанка суммарно составляли около 5% всей банковской системы, средств населения было побольше — около 6%. Большая цифра, но не критическая.

— Тем не менее крупные банкиры — Андрей Костин, совладелец Альфа-банка Петр Авен — критикуют новую систему санации.

—- Они не могут не критиковать, потому что никто не хочет получить на рынке нового конкурента.

— Но банк «Открытие» и так был конкурентом Альфа-банка, одно время он был крупнейшим частным банком по размеру активов.

— Безусловно. Более того, Альфа-банк и «Открытие» конкурировали за санацию «Траста», поэтому было бы странно, если бы все были счастливы, что у них образуется конкурент с основным акционером в лице ЦБ.

— К тому же банкиры и эксперты говорят о неочевидности продажи санируемых ФКБС банков после окончания оздоровления. Каковы ваши оценки?

— А вот здесь я не согласен. Назову одну цифру. Мы сейчас в группе ВТБ утверждаем бизнес-план на следующий год. По итогам 2017 года отдача на капитал для ВТБ 24 в этом году составит 36%. Грубо говоря, это означает, что 100 млрд руб., которые группа ВТБ вкладывает в розничный бизнес, дают 36% отдачи за год. Эти 100 млрд окупаются за три года. Такую окупаемость на рынке надо поискать. Если нашей команде в «Открытии» удастся показать сопоставимый результат, не сомневаюсь, что найдутся и крупные, и небольшие инвесторы, которые захотят вложить свои деньги в столь доходный бизнес. В ВТБ 24 у нас была масса предложений выставить акции на продажу — от инвесторов и внутри страны, и от иностранных — просто группа на это никогда не шла.

— Есть вариант, что «Росгосстрах» и объединенные НПФ будут проданы и не войдут в итоге в группу «Открытие»?

— На данный момент — нет, и не думаю, что он появится. Именно для повышения капитализации, привлекательности актива надо рассматривать бизнес «Открытия» как комплексный: банковский, страховой и пенсионный. Приведу очевидный пример. У группы достаточно тесные отношения с ЛУКОЙЛом, банк «Открытие» оказывает ему большой комплекс услуг как корпоративному клиенту: расчетные, казначейские, по бизнес-планированию и другие. Одновременно один из фондов «Открытия» — НПФ «ЛУКОЙЛ-гарант», кстати говоря, у него почти 250 млрд руб. пенсионных накоплений — обеспечивает для ЛУКОЙЛа пенсионную программу. В структуру «Росгосстраха» входит компания «Капитал Страхование», которая оказывает страховые услуги ЛУКОЙЛу. Если вырвать любую из этих структур, то комплексность бизнеса для такого клиента, как ЛУКОЙЛ,— а это примерно 150 тыс. работников, ослабнет и понизит стоимость сервиса. Такие же примеры я могу привести по массе других клиентов. Это объясняет, почему постановка вопроса, мол, давайте, мы будем по частям продавать финансовые активы, по сути неправильная.

Я убежден, что сила бизнес-модели группы «Открытие» именно в том, что между банковским бизнесом, пенсионным и страховым существует колоссальная синергия. Мы будем тиражировать в «Открытии» удачные модели, которые у нас в ВТБ 24 были отработаны на миллионах клиентов, и избежим ошибок, которые делают сейчас многие коллеги.

— «Росгосстрах», можно сказать, погорел на ОСАГО. Что будет дальше, на ваш взгляд, с этим сегментом?

— Знаете, с одной стороны, «Росгосстрах» действительно погорел на ОСАГО, но могу сказать, что это некое общее мнение. Так удобно подавать ситуацию. По мне — «Росгосстрах» погорел именно на том, что, обладая уникальной позицией на рынке, ухитрился в лице его собственников и менеджмента абсолютно ничего не сделать за десять лет. Ни с точки зрения IT-платформы, технологий и управления сетью, которые находятся в ужасном состоянии, ни с точки зрения базовых принципов управляемости. В «Росгосстрахе» к тому же сверху донизу царило воровство. И после этого мы говорим, что компания погорела на ОСАГО?! Может быть, она просто погорела на том, что модель ее бизнеса никак не соответствует сегодняшнему дню и никогда не была направлена на то, чтобы приносить акционерам легальную прибыль?! По всей видимости, акционеры «Росгосстраха» предпочитали каким-то иным образом получать бенефит от владения компанией.

— Сейчас уже понятно, как будет выстроено руководство «Росгосстраха»?

— Сформирован новый совет директоров «Росгосстраха», мне поручено его возглавить. До конца года, как я уже сказал, будет утвержден бизнес-план на 2018 год. Компания будет докапитализирована, до конца декабря у нее будут полностью сформированы новое правление и топ-менеджмент.

Думаю, правда, что относительно быстро вернуть «Росгосстрах» на второе место по сборам, сделать его прибыльным без серьезных регуляторных изменений на рынке невозможно. Наверное, мы вместе с другими страховыми компаниями будем предлагать различные изменения. Зато НПФ по итогам инвестиционной кампании 2017 года покажут не отрицательные, а близкие к нулю результаты, притом что за девять месяцев был минус.

— С приходом в «Открытие» команды ВТБ 24 на рынке складывается мнение, что вы сделаете розницу драйвером развития группы. Это так?

— Нет, банк, безусловно, будет универсальным. При этом его модель, как я уже сказал, мы будем обсуждать, наверное, не менее чем квартал, притом модель не только банка, но и группы в целом.

— Вы говорили, что на санацию «Открытия» вам понадобится два-три года. Этот прогноз сохраняется?

— Я этого не говорил. На санацию нам потребуется, может быть, меньше года, а два-три года потребуются для того, чтобы построить прибыльную, работающую бизнес-модель.

— Тогда вы и предложите «Открытие» рынку?

— По поводу «предложить рынку» — это к акционеру. Решать будем не мы. Акционер, и мы уже не раз об этом говорили, заинтересован в том, чтобы его конфликт интересов долго не продолжался, в том, чтобы продать акции и вернуть часть средств. Никто никогда не говорил, что вернутся все вложенные средства, поскольку, к сожалению, часть капитала, который ЦБ вкладывает и в банк, и в страховую компанию, всего-навсего замещение дыр в их балансе. Эти средства не могут вернуться.

Задорнов Михаил Михайлович

Личное дело

Родился 4 мая 1963 года в Москве. Окончил общеэкономический факультет Московского института народного хозяйства им. Г. В. Плеханова (1984), аспирантуру Института экономики Академии наук СССР (1988). Кандидат экономических наук.

В 1989–1990 годах — младший научный сотрудник, научный сотрудник ИЭ АН СССР, эксперт планово-бюджетной комиссии Верховного совета СССР. В 1990 году вошел в состав Государственной комиссии по экономической реформе Совета министров РСФСР. Стал одним из учредителей центра экономических и политических исследований («ЭПИцентр») и партии «Яблоко». В 1993–1997 был депутатом Госдумы, возглавлял комитет по бюджету, налогам, банкам и финансам. В 1997–1999 годах — министр финансов РФ. Покинув правительство, стал советником президента Сбербанка Андрея Казьмина, но в декабре 1999 года был снова избран в Госдуму. До 2005 года был заместителем председателя комитета Госдумы по бюджету и налогам. С 2005 года по предложению главы ВТБ Андрея Костина возглавлял дочерний банк ВТБ 24 (бывший Гута-банк).

С 1 января 2018 года Михаил Задорнов вступает в должность председателя правления банка «ФК Открытие».

Банк ВТБ 24 и банк «ФК Открытие»

Company profile

Банк ВТБ 24 — один из крупнейших участников финансового рынка России. На данный момент проходит процесс объединения с банком ВТБ, он должен завершиться в начале января 2018 года. По данным «СПАРК-Интерфакс» на сентябрь 2017 года, ВТБ 24 занимал 4-е место в стране по общему объему активов — 3,454 трлн руб. Депозиты физлиц составляли 2,339 трлн руб. (2-е место). Объем кредитов физическим лицам — 1,778 трлн руб. (2-е место). Прибыль банка до выплаты налогов — 72,248 млрд руб. (4-е место). Банк имеет 1086 отделений в 75 регионах страны.

Банк «ФК Открытие», с августа 2017 года находящийся под контролем Центробанка РФ и проходящий процесс санации, ранее был крупнейшим частным банком страны. В 2007 году был сформирован путем слияния десяти банков разного масштаба. Общий объем вкладов физлиц на 1 сентября 2017 года составлял 388,505 млрд руб. (8-е место). Объем кредитов физлицам — 109,360 млрд руб. (18-е место). Сумма активов банка — 1,754 трлн руб. (8-е место). В начале декабря 2017 года ЦБ объявил, что направит на докапитализацию банка «ФК Открытие» 456,2 млрд руб.

Интервью взяла Юлия Полякова


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение