Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Действия подсудимого представляли исключительную опасность для населения»

В России впервые вынесли пожизненный приговор за торговлю героином

от

Московский областной суд вынес пожизненный приговор гражданину Таджикистана, обвинявшемуся в контрабанде нескольких сотен килограммов героина. Такое суровое наказание по делу о незаконном обороте наркотиков было вынесено впервые. Как рассказали собеседники “Ъ” в силовых структурах, на протяжении шести лет сотрудники нескольких силовых ведомств вели негласное «соревнование» в том, чей обвиняемый первым получит высшую меру наказания.


В России суд впервые назначил пожизненное лишение свободы для обвиняемого в незаконном обороте наркотиков. Первым осужденным к такому наказанию по ч. 4 ст. 229.1 (контрабанда наркотических средств в особо крупном размере) стал гражданин Таджикистана Шерали Табаров. Его дело рассматривалось Московским областным судом.

«Суд пришел к выводу, что действия подсудимого представляли исключительную опасность для населения России»,— подчеркнул в приговоре судья Владимир Зимин. Вместе с Шерали Табаровым по делу об организации преступного сообщества, контрабанде и распространении нескольких сотен килограммов героина проходили еще 14 граждан Таджикистана. Им вменялись преступления, совершенные с 2012 по 2015 год.

Как рассказал “Ъ” представитель прокуратуры Московской области Кирилл Никитин, выступавший гособвинителем на процессе Табарова, подсудимый обвинялся также в руководстве структурным подразделением преступного сообщества (ч. 1 ст. 210 УК РФ), незаконном пересечении границы (ст. 322 УК РФ) и хранении наркотиков с целью сбыта. По его словам, среди изъятых у обвиняемых партий героина были объемы по 88, 105, 115, 152 и 188 кг. Такие партии регулярно перевозились в фурах с фруктами из Средней Азии.

В 2003 году Инзеньский районный суд Ульяновской области уже приговорил Табарова к десяти годам лишения свободы за преступления, связанные с оборотом наркотиков. По запросу Таджикистана его экстрадировали на родину, где он позже был освобожден по амнистии. По версии следствия, после освобождения Табаров неоднократно приезжал в Россию по поддельному паспорту и стал лидером одного из структурных подразделений преступного сообщества Джурабека Боймуродова, которое занималось поставкой героина из Афганистана и Таджикистана в Россию.

«Понятно, что у многих из обвиняемых есть смягчающие обстоятельства: проблемы со здоровьем, наличие несовершеннолетних детей. Суд это все учитывает.

Но как бы громко это ни прозвучало, этот героин убивает наших сограждан. Чтоб за державу не было обидно, должно быть адекватное наказание»,— подчеркнул господин Никитин.



Для остальных подсудимых гособвинитель просил назначить наказание от шести до 25 лет в зависимости от вины каждого. По словам прокурора, суд учел его позицию, но большинству подсудимых назначил сроки лишения свободы чуть меньше, чем запрашивало обвинение.

Как признались “Ъ” собеседники в правоохранительных органах, с момента введения шесть лет назад в Уголовный кодекс наказания в виде пожизненного лишения свободы за преступления, связанные с оборотом наркотиков в особо крупных размеров среди следователей ФСБ, СКР, МВД и ФСКН существовало заочное «соревнование», победителем в котором должны были стать сотрудники ведомства, чей «подопечный» первым получит приговор в виде пожизненного лишения свободы. С упразднением ФСКН конкурентов стало меньше, однако нужного приговора никому добиться не удавалось.

«Для создания прецедента нужны были очень четко оформленные доказательства, подходящая личность обвиняемого, позиция гособвинения и судьи»,— объяснил “Ъ” один из полицейских. В итоге «победу» одержали сотрудники следственного департамента МВД.

По утверждению источника “Ъ”, Шерали Табаров и осужденные вместе с ним — только одно из подразделений «настоящего картеля», поставлявшего афганский героин через Среднюю Азию в Россию.

Как меняются каналы поставок запрещенных веществ

Наркоторговля — предмет интереса спецслужб и полиции, а борьба с ней — профессиональная обязанность данных ведомств. Однако, как показывает опыт разных стран, победить это зло пока не удается. Возможно, потому, что решение проблемы лежит в другой плоскости.

Читать далее

Максим Солопов


Комментарии
Профиль пользователя