Коротко


Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

Подвели и золото, и уран

По мнению Минэкономики, ноябрьский спад промпроизводства случаен

Ноябрьский спад промышленного производства ограничен несколькими отраслями, нефундаментален и во многом случаен, считают в Минэкономики. Опросы Института Гайдара в декабре также не предсказывают будущего промышленного спада. Впрочем, уже в начале 2018 года будет известна более точная картина происходящего — вероятность того, что происходящее отражает новый негативный тренд, пока сохраняется.


Минэкономики прокомментировало сводку Росстата за ноябрь — она зафиксировала рекордное падение темпов промпроизводства, на 3,6% год к году. В комментарии «Картина промышленности» ведомство Максима Орешкина признало расхождение ожиданий с итоговыми цифрами, заявив, что спад в промышленности «носит локальный характер» и ограничен несколькими видами деятельности, «динамика которых характеризуется высокой волатильностью». Приведенные Минэкономики оценки «медианного» темпа роста обработки, давшей существенный вклад в спад промпроизводства в ноябре 2017 года, демонстрируют рост показателя на 2,8%.

Согласно оценкам Минэкономики, на происходящее влияют несколько составляющих. Наиболее существенный спад (к предыдущему месяцу, очищенные от сезонности показатели) зафиксирован в группе металлургического комплекса — там снижение объема выпуска составило 5,5%, в измерении «год к году» — 16,7%. Спад в машиностроении к предыдущему месяцу — 5,1% (6,7% год к году). В целом обрабатывающие производства снизили выпуск в измерении «год к году» на 2,3%. Часть эффекта Минэкономики объясняет особенностями статистического учета в группе «производство прочих транспортных средств и оборудования», куда, например, входит выпуск самолетов и судов (эту часть можно считать статистическим выбросом). Еще часть обеспечило резкое снижение производства по группе «производство основных драгметаллов и прочих цветных металлов, производство ядерного топлива» (падение 19,5% год к году в октябре и 28,7% в ноябре) — объяснения этим событиям Минэкономики не дает, сообщая лишь, что они не носят «фундаментального характера». Наконец, случайным фактором обеспечен спад в производстве электроэнергии, газа и пара (минус 6,4% год к году): это следствие относительно теплой зимы 2017 года.

Отметим, ноябрьский спад в промышленности действительно во многом имеет статистическую природу — высокую базу: в ноябре 2016 года промышленность неожиданно показала выдающиеся результаты, что делает «пугающими» цифры спада ноября 2017 года. Гораздо более симптоматичен спад в химической отрасли к предыдущему месяцу (0,4%) и низкие (2,2% прироста год к году за 11 месяцев) темпы роста активно экспортирующего деревообрабатывающего комплекса. Снижение темпов роста выпуска в автопроме также очевидно — как и в предыдущих случаях, потолок восстановления, обеспеченный реальным спросом, может быть довольно близок.

Ни опережающие индикаторы, ни опросы, отметим, вообще не предполагали каких-либо проблем в промышленности в ноябре — в отличие от продолжения падения реальных располагаемых доходов и стагнации внутреннего спроса (см. материал на этой странице), как и депрессии, в том числе отражающейся на доходах населения, в среднем бизнесе и неформальном секторе. Индекс промышленного оптимизма Института экономической политики имени Гайдара за декабрь 2018 года показывает и по месяцу, и по году лучшие значения с 2011 года. Особо негативных ожиданий в декабре ноябрьские данные не вызвали: так, в ИЭП вообще полагают, что данные ноября могут вызвать не дискуссию о рецессии, а критику методик Росстата. Тем не менее в ближайшие месяцы экономическая статистика будет предметом настороженного внимания: проблемы ноября могут быть случайностью, но убедительные сценарии неглубокой рецессии в обработке существуют и в первом полугодии 2018 года вполне могут реализоваться.

Дмитрий Бутрин


Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение