Подробно

5

Красивый бизнес

«Кризис — это время возможностей»


За четверть века существования в России салонной культуры многое изменилось. Елена Темиргалиева, основатель и владелица салонов красоты «МильФей», рассказала «Коммерсантъ Стиль» о том, как начинала свой бизнес, о внутренних рисках, о привлечении к работе иностранных стилистов и том, что нас ожидает в мире красоты в ближайшем будущем.


— Как и почему вы решили заниматься салонным бизнесом?

— Когда-то в прошлой жизни мне казалось, что открыть салон — дело несложное. Действительно, что может быть проще для девушки—постоянной клиентки салонов красоты? Мне всегда нравились таинственный мир красоты, ухода за собой и общение с людьми. 25 лет назад еще мало кто хорошо понимал, что такое бизнес. Мне просто хотелось делать людей красивыми. Салон, который я открывала в конце 1990-х годов, был пробой пера. К открытию «МильФея» десять лет назад я подходила уже с определенным пониманием того, куда двигаться и что необходимо предложить клиентам и мастерам, чтобы построить успешный бизнес.

— Что изменилось за это время?

— 25 лет — большой срок. Экономика, технологии, бизнес-модели — все кардинально изменилось за это время. Теперь я точно знаю, что салон красоты — это серьезное предприятие, требующее от руководителя знаний, профессиональной подготовки, терпения и веры в себя. Рынок сильно изменился. Изменились требования у клиента. И индустрия красоты стала подстраиваться под новые клиентские стандарты. Мы пошли еще дальше: мы видим их потенциал и предлагаем им больше, чем они хотели получить здесь и сейчас. И в этом и есть секрет успеха «МильФея». Мы всегда на шаг впереди, потому что предлагаем что-то новое.

Лучшие международные технологии сегодня доступны. Появились крупные дистрибуторские компании, предлагающие не просто продукты для работы в салоне, но и сопутствующий сервис по обучению и повышению квалификации персонала. Российский потребитель всегда был интересен для зарубежных производителей, и сегодня мы имеем возможность оснастить свои салоны самыми передовыми мировыми технологиями. У нас появилась возможность профессионального роста, есть у кого учиться.

Кстати, важно отметить, что изменилась конкурентная среда. 20 лет назад для салонного бизнеса конкурентами были «домушники» — люди, оказывающие услуги на дому. Сейчас многие специалисты открывают так называемые кабинеты — цены там, как правило, намного ниже, чем у официальных заведений, а условия практически такие же.

— А есть какие-то специфические проблемы, свойственные только салонному бизнесу?

— Конечно. Например, одна из серьезных проблем для владельцев салона красоты — это отсутствие регулирующих законов во взаимоотношениях между работодателем и специалистом. Те, кто работает в моей области, хорошо понимают, о чем я говорю.

Владислав Доронин, Наоми Кэмпбел и Елена Темиргалиева на открытии салона, ноябрь 2010 года

Владислав Доронин, Наоми Кэмпбел и Елена Темиргалиева на открытии салона, ноябрь 2010 года

Для того что бы вырастить сильного специалиста, мы затрачиваем большое количество сил, времени и денег на обучение, повышение квалификации, рекламу и продвижение отдельно взятого человека. Но мы не можем закреплять эти отношения, и по истечении времени он, наработав за наш счет большую клиентскую базу, начинает ставить свои условия салону или уходит к конкурентам на более высокий процент. Того понять можно: он мечтает заполучить сразу большую базу новых клиентов, но позже начинает понимать, что работает исключительно на перебежчика. Так что можно сегодня говорить о диктатуре мастеров, и это не шутка.

— Как изменились клиенты салонов и изменились ли?

— Безусловно, ускорилось само время, и люди больше не хотят платить за проведенное количество часов в салоне. Стоимость обуславливается только качеством и результатом. Большой популярностью пользуются совместные процедуры, позволяющие экономить время. Сегодня редко кто приходит в салон исключительно расслабиться или пообщаться. Люди хотят получить результат. Еще важное наблюдение: люди стали считать деньги. Эту тенденцию я заметила еще лет семь назад. Небрежное отношение к ценам кануло в Лету. Сегодняшний даже самый состоятельный клиент начал считать деньги. Это новое явление, в 2008 году этого я не замечала. Это связано не только с тем, что денег стало меньше. Это более глубинные процессы изменения потребительского поведения. Что это значит для нас? Мы должны дать привычный им по качеству продукт по соответствующей их новым требованиям цене.

— И каким образом вы это делаете?

— Кризис всегда время возможностей. В салонном бизнесе именно благодаря кризису мы открыли для себя свою собственную нишу, в которой сейчас активно развиваемся.

Еще раз повторюсь: клиент стал другим и хочет тратить меньше. В том числе за салонную процедуру. Как можно снизить цену? За счет собственной прибыли? Спорный вопрос. Сверхприбылей в нашем бизнесе давно нет, а норма прибыли ниже определенного уровня — прямой путь к закрытию салона.

Единственное, с чем можно поиграть,— это материалы, на которых мастер ведет процедуру. И тут обнаружилась одна вещь: на российском рынке есть либо очень дорогие люксовые продукты, либо очень дешевые, но они не дают результата. Ниша была пустая. И здесь нам помог наш опыт собственного производства люксовой косметики в Швейцарии. Мы сложили три вещи — наработанные формулы, хорошее сырье и знание производственного цикла — и переместили производство в Россию. И получили тот самый продукт, который качеством не уступает люксовым, но при этом стал более гуманным по цене.

— Почему у вас только два салона, нет ли идеи создать сеть?

— Салоны красоты «МильФей» всегда соответствовали самым высоким стандартам качества и сервиса. Это требует большой личной вовлеченности, времени и участия. Это как художественное изделие: тираж ограничен. Но у меня в планах есть идея открытия третьего «МильФея», но об этом пока говорить рано.

— Почему закрываются салоны, основная причина, на ваш взгляд?

— Не выдерживают конкуренции. Есть объективные общеэкономические факторы — очень высокая аренда, например. Но в основном это неправильный менеджмент. Неправильный расчет заработной платы — прибыль исчезла. Ослабили контроль оборотных средств — пошли убытки. Неверное ценообразование — пошел отток клиентов. Все сводится к управлению.

— На что должен по идее идти клиент — на звездного мастера?

— На гарантию безопасности в первую очередь. На качество проведенной процедуры и ее эффект. Соотношение цены и результата. Репутацию заведения, ведь именно салон несет ответственность в случае непредвиденных обстоятельств.

— Как вы относитесь к привлечению иностранных мастеров к работе? Не секрет, что русские любят итальянских, французских колористов...

— Это стереотип. Я твердо убеждена, что в России достаточно талантливых специалистов, которые выполняют свою работу уж точно не хуже, а порой лучше зарубежных коллег. Не считаю правильным отнимать их клиентов.

— И какой ваш прогноз: что будет с рынком и с вами в следующие десять лет?

— Я думаю, что сейчас для нашего рынка переломный момент. Денег на нем становится меньше: начиная с 2015 года ежегодно его объем в денежном выражении снижается. Например, в 2016 году объем московского рынка — а именно московский рынок наиболее показателен с точки зрения тенденций — снизился на 7,6% относительно 2015 года. По этому году, думаю, показатели будут плюс-минус такие же. А когда денег становится меньше, бизнес становится изобретательнее. Как я уже говорила, появляются новые услуги, позволяющие предложить качественный результат за меньшие деньги. Расширяется рынок для российских производителей — именно они теперь конкурентоспособны по цене. Технологии сегодня распространяются по земному шару очень быстро, и то, что вчера придумали в режиме строжайшей секретности в Швейцарии или Лос-Анджелесе, завтра становится доступным линейному технологу. В таких условиях при правильном развитии научно-технической базы и правильной организации производства российские производители имеют большой потенциал развития. Кстати, я вижу стабильный интерес инвесторов к этому сегменту, в том числе к нашему производству.

— И почему ваши салоны называются как десерт? Есть ли в этом скрытый смысл?

— Мне нравится звучание этого слова: оно так ласкает слух. В переводе «мильфей» — это «миллион лепестков». В салонах «МильФей» мы предлагаем людям миллион разных способов превратиться в прекрасный, неувядающий цветок, быть здоровыми, красивыми и счастливыми.

Беседовала Ирина Кириенко


Комментировать

Наглядно

Приложения


Ъ-Travel #47,
от 14.11.2018

Стиль Украшения #46,
от 13.11.2018

Стиль Инициативы #43,
от 29.10.2018

Стиль Часы #42,
от 10.10.2018

Стиль Интерьеры #41,
от 09.10.2018

обсуждение